Бухгалтер не виноват?

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Бухгалтер не виноват?

"Андрей Вавилов дал "Ведомостям" первое интервью в качестве члена Совета Федерации от Пензенской области, еще находясь в офисе "Северной нефти", но уже написав в совет директоров компании заявление о сложении полномочий члена совета и его председателя. Вавилов считает, что в обвинениях в его адрес по делу о приватизации Усть-Илимского ЛПК, о которых в Совете Федерации сообщил лично генпрокурор Владимир Устинов, правоохранительные органы скоро разберутся, и не помнит о своем участии в этой истории. Андрею Вавилову не привыкать к активности стражей порядка в отношении собственной персоны. Та же Генпрокуратура в прошлом году уже прекратила в отношении Вавилова дело по взаимозачету в 1996 - 1997 гг. между Минобороны, "Газпромом" и "ЕЭС Украины". В ходе этой операции, по мнению следствия, бюджет потерял свыше $300 млн. За это в мае был осужден на три года бывший главный финансист Минобороны генерал Георгий Олейник, а Андрей Вавилов, бывший в период этой сделки первым замминистра финансов, выступил в суде свидетелем. Он считает, что его функция в деле о зачете была аналогична функции бухгалтера при выдаче командировочных, за расходование которых следует спросить с тех, кто их получил. Не утихает борьба Вавилова и с могущественным президентом "ЛУКОЙЛа" Вагитом Алекперовым за месторождение Вал Гамбурцева. Но и здесь Вавилов чувствует себя уверенно - по его мнению, все законные права на месторождения находятся в руках "Северной нефти".

- Андрей Петрович, почему вы приняли решение стать членом Совета Федерации?
- Я давно чувствовал, что у меня потенциал использован не на 100% , пока я занимался только бизнесом и наукой. Поступило предложение заняться общественной деятельностью, и я согласился.
- Это было предложение администрации Пензенской области или ваша личная инициатива?
- Эта инициатива была со стороны Законодательного собрания и администрации области.
- Вы раньше знали этот регион?
- Естественно.
- Чем вы планируете заниматься на этой должности?
- Вы имеете в виду, буду ли я лоббировать интересы области? Безусловно, я буду защищать ее интересы. Существует мнение, что работа в Совете Федерации - это только лоббизм, а его член - это человек, который прежде всего занимается сделками. Мне же кажется, что нормальная ситуация - это когда власть будет функционировать не по сделкам, не по договоренностям, а по написанным законам.
- В Совете Федерации вам неизбежно придется столкнуться с проблемой уменьшения налоговой базы в регионах. Как вы относитесь к перераспределению налоговых платежей в пользу центра, которое произошло в последние два года?
- Эта проблема лежит более глубоко, не просто в перераспределении налогов. Она заключается в правах и обязанностях властей и бюджетов разных уровней. Дело не в том, что больше налогов идет в центр, а меньше остается регионам, важно, чтобы при этом центр и регионы взяли на себя адекватные обязательства. Федеральные власти не в состоянии содержать канализацию, водопровод и прочее, за это отвечают субъекты Федерации и муниципальные образования. Поэтому местные власти должны иметь свою финансовую базу. На федеральном уровне существует логика, что если отдашь в регионы больше денег, то там все разворуют. Логика понятна, но ее точно так же можно применить и к чиновникам федерального центра. Но очевидно, что проблемы, связанные с тем же ремонтом разрушающихся домов, федеральные власти решать не будут. Поэтому если мы считаем, что эти проблемы должны быть решены, то регионам надо дать финансовые ресурсы. Тем более что казначейская система приходит и в местные органы власти, повышается финансово-бюджетная культура на местах, что позволит проконтролировать расходование денег.
- Вы не первый бизнесмен в Совете Федерации. Более того, уже после того, как Совет был сформирован по новому закону к весне этого года, переизбрали трех его членов, и двое из них - бывшие бизнесмены, вы и вице-президент "ЛУКОЙЛа" Ралиф Сафин. Почему регионы выбирают в свои представители в верхней палате бизнесменов? По финансовым соображениям?
- Если вы имеете в виду финансовые взаимоотношения, то я могу сразу сказать, что никакой торговли не было. Меня выбрали, как выбирают любого представителя, в надежде, что я могу что-то сделать.
- Вам не кажется, что роль обновленного Совета Федерации снизилась?
- Роль Совета Федерации определена Конституцией, и обсуждать здесь нечего. Другой вопрос, насколько согласованно он работает с другими органами власти, но, чтобы оценить это, необходим опыт.
- Вы все еще являетесь председателем совета директоров "Северной нефти". Планирует ли эта компания и дальше осваивать месторождение Вал Гамбурцева и как вы оцениваете текущую правовую ситуацию вокруг этого месторождения?
- Совет директоров "Северной нефти" в скором времени рассмотрит уже написанное мною заявление о сложении полномочий [председателя и члена совета директоров], но, насколько мне известно, менеджмент компании чувствует себя уверенно и намерен и дальше разрабатывать это месторождение. Этому ничто не препятствует. Лицензионные соглашения, которые подписаны с Министерством природных ресурсов, действуют в полном объеме. Многочисленные рассказы в вашей газете о том, что лицензия якобы аннулирована, - это неправда. Нет ни одного документа, где бы об этом говорилось. Лицензионное соглашение действует, действовало и будет действовать.
- А как вы оцениваете судебные споры вокруг Вала Гамбурцева?
- Средства массовой информации часто искажают ситуацию по заказу конкурентов "Северной нефти". Возьмите на себя труд и почитайте все решения судов, которые состоялись, а также решения других органов - например, прокуратуры. Все арбитражные суды рассмотрели целиком и полностью все вопросы процедуры проведения конкурса и законности выданных лицензий и признали полное отсутствие каких-либо нарушений законодательства. Первое решение Тимашевского районного суда Краснодарского края отменено Верховным судом России, что автоматически влечет отмену и второго решения этого суда. А все усилия, которые совершил министр природных ресурсов Виталий Артюхов для того, чтобы помешать нашей законной деятельности, могут стать поводом для привлечения его к административной и иной ответственности.
- Как вы относитесь к судебной реформе, одна из задач которой - запрет судам общей юрисдикции вмешиваться в дела хозяйствующих субъектов?
- Я отношусь к судебной реформе положительно. Следует прекратить передел собственности с помощью судебных решений. Надо наладить нормальный оборот капитала, пусть рынок капитала и определяет эти процессы. Бандитский способ захвата собственности при помощи разного рода судебных решений надо ликвидировать.
- Когда вы были замминистра финансов, вы тоже имели отношение к переделу финансовых потоков олигархическими банками, которые в то время активно боролись за статус уполномоченных. Можете ли вы сравнить атмосферу тех разборок с той, которая существует сейчас в сфере передела собственности?
- Я не совсем понимаю ваш вопрос. Те тендеры между банками, которые мы проводили, проходили на основе четких критериев, по которым мы решали, где можно хранить бюджетные деньги. Если же говорить шире, то, повторюсь, перераспределение собственности должно происходить на рынке капитала. Если же этим процессом кто-то хочет управлять при помощи служебного положения, то это превышение должностных полномочий и коррупция.
Сейчас уже существует категория бизнесменов, которые заработали свой капитал с нуля. Они по своему поведению серьезно отличаются от так называемых олигархов, которые до сих пор уверены, что государственная власть создана только для того, чтобы решать их проблемы. А эти проблемы должен решать рынок капитала.
Что же касается этих олигархов, то все они назначены из Кремля, и я прекрасно помню, как это происходило.
- И президента "ЛУКОЙЛа" Вагита Алекперова вы относите к таким же назначенным сверху олигархам?
- Да, именно так. Я помню, как в середине 1992 г. заместитель министра топлива и энергетики Александр Самусев (ныне - президент "Северной нефти". - "Ведомости") пришел ко мне как к заместителю министра финансов с проектом решения о создании нефтекомпании "ЛУКОЙЛ" и с согласованием назначения на пост главы этой компании Вагита Алекперова.
- Нуждаются ли нефтекомпании в дифференциации налогообложения в зависимости от своих размеров и эффективности месторождений?
- Сейчас фактически такая дифференциация уже сложилась - чем больше нефтекомпания, тем меньше она платит налогов. У небольших нефтекомпаний просто нет достаточно средств, чтобы раскладывать их в конверты для чиновников, и они вынуждены платить налоги в полном объеме. Что ж делать, надо всех, как говорит президент, равноудалять, и тогда вопрос решится.
- Какова ваша позиция по поводу недавно закончившегося суда по делу генерала Олейника?
- Есть решение суда, которое определило виновных.
- Адвокаты Олейника утверждают, что в отношении вас дело было закрыто Генпрокуратурой по тем же эпизодам, по которым генерал получил три года. ..
- У меня сложилось другое мнение. Ситуацию можно сравнить, например, с выдачей командировочных, которые были пропиты. Кто виноват - бухгалтер, который в соответствии с законом выдавал командировочные, или тот, кто их использовал не по назначению?
- Как вы оцениваете основные мероприятия последних лет в сфере управления внешним долгом, как-то: реструктуризация долга Лондонскому клубу, достижение договоренности о выплате долгов бывшей ГДР?
- Это правильные шаги. Что же касается долга ГДР, то нам в свое время удалось снизить долг перед Польшей с $8 млрд до нуля. В случае ГДР пришлось заплатить 500 млн евро, но это тоже успех. Я понимаю, что сейчас в правительстве имеется дефицит кадровых ресурсов, поэтому не все делается с внешним долгом, как могло бы быть.
- Вы имеете в виду откуп долгов? Но Минфин этим занимается.
- Откуп долгов лишь один из десятков методов. Так, по своим бюджетным и макроэкономическим показателям Россия соответствует рейтингу ВВВ, а сейчас все еще имеет рейтинг В+. Если бы правительство занялось проблемой повышения рейтинга более последовательно, то можно было бы значительно сократить стоимость заимствований и существенно удешевить обслуживание долга. Кроме того, существует ряд сложных, но эффективных схем обмена одних долгов на другие, которые могли бы применяться, но не используются.
ЭКОНОМИСТ - ЗАММИНИСТРА - НЕФТЯНИК
Андрей Вавилов закончил в 1982 г. Московский институт управления по специальности "экономист-кибернетик". В 1982 - 1984 гг. - инженер-программист вычислительного центра при Минздраве СССР. С 1985 г. - инженер, научный сотрудник Центрального экономико-математического института Академии наук. Принимал участие в работе над программой "500 дней". С 1988 г. - старший научный сотрудник Института экономики и прогнозирования научно-технического прогресса. С 1991 г. - и. о. зав. лабораторией Института проблем рынка АН СССР. В 1992 г. - начальник управления Министерства экономики и финансов РФ. С октября 1992 г. - первый заместитель министра финансов РФ. С 13 октября по 5 ноября 1994 г. - исполняющий обязанности министра финансов. С 5 ноября 1994 г. до апреля 1997 г. - первый заместитель министра финансов Российской Федерации.
В 1997 - 1998 гг. - президент банка МФК. В 1998 - 1999 гг. - советник председателя правления РАО "Газпром". С 1998 г. директор Института финансовых исследований. В апреле 2000 г. избран председателем совета директоров нефтяной компании "Северная нефть".
О КОМПАНИИ
"Северная нефть" образована в 1994 г. в Усинске (Республика Коми) как ЗАО, в 2001 г. преобразована в ОАО. Целью компании стала разработка новых месторождений нефти в Тимано-Печорской нефтегазоносной провинции. В прошлом году добыла 1,1 млн т нефти, увеличив добычу по сравнению с предыдущим годом на 30%. В марте прошлого года выиграла тендер на разработку месторождения Вал Гамбурцева в Ненецком АО с извлекаемыми запасами нефти в 65 млн т."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации