Бурная деятельность TPG Capital

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Бурная деятельность TPG Capital

Сотни процентов прибыли, вывод активов, уход от налогов и силовые захваты

Оригинал этого материала
© ИА "Росбалт", origindate::13.10.2010, TPG Сapital — агрессор со своим почерком

Сергей Петров

Конфликт акционеров российской торговой сети «Лента», на первый взгляд, кажется вполне типичным. Драки возле офиса, захват кабинета директора, стрельба и битье стекол — все это можно было наблюдать регулярно в ходе передела собственности середины 1990-х годов, и чуть реже — в последнее десятилетие. Ситуация с «Лентой» не была бы особо примечательной, если бы не одно важное обстоятельство — собственниками компании по большей части являются уже не российские, а западные инвесторы. А инициатором применения силовых методов решения вопросов выступил крупный американский инвестиционный фонд TPG Capital. Так что же привело к открытому противостоянию — российская действительность так пагубно повлияла на западных инвесторов, или же сами они выступили на отечественном рынке со своими правилами игры?

Напомним, что акционеры «Ленты» разделились на два противоборствующих лагеря. С одной стороны — предприниматель Август Мейер, контролирующий через Svoboda Corp. 41% «Ленты», с другой — фонды TPG Capital и «ВТБ капитал», владеющие в соотношении 80/20 компанией Luna Inc. Ей, в свою очередь, принадлежат 35,4% акций «Ленты». В ходе широко освещенного в СМИ вооруженного конфликта Ян Дюннинг, представляющий интересы TPG Capital, занял кабинет генерального директора «Ленты», вытеснив оттуда Сергея Ющенко.

О сути самого конфликта в последний месяц был сказано уже много, однако без ответа остался один существенный вопрос: почему крупный западный инвестиционный фонд применил столь агрессивную тактику захвата предприятия? Проанализировав материалы иностранных СМИ за последние несколько лет, можно придти к выводу, что подобные методы фонд TPG Capital применяет далеко не в первый раз.

Судя по чрезвычайно малому количеству упоминаний в СМИ, TPG Capital является одной из самых закрытых инвестиционных компаний на мировом рынке. Это предположение подтверждает и официальный сайт фонда — на нем, кроме двух абзацев текста в разделе «О компании» и контактной информации, нет ровным счетом ничего. При этом, по самым скромным оценкам, фонд управляет активами во всем мире стоимостью несколько десятков миллиардов долларов.

Компания TPG Capital была основана в 1992 году бывшим адвокатом Дэвидом Бондерманом и финансистами Джеймсом Коултером и Уильямом Прайсом. Они же являются ее владельцами. Приоритетные направления деятельности — ритейл, энергетика, медиа, потребительский сектор, авиакомпании. Известность во всем мире фонд приобрел в 1990-х годах серий сделок по приобретению акций банкротящихся авиакомпаний. Фонд предлагал финансовую помощь предприятиям, находящимся в трудном положении, в обмен на крупные пакеты акций. Итогом этих сделок являлась прибыль, исчисляющаяся сотнями процентов. Например, вложив в 1993 году $66 млн в реанимацию авиакомпании Continental Airlines, фонд в итоге получил десятикратную прибыль. Аналогичные операции проводились и в последующие годы, в том числе и после трагедии 11 сентября, когда авиакомпании испытывали особые трудности. «После 11 сентября было слишком много паники, и все стало намного интересней», — цитирует Time слова Джеймса Коултера.

Благодаря этим операциям, фонд TPG Capital на западе завоевал репутацию врача-реаниматора, который спасает пациента, забирая у него в качестве оплаты своих услуг часть внутренних органов.

Методы работы TPG Capital неоднократно вызывали недовольство правительств стран, в которых фонд осуществлял свою деятельность. Судя по тем скандалам, которые получили огласку в иностранных СМИ, зачастую действия американских инвесторов шли в разрез с местным законодательством. Так, в 2005 году, как пишет газета «The Australian», TPG Capital продал за $1,25 млрд свой пакет акций южнокорейского банка Korea First Bank, получив колоссальную прибыль. Но благодаря использованию схемы с продажей через посредника, зарегистрированного на островах Лабуан, фонду удалось уклониться от уплаты налогов в местный бюджет. Корейские налоговые службы в итоге не получили ровным счетом ничего. Через несколько лет после этого та же схема была предпринята в Австралии с торговой сетью Myer — благодаря регистрации в оффшорной налоговой гавани бюджет страны остался ни с чем. Это спровоцировало затяжной конфликт фонда с австралийской таможенной службой, который, по некоторым данным, продолжается и по сей день.

Стоит отметить, что агрессивная политика TPG Capital далеко не всегда приносила желаемый результат. Многие проекты обернулись для фонда серьезными потерями. Неудачной, например, оказалась сделка по приобретению кондитерского подразделения компании Kraft Foods. Вложив $200 млн, фонд не получил практически ничего, так как продукция купленных кондитерских фабрик не выдержала конкуренции с товарами из Мексики. Неудачными, по мнению Time, оказались также попытки превратить компанию J. Crew, занимающуюся продажей одежды по каталогам, в серьезного игрока розничного рынка. Колоссальные потери фонд понес на инвестициях в ипотечного гиганта Washington Mutual. Как пишет британская газета The Times, фонд потерял $1,35 млрд на вложениях в эту компанию.

Впрочем, в свете конфликта вокруг «Ленты» особый интерес представляют не эти показатели, а одна сравнительно недавняя история, описанная в газете Financial Times. В 2007 году TPG Capital мобилизовал значительные средства для инвестиций в азиатские страны. Одним из объектов поглощения стала китайская компания Nissin Leasing. Завладев крупным пакетом акций компании, фонд в середине 2008 года вступил в конфликт с другими акционерами и действовавшим на тот момент руководством предприятия. Китайские менеджеры не разделяли планов инвесторов относительно их компании. Тогда TPG Capital решил отстранить руководство китайской компании.

На совете директоров Nissin Leasing, на котором не присутствовали представители китайской стороны, был избран новый директор компании. На следующий день он пришел в офис предприятия в сопровождении целой бригады охранников. Его целью было получение печати, необходимой для оформления документов. Однако сотрудники Nissin Leasing оказали сопротивление, так как сочли решение совета директоров нелегитимным. На место боевых действий вскоре прибыла полиция, которая помогла сломить сопротивление оборонявшихся китайских менеджеров. Команда нового директора заняла офис и выдворила из него старых сотрудников.

Эта история примечательна тем, что в мельчайших деталях напоминает ситуацию вокруг «Ленты», с той лишь оговоркой, что в Китае TPG Capital контролирует 60% акций компании, а в случае «Ленты» — лишь треть пакета. Тем не менее, во всем остальном истории сходятся. Выходит, что особенности российского национального рынка в конфликте вокруг «Ленты» ни при чем. Силовой захват является всего лишь одним из инструментов в богатом тактическом арсенале одного из крупнейших мировых инвестиционных фондов.