Будущее нефтяной провинции

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Будущее нефтяной провинции В преддверии нового политического сезона президент РФ традиционно встречается с политиками и губернаторами. О том, какие вопросы обсуждают главы регионов с президентом, как видится накануне принятия бюджета на 2005 год социально-экономическая ситуация в округе, каким образом будет меняться структура экономики самой известной российской нефтяной провинции, рассказывает губернатор Ханты-Мансийского автономного округа Александр ФИЛИПЕНКО

"- Александр Васильевич, 8 млрд. тонн нефти, добытых на территории Югры за последние сорок лет, похоже, навсегда закрепили за округом звание главной нефтяной провинции страны…

– Все расчеты специалистов показывают, что по крайней мере в ближайшие 25–30 лет округ останется главной энергетической базой страны. Половина российской нефти будет добываться по-прежнему на месторождениях Ханты-Мансийского автономного округа. Растущие новые нефтяные провинции в ближайшие годы не обеспечат всех потребностей страны в энергетических и финансовых ресурсах. Без нефтяных залежей Югры российская экономика не сможет стабильно развиваться. В этом убеждают и цифры. На встрече с президентом России я сказал, что в нынешнем году нефтяники округа планируют добыть 250 млн. тонн нефти, сохранив высокие темпы роста предыдущих лет. Это серьезные объемы. Тем не менее экономика, на 80% базирующаяся на сырьевой составляющей, слишком зависима от конъюнктуры на мировом рынке. Колебания цен на нефть не позволяют быть уверенными в стабильном развитии региона в будущем. Эта обратная сторона наших нефтяных успехов заставляет искать пути изменения структуры экономики. Я сейчас говорю о нашем округе, но ведь это касается в целом России. По сути, вся страна – большой Ханты-Мансийский округ, живущий в основном за счет доходов от сырьевых ресурсов. Сейчас российское правительство серьезно занято структурными преобразованиями экономики. Хотелось бы, чтобы кабинет министров, увлеченный этой работой, увидел в округе не только привычный всем нефтяной потенциал, но и ростки другой экономики. И об этом я говорил с президентом. В округе уже формируются условия, созданы серьезные заделы для эффективного развития перерабатывающих, обрабатывающих отраслей промышленности, высоких технологий. Это, к примеру, нефтегазохимия и глубокая лесопереработка. Мы имеем расчетную лесосеку в 25 млн. кубометров. Между прочим, высокотехнологичная продукция (производство различного вида материалов, например) по своим доходам сопоставима с нефтяными. Масштаб преобразований региональной экономики требует внимательного участия и поддержки со стороны федеральных властей. В ходе беседы с Владимиром Владимировичем я передал наши предложения и проекты на этот счет. Как мне известно, президент уже дал соответствующие поручения.
– Насколько известно, ряд предложений касается поддержки малого и среднего бизнеса в нефтяной отрасли.
– Во всем мире малый и средний бизнес – основа стабильности экономики. Не исключение и нефтяная промышленность. Мы и сегодня открываем довольно много месторождений. Но время Самотлоров осталось, видимо, в прошлом. Структура нынешних месторождений далека от желаемой. Нефтяникам приходится работать с трудноизвлекаемыми запасами, низкорентабельными, серьезно выработанными месторождениями. Здесь бы приложить усилия малому бизнесу, но нынешняя законодательная база, существующая практика не позволяют малым и средним предприятиям эффективно работать в нефтяной отрасли. Между тем им вполне по силам компенсировать выпадающие объемы добычи, используя современные технологии. К тому же их присутствие на рынке способствовало бы демонополизации отрасли и привлечению дополнительных инвестиций. Кроме того, я сказал президенту о необходимости ведения биржевой торговли энергоресурсами, создания национального института, котировок цен на нефть. Посмотрите, Россия – один из главных поставщиков нефти на мировой рынок, а рыночную стоимость «черного золота» узнаем на биржах Лондона, Нью-Йорка или Токио.
– И все же, как бы мы ни следили за ценой нефти на мировых рынках, важнее другое: как живется на Севере людям, зарабатывающим каждый 12-й рубль в российском бюджете.
– Замечу, что жители Югры составляют лишь один процент российского населения. Я думаю, за последние 10–15 лет для жителей округа понятие «большая земля» стало условным. Исчезло ощущение оторванности, удаленности от достижений цивилизации, культурных и образовательных центров. Все это есть в округе. Югра – территория, конечно же, северная. Но это тот Север, где можно и нужно жить постоянно. Об этом я и сказал президенту. Более того, продолжительность жизни у нас выше российской на целых шесть лет. А если еще углубимся в статистику, то узнаем, что в округе зафиксирована самая низкая детская и материнская смертность, а коэффициент естественного прироста населения поднялся до 7,7 % (при 5,5% по России). Средняя зарплата в округе 18–19 тыс. руб. Правда, у бюджетников она почти наполовину меньше. Сегодня в рейтинге педагогических вузов России Нижневартовский педагогический институт занимает первое место. И это при том, что еще 10 лет назад на нашей территории не было ни одного вуза. Но помимо достижений, о которых всегда приятно говорить, у нас существуют весьма острые проблемы. Разве можно смириться с тем, что в регионе, занимающем первое место по промышленному производству, 10% населения живут за чертой бедности? Или другая проблема: 90 тыс. жителей округа пока так и не смогли решить жилищную проблему.
– Обсуждалась ли на встрече с президентом ситуация, связанная с заключенным трехсторонним соглашением между Ханты-Мансийским, Ямало-Ненецким округами и Тюменской областью?
– Тема реализации законов, связанных с разграничением полномочий между уровнями власти, естественно, обсуждалась. В беседе с президентом я сказал, что в округе есть все условия для того, чтобы часть полномочий федеральных органов власти передать на региональный уровень, С министром Шойгу, главой МЧС, мы уже заключили соглашения на этот счет. Тушить пожары, бороться с паводком и другими природными бедствиями будем, координируя усилия. Уверен, что Югра смогла бы стать базовой площадкой для такого рода работы и в сфере здравоохранения, образования, природопользования, то есть там, где мы располагаем необходимыми потенциалом, опытом, инфраструктурой, силами и средствами. Сегодня ни одну более-менее серьезную проблему невозможно решить усилиями только региональной либо только федеральной власти. Необходима совместная работа. Президент, конечно же, поинтересовался, как складывается ситуация после подписания трехстороннего договора между Ханты-Мансийским, Ямало-Ненецким автономными округами и Тюменской областью. Несомненно, этот договор – следствие компромисса и в тоже время залог стабильности. Нам удалось главное: не снизить уровень жизни жителей Югры. Об этом я и сказал президенту."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации