Бывший издатель газеты "Еще" Владимир Линдерман по кличке Абель

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала, origindate::22.11.2002, "Еще" и в международный розыск"

Бывший издатель газеты "Еще" Владимир Линдерман по кличке Абель обвиняется в организации покушения нацболов на президента Латвии

Григорий Нехорошев

Converted 13790.gif

Владимир Линдерман

Правоохранительные органы Латвии объявили 20 ноября в международный розыск Владимира Линдермана, лидера национал-большевиков этой республики, заместителя Эдуарда Лимонова по НБП. В узких партийных кругах он известен под партийным псевдонимом "Абель". В Риге и Даувгавпилсе уже арестовано девять членов латышского отделения НБП. Как говорят в Риге, его пытаются обвинить в организации покушения на президента республики. Руководители полиция безопасности Латвии заявляют, что Линдерман находится сейчас в России.

На следующий день, 21 ноября, была усилена охрана президента и спикера Сейма Латвии. В тот же день, в девять вечера, начался обыск в рижской квартире Линдермана. По словам жены Линдермана Татьяны Зубаревой, его проводили восемь человек "в кроссовках и джинсах". За три часа они перетряхнули более пятисот книг, отодвигали диваны, перетряхивали постельное белье. Все свои действия они снимали на видеокамеру. Около полуночи вскрыли обшивку кресла и, по словам Татьяны Зубаревой, "нашли там некий продолговатый предмет, который извлекали в перчатках и запечатали в целлофан". Затем попросили личную одежду Владимира Линдермана и забрали с собой три его рубашки. После этого "обыск шел уже достаточно формально".

По словам главного редактора рижской газеты "Шепота" Ольги Авдевич, интеллигенция Рига "в шоке" от всего случившегося, поскольку знает, что рижские нацболы готовы "на насильственные действия" только в такой форме, как "отхлестать" букетом тюльпанов члена Королевской семьи Великобритании. "Мы хорошо знаем, что вся эта партия – просто художественная игра", - заметила Авдевич.

В ночь с четверга на пятницу Владимир Линдерман был в Москве, он ночевал у достаточно известного московского журналиста. Кстати, еще несколько московских писателей и журналистов готовы приютить у себя лидера латышских нацболов. Дело в том, что столичная журналистская и писательская "тусовка". С Линдерманом дружат Михаил Леонтьев, Андрей Бабицкий, Дмитрий Волчек, Марина Латышева, Лев Рубенштейн, Юрий Арабов, Катя Метелица и еще десяток известных журналистов и писателей. Все они в разное время принимали участие в разных издательских проектах, которые придумывал и организовывал Линдерман.

Как помнят многие, в 1989 году политически активные граждане собирались у здания редакции газеты "Московские новости" и читали вывешенный номер газеты. Обычно рядом с "Московскими новостями" вывешивали и рижскую газету "Атмода", которую выпускал "Народный фронт Латвии". В ней печатались еще более "радикальные", "антисоветские" статьи. Иногда даже те, которые не "прошли" в "Московских новостях" по цензурным соображениям. Авторы в основном были московские: в "Атмоде" начинали свою журналистскую карьеру Михаил Леонтьев, Максим Соколов, Андрей Бабицкий, Владимир Прибыловский, Григорий Крошин, печатались Антонов-Овсеенко, Григорий Померанц. Всех этих авторов привлекал к сотрудничеству именно Владимир Линдерман.

В начале 1991 года, когда "Народный фронт Латвии" стал самой популярной и влиятельной партией, Линдерман из "Атмоды" ушел так как, по его словам, "надоела политика и в ней ничего интересного не стало". "Меня "прикалывало" тогда бороться с советским ханжеством. А с ханжеством можно было бороться на эротическом поле", говорил мне Линдерман пару месяцев назад в "бункере" НБП, когда мы вдруг вспомнили события тех лет. И Линдерман стал издавать эротическую газету "Еще". Почему было выбрано такое название? "Если закроют, то начнем издавать "Еще раз", а еще раз закроют, будет газета "Еще и еще раз". Первые номера первой в Советском Союзе эротической газеты вышли тиражом 50 тысяч экземпляров. Через полгода тираж достиг миллиона экземпляров. В конце 1990 года президент Михаил Горбачев выпустил постановление "О борьбе с эротикой и порнографией". Как раз через две недели после публикации в "Еще" заметки, якобы перепечатанной из Израильской газеты "Эдиот ахронот" заметки "Любимая женщина Горбачева" о том, что у президента СССР роман с Машей Калининой, первой "Мисс-СССР". Главная латышская типография в "Доме печати" отказалась после этого постановления печатать "Еще". Но номер газеты напечатали в одной провинциальной типографии.

В то время в газете печатались тксты Владимира Сорокина, Эдуарда Лимонова, Егора Радова, Макса Фрая, Кати Метелицы, корреспондента Би-би-си Владимира Козловского и даже "потаенная проза" одного из теоретиков русского духовного православного возрождения, автора многотомного исследования о московских церквях "Сорок сороков" Петра Паламарчука. Под псевдонимом печатались там многие известные московские писатели и журналисты: от авторов газеты "Завтра", до нынешнего владельца сети модных клубов-ресторанов "ОГИ" Дмитрия Ицковича, который опубликовал там рассказ "Как я спал с хасидкой". Одно время главными редакторами московского выпуска газеты "Еще" были скандально известные ныне писатели Баян Ширянов и Зуфар Гареев.

До октября 1993-го года газета "Еще" приносила гигантские прибыли и, соответственно, там платили самые большие гонорары. Владимир Линдерман открыл в конце 1991-го первый на территории СССР секс-шоп. 24 октября 1993 года, после известных событий у Белого дома, постановлением президента России газета "Еще" была закрыта вместе с газетами "Правда", "Советская Россия", "День", "Пульс Тушино" и несколькими более мелкими коммуно-патриотическими изданиями. Линдермн считает, что закрытие его газеты "заказали" его конкуренты из газеты "Спид-инфо". В то время она принадлежала Андрею Гнатюку, который сейчас владеет пиар-агентством "Има-консалтинг" и работает по заказам администрации президента. Вскоре арестовали тогдашнего главного редактора московского отделения "Еще" Зуфара Гареева и московского издателя газеты Алексея Костина. Последний просидел в Бутырке без малого два года. Владимир Линдерман был объявлен тогда во Всероссийский розыск, но часто приезжал в Москву нелегально, чтобы поддержать друзей и даже инкогнито присутствовал на судах по "делу Костина". В 1995 году он решил, что ему "надоело бороться с совковой нравственностью таким образом". Линдерман попытался издавать серьезный теоретический журнал "Голос", посвященный проблемам латвийско-русских отношений. Вышло три номера, и деньги, заработанные на эротике, закончились.

Еще в конце 1991 года у Линдермана началась ностальгия по советской эстетике. Во время приездов в Москву он закупал огромное количество советских пластинок с песнями Валерия Ободзинского, Ларисы Мондрус, Муслима Магомаева, ВИА "Самоцветы" и "Голубые гитары". А в компании друзей начинал петь песню Людмилы Зыкиной на стихи Льва Ошанина "Течет река Волга". Говорил, что это лучший поэтический текст русской поэзии двадцатого века. В Риге он создал организацию "Красная капелла", члены ее ходили и заказывали у уличных музыкантов известные советские песни. Начал читать газету "Лимонка". "Меня заинтересовала эстетика и их неполиткорректность. Хотя не нравились некоторые ксенофобские и националистические статьи".

В 1998 году Линдерман приехал на первый съезд НБП и познакомился с Эдуардом Лимоновым. После этого стал издавать в Риге "подпольную" газету "Генеральная Линия" и официально зарегистрированную газету "Трибунал". Организовал правозащитное общество "Победа". Неожиданно для латышских властей к Линдерману пошли бизнесмены, русские и латыши, которые не довольны нынешней политикой Латвии по отношению к не латышам. Поддерживали его и мелкие латышские предприниматели, которые не довольны экспансией норвежского капитала, которую правительство Латвии приветствует. Денег давали так много, что Линдерман отвозил часть в Москву, на издание газеты "Лимонка" и оплату адвокатов арестованного Лимонова. В процессе суда над Лимоновым Саратове он дал показания, что является автором текста "Другая Россия", на основании которого и строилось обвинение против лидера НБП. Через день после этого прошли обыски и аресты среди латвийских нацболов.