Бывалый Шарыкин пытался обмануть зятя Путина

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
ОЛЕГ ШАРЫКИН

Владелец «Сибирского цемента» пытался облапошить даже друзей и вероятного зятя Владимира Путина


В декабре прошлого года Арбитражный суд Западно-Сибирского округа, базирующийся в Тюмени, признал недействительной сделку купли-продажи производственных активов между холдингом «Сибирский цемент» и итальянской Italcementi Group, обязав ответчика вернуть Сибцему залог в сумме 50 млн. евро.


Интересна эта тяжба не впечатляющей суммой иска, а тем, что тянется она уже восьмой год. Так, тюменский суд своим постановлением частично отменил решение Арбитражного суда Кемеровской области от 3 апреля 2015 г., согласно которому требования истца были признаны необоснованными. При этом, кемеровские судьи, исполняя решение Высшего арбитражного суда РФ, опирались на выводы Лондонского международного третейского суда. Без сомнений, тяжба в Тюмени не поставит точку в затянувшемся бизнес-споре, поскольку Italcementi Group сейчас обжалует полученный на руки документ в Верховном суде России.


Завязка этой истории уходит корнями в 2008 год, когда менеджментом Сибцема была достигнута договоренность о приобретении у итальянской компании ее турецкого подразделения Set Group – за 577,3 млн. евро. Россияне успели перевести партнерам аванс, а дальше дело застопорилось. То ли кризис помешал, то ли планы изменились, но в Сибцеме завершать сделку передумали, и начали требовать возврата аванса.


Однако просто так взять и отменить международный договор невозможно. В частности, основанием для этого может служить факт умышленного причинения ущерба российскому холдингу, о котором на момент заключения сделки не знали ни высшее руководство, ни собственники Сибцема. И вот тут-то начинается самое интересное: вот уже семь лет адвокаты Сибцема усиленно стараются доказать, что представитель ФПС «Сибконкорд» (основного акционера Сибцема) Владимир Черепанов не имел права голосовать на собрании акционеров за сделку с Italcementi, поскольку его доверенность к тому времени якобы уже была отозвана.


В заседании Арбитражного суда Кемеровской области, впрочем, было убедительно доказано, что это утверждение не соответствует действительности. Более того, было установлено, что президент Сибконкорда (а заодно – и самого Сибцема) Олег Шарыкин санкционировал голосование Черепанова, и сам поддерживал сделку. Однако впоследствии он изменил свою позицию. Таким образом, его попытки доказать обратное были восприняты как намерение ввести суд в заблуждение.


Хуже того, затянувшаяся тяжба с Italcementi далеко не лучшим образом сказывается на имидже России, как страны, безопасной и выгодной для инвестиций. Но Олег Шарыкин, судя по всему, о собственном имидже не думает совсем, а о репутации страны – и подавно. Одиозная личность г-на Шарыкина прекрасно раскрылась в пафосном интервью газете «Коммерсант». Кто-нибудь слышал, чтобы капиталиста не волновала капитализация его предприятий, основа основ его состояния? Знакомьтесь: вот он, «липовый» кандидат экономических наук Олег Шарыкин, владелец множества некогда успешных предприятий, ныне дышащих на ладан.


«Коммерсант», скрупулезно перечисляющий все дипломы и звания бизнесмена, упоминает, что свою первую специальность – инженера-технолога общественного питания – он получил в Кемеровском технологическом институте пищевой промышленности. Но вот о чем издание скромно умалчивает, так это о том, что путь к заветному диплому занял у Шарыкина ни много ни мало 15 лет, с 1985 по 2000 годы. В реальности, незадачливый студент был изгнан со второго курса за неуспеваемость. В затянувшемся «академическом отпуске» Шарыкин успел отслужить в армии, а в разгар «лихих 90-х» попал в поле зрения Западно-Сибирского регионального управления по борьбе с организованной преступностью. В те годы будущий цементный король трудился скромным коммерческим директором в ЗАО «Росхимсервис» на Алтае. По данным правоохранительных органов, эта организация служила криминальной прокладкой, через которую директора алтайских предприятий и шахт платили дань крышующим их бандитам.


Сумев выйти сухим из алтайских передряг, Шарыкин сменил курс на Кемерово, где ему, пользуясь воровским жаргоном, «поперла масть». Еще до знакомства с алтайским РУБОПом, он успел засветиться в местных органах в качестве вора-форточника (экс-президент Украины Виктор Янукович с его украденными шапками просто отдыхает), а в те смутные годы смычка правоохранителей с правонарушителями являла невиданные чудеса. Шарыкина, явившегося в родные пенаты уже не малолетней гопотой, а «авторитетным предпринимателем», эта смычка вывела на тогдашнего и. о. руководителя областного УФСБ Валерия Бодренкова (позже с позором выставленного из органов за коррупцию, зато сейчас он первый вице-президент «Сибцема»).


Имея такое знакомство, было несложно завести нужные связи в областной администрации, а дальше люди из окружения бессменного кемеровского губернатора Амана Тулеева (эдакого бабая, поставленного «рулить» русским регионом) начали оказывать перспективному предпринимателю определенные услуги, в результате которых бывший держатель «общака» алтайской братвы стал уважаемым и состоятельным бизнесменом. Созданный Шарыкиным в 1998 г. финансово-промышленный союз «Сибконкорд» с космической скоростью обрастал активами. И это были не какие-нибудь шиномонтажные мастерские, автомойки или кафе. В состав империи вошли ОАО «Химпром», ОАО «Химпродукт», ЗАО «Фирма «Токем», ЗАО «Зэта» (Кемеровский электротехнический завод), ООО «Кузбассэлектромотор», ОАО «Топкинский цемент», ОАО «Кузбассэлемент» (г. Ленинск-Кузнецкий Кемеровской области).


Еще вчера вполне успешные предприятия в короткие сроки становились жалкими банкротами, после чего на коне выезжал «антикризисный управленец» Шарыкин, за которым стояли продажные силовики и коррумпированная администрация области. Далее активы этих предприятий по копеечной цене уходили в карман нового хозяина. К слову, преднамеренными банкротствами занимался отставной подполковник Виктор Краюшкин (догадайтесь, чей сослуживец и протеже).


Особенно показательна история с «Токемом». Предприятие, созданное в 40-х гг. прошлого века, к началу перестройки считалось высокотехнологичным объединением, которое специализировалось на производстве фенольных смол, текстолита, пластмассовых изделий и ионообменных смол. В состав «Токема» входил собственный исследовательский институт. Здесь же производились элементы обшивки орбитального корабля «Буран». Однако сегодняшнее состояние «Токема» плачевно – его практически не существует, так как за последние 15 лет цеха обчистили, а помещения сдали в аренду. Прежний владелец Вячеслав Климов долго сопротивлялся захвату своего производства. По его словам, «Токем» – высокоэффективное и рентабельное предприятие, что, однако, не помешало рейдерам раз за разом атаковать его заявлениями в суд о банкротстве. Первые два заявления Климову удалось отбить, но уже в 2000 г. на предприятии было ведено внешнее управление, которое – вот совпадение! – осуществляли структуры «Сибконкорда», а в 2005 г. предприятие было ликвидировано окончательно.


Не исключено, что банкротство стало возможным и потому, что воля Климова к сопротивлению была сломлена целым рядом уголовных дел, которые, словно по волшебству, сваливаются на владельцев предприятий, приглянувшихся Шарыкину.


Иногда такие скандалы выплескиваются на страницы федеральной прессы – как, например, произошло с арестом главы холдинга РАТМ Эдуарда Тарана по подозрению в даче взятки. По мнению наблюдателей, никакого отношения к инкриминируемому ему преступлению Таран не имел. Просто его предприятие мешало Сибконкорду Шарыкина получить полный контроль над «Ангарскцементом».


Эксперты полагают, что арест Тарана мог обойтись Шарыкину в $10 млн. Сколько и кому пришлось занести, чтобы закошмарить Климова, неизвестно, но дальнейшая судьба предприятий была предрешена: они были разграблены и распроданы в розницу.


Воспользовавшись благовидным предлогом о выносе вредного производства за пределы Кемерово, Шарыкин продал часть освободившихся площадей «Токема», а другую сдал в аренду, одновременно реализовав по выгодной цене нержавеющие материалы, которыми был нашпигован завод. Точно так же он избавился и от принадлежавших предприятию социальных объектов – детского лагеря и санатория, переживших при Климове тяжелые годы перестройки, но вмиг ставшие обузой при Шарыкине. К сведению, санаторий стал резиденцией самого Олега Шарыкина и всех работников Сибконкорда. Здание было переоборудовано в шикарные апартаменты, к которым предприниматель лично для себя пристроил особняк площадью 1500 кв. м.


Но, как бы ни пытался Шарыкин избавится от балласта, а два оставшихся от «Токема» ООО, куда были выведены основные активы, синхронно хромают на обе ноги. Вот и результаты финансовой деятельности показывают, что они работают скорее в убыток, нежели в прибыль. Захваченный по схожим схемам кемеровский «Химпром» сегодня представляет собой гигантскую химическую бомбу замедленного действия. Однако в интервью г-н Шарыкин очень гордится этим производством, умалчивая, что вынужден банкротить его второй раз.


За все это время абсолютно ничего не было сделано для того, чтобы хоть как-то осовременить запущенные в эксплуатацию еще в 1938 г. мощности. Как следствие – в 2001 г. ржавую трубу хлоропровода пробила упавшая с ближайшей крыши льдина, в атмосферу вырвалось 150 кг ядовитого газа, и лишь чудом удалось обойтись двумя пострадавшими из числа сотрудников, ликвидировавших аварию. Особых выводов – «все под Богом ходим!» – сделано не было, и аварии продолжались. Последняя авария произошла уже в декабре-2015. По счастью, на сей раз обошлось без жертв.


Видимо, плачевное состояние захваченных предприятий Шарыкина и впрямь беспокоит мало. Только в качестве главы холдинга «Сибирский цемент» и только в 2013 г. его зарплата составила 21 млн. руб., а совокупное вознаграждение топ-менеджмента холдинга перевалило за четверть миллиарда, показав годовой рост на 82%. Вроде бы не очень большие затраты на «эффективное управление». Вот только пресловутая капитализация Сибцема за тот же год рухнула на 90%.


Откуда же берутся средства на щедрые выплаты? Для этого существуют довольно интересные схемы. В 2014 г. Олег Шарыкин провел реорганизацию предприятий, обслуживающих финансовые потоки Сибцема. В итоге, они сошлись в компании с длинным названием «Лизинг машин и оборудования» (ЛМО), формально принадлежавшей неким Ю. Козионову и Г. Фролову. По стечению обстоятельств, первый из этих финансовых гениев – друг детства Шарыкина, а второй совмещает занятия лизингом с работой его личным водителем. (Позже Козионов продал свою долю в компании самому Шарыкину и его коллегам по Сибконкорду).


В 2014 г. текущая деятельность предприятия принесла треть миллиарда убытков, а ее инвестиционные вложения поглотили еще без малого миллиард. Тем не менее, компания сумела выплатить своим учредителям ни много ни мало 850 млн. руб.! Из каких средств? Секрет довольно прост: фирма-неудачница выдаивает предприятия, являющиеся дочерними по отношению к Сибцему. Так, в марте 2014 г. ООО «Топкинский цемент» предоставило ЛМО кредит в 601 млн. руб., а другая «дочка» холдинга, ООО «Тимлюйский цементный завод», заняла еще 500 млн. И это только то, что точно известно.


Вскользь заметим, что предложения по кредитованию фирме-прокладке предоставляются поистине царские: всего под 5% годовых (кстати, сами кредиторы занимали финансовые средства под 12%), да и те предлагалось выплачивать только по окончании срока договора. Кроме того, сам этот срок – по крайней мере, одним из «кредиторов» – неоднократно продлевался.

Понятно, что деньги, полученные на «шоколадных» условиях, ЛМО не вернет никогда: именно эти средства пошли на выплату дивидендов хозяевам компании, а затем были выведены в зарубежные офшоры. Наверняка, здесь есть повод для интереса со стороны правоохранительных органов, но пока ситуацией заинтересовались лишь миноритарные акционеры «Сибирского цемента», которым надоело смотреть, как их водят за нос, отказывая в выплате дивидендов под предлогом «развития» в то время, как предприятия разворовываются. Например, в прошлом году 5% акций холдинга приобрела дочерняя компания «Топкинский цемент» – целесообразность сделки вызвала массу вопросов у остальных акционеров.


Миноритарии требуют простых и разумных решений: прекратить разбазаривать деньги предприятий, входящих в холдинг, а вырученные средства в соотношении 50/50 направлять на их развитие и выплату дивидендов. Проблема в том, что продавить это предложение через совет директоров, полностью подконтрольный Шарыкину, практически невозможно. Единственная (и, надо сказать, довольно призрачная) надежда миноритариев – это избрание в совет своего представителя.


Пока что Олегу Шарыкину и его подручным удается избегать какой-либо ответственности за свои «кульбиты». Помогают им в этом, как упоминалось выше, и большие связи. Недаром в команде Шарыкина так много выходцев из силовых и правоохранительных ведомств: помимо уже упоминавшегося Бодренкова, в нее входят председатель Кемеровской коллегии адвокатов Андрей Кириков, сын областного прокурора Александра Халезина и сын председателя арбитражного суда Ивана Матвиенко.


Более того, в многолетней тяжбе с Italcementi Group интересы Сибконкорда прикрывает экс-первый заместитель председателя кемеровского Арбитражного суда Ольга Кондрашова, ныне занимающая в холдинге должность вице-президента по правовым вопросам. Есть и связи повыше: в 2013 г. фамилия Шарыкина упоминалась рядом с персоной вице-президента российской Гильдии адвокатов Татьяны Стукаловой. Этот альянс, как писали в СМИ, возник на почве попытки захвата кузбасских шахт криминальной группировкой во главе с экс-прокурором Украины Геннадием Васильевым.


Выходец из кемеровско-алтайской «братвы», Олег Шарыкин, судя по всему, как никто иной понимает важность связей и нужных знакомств, стараясь обзавестись ими при любом удобном случае. Вот и интервью в «Коммерсанте» оставляет впечатление его отчаянных попыток повыгоднее сосватать свои структуры влиятельным предпринимателям Николаю Шамалову и его сыну Кириллу (вероятному зятю президента РФ Владимира Путина), которые являются акционерами «Русской цементной компании».


«Сотрудничество» с последней Олег Шарыкин пытался впарить и государственной компании «Ростех». Цели при этом декларировались весьма благородные: развитие отечественного машиностроения, обеспечение ускоренного инфраструктурного развития Сибири и Дальнего Востока и пр. С этой аферой, впрочем, у него не выгорело. Сотрудники «Ростеха» (руководит которым друг Путина Сергей Чемезов) раскусили желание «партнера» въехать в финансовый рай на горбу госкорпорации, и из сомнительного проекта аккуратно вышли. Теперь г-ну Шарыкину позарез нужны новые, влиятельные и, желательно, денежные партнеры. Которых он при случае снова кинет, не задумываясь: грязные фокусы бывалого форточника не забываются.

Настасья АЛТУФЬЕВА


Ссылки

Источник публикации