Бывший руководитель судебного департамента Москвы арестован по подозрению в хищении

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Normal-1rnl.jpg

Вячеслав Липезин

Претензии ревизоров к ведомству ФСИН России уже проверяет Генпрокуратура


Басманный районный суд Москвы в воскресенье санкционировал арест бывшего руководителя московского управления судебного департамента при Верховном суде России Вячеслава Липезина, подозреваемого в хищении более 300 млн руб. Как сообщил ранее официальный представитель Следственного комитета России Владимир Маркин, Липезин и гендиректор ООО «Рабикон» Умар Заробетов подозреваются в хищении бюджетных средств. По версии следствия, в 2014 г. компания «Рабикон» представляла в московский судебный департамент подложные постановления судов об оплате труда участвовавших в процессах переводчиков, в результате сумма оплаты их труда оказалась многократно завышена. Основанием для расследования стало обращение в Следственный комитет председателя Московского городского суда Ольги Егоровой, которая обратила внимание на слишком высокие расходы московского судебного департамента по этой статье.

Липезин заявил суду, что полностью отрицает свою вину. «Я никогда не был знаком с руководством ООО «Рабикон», с переводчиками, которые там работали. Таким образом, никакой речи о создании преступной группы быть не может», – цитирует подозреваемого «Интерфакс».

О судебном департаменте

Судебный департамент при Верховном суде – структура, которая отвечает за обеспечение хозяйственной деятельности судов общей юрисдикции (кроме Верховного), а после объединения высших судов – и за арбитражные суды. Генеральный директор судебного департамента назначается на должность и освобождается от должности председателем Верховного суда с согласия Совета судей.

Пресс-служба судебного департамента при Верховном суде арест Липезина не комментирует. Ранее руководитель судебного департамента Александр Гусев пояснил, что услуги переводчиков оплачиваются на основании постановления судьи, который привлекает их к процессу. Таким образом, судебный департамент мог оплачивать только те суммы, которые завизировали в судах.

Это уже не первый случай, когда у контролирующих органов появляются претензии к судебному департаменту, занимающемуся хозяйственным обеспечением деятельности судов (см. врез). Так, в январе 2015 г. Счетная палата выявила недочеты в работе учрежденного судебным департаментом информационно-аналитического центра, который отвечает за информатизацию судов. Коллегия Счетной палаты обнаружила, что в своей работе информационно-аналитический центр сосредоточился в основном на закупке товаров и услуг для автоматизированных рабочих мест судей, а вместо выполнения работ собственными силами привлекает подрядные организации или перекладывает работу на сотрудников аппаратов судов.

При этом порядок определения нормативных затрат на выполнение работ с Министерством финансов и Министерством экономического развития не согласован и не соответствует утвержденным ими методическим рекомендациям, подчеркнули в Счетной палате. Кроме того, выяснилось, что судебный департамент представил в Минэкономразвития и Счетную палату недостоверные сведения о выполнении показателей мероприятий, установленных в госзадании федеральной целевой программы «Развитие судебной системы России на 2013–2020 годы», по поводу чего был составлен протокол об административном правонарушении. А в феврале 2015 г. Счетная палата нашла нарушения на сумму 1,8 млрд руб. в использовании бюджетных средств и федерального имущества при строительстве зданий судов в Санкт-Петербурге.

Судья Верховного суда рассказал «Ведомостям», что материалы Счетной палаты сейчас проверяет Генпрокуратура: именно там должны сделать вывод о том, насколько правомерны были действия чиновников судебного департамента.

Судебный департамент – это федеральная структура и конфликт, который привел к аресту руководителя московского управления, скорее всего, результат борьбы, идущей на федеральном уровне, рассуждает политолог Алексей Макаркин. О ее непосредственных участниках можно будет много сказать по тому, кто придет на смену уволенному начальнику, отмечает эксперт.

Дело о хищениях в московском судебном департаменте передано в Калугу

Верховный суд счел, что Мосгорсуд в этом деле может быть недостаточно объективен

Решение о передаче контроля за «делом переводчиков» в Калужский суд было принято Верховным судом в понедельник по заявлению трех фигурантов дела – бывших заместителей руководителя судебного департамента Москвы Любови Лопатиной и Игоря Кудрявцева, а также менеджера ООО «Рабикон», предоставлявшего услуги переводчиков, Татьяны Пороскун. Они доказывали, что не могут рассчитывать на объективность Мосгорсуда в этом деле, которое было инициировано по заявлению председателя Мосгорсуда Ольги Егоровой в Следственный комитет.

Кроме того, заявил Кудрявцев, между ним и председателем Мосгорсуда «сложились неприязненные отношения»: Егорова регулярно критиковала его и руководителя московского управления судебного департамента Вячеслава Липезина и в 2003 г. инициировала проверку департамента Счетной палатой, обвинив в хищении 100 млн руб., выделенных на строительство мировых участков. А во время одного из совещаний Егорова якобы публично пообещала Кудрявцеву, что его «скоро посадят со всеми». Лопатина добавила, что в силу профессиональных обязанностей много общалась с судьями Московского региона по различным финансовым вопросам, а это часто подразумевает конфликты, и в таких условиях осуществление непредвзятого судебного контроля невозможно.

Присутствовавший на заседании суда представитель прокуратуры поддержал заявителей, признав, что для удовлетворения их ходатайства «имеются основания».

Уголовное дело против бывшего руководителя управления судебного департамента в Москве Липезина и его подчиненных, а также гендиректора ООО «Рабикон» Умара Заробетова и его менеджера Пороскун возбуждено по ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере). По данным следствия, компания представляла в московское управление департамента подложные постановления судей об оплате труда переводчиков на сильно завышенные суммы и таким путем из бюджета было похищено около 315 млн руб. Впоследствии выяснилось, что по той же схеме хищения производились в судах Московской области. 3 июля Верховный суд уже передал контроль за делом Липезина в Калугу. Именно там, как следует из вчерашнего постановления Верховного суда, теперь должны рассматривать жалобы на действия следователей и от всех иных лиц, которые проходят по делу судебных переводчиков.

А «иные лица», возможно, еще появятся: в понедельник на заседании суда были оглашены показания Заробетова, из которых следует, что в реализации мошеннической схемы принимал участие еще один человек, имевший, по его словам, родственные связи в столичной судебной системе. Но вместо фамилии этого родственника в материалах дела везде проставлен пробел. На вопрос судьи, знает ли он, кто скрывается за этим пробелом, Кудрявцев заявил, что знает: это его преемник на посту заместителя руководителя управления департамента Иван Кочергин. «После того как я ушел, он занял мою должность по ходатайству председателя Мосгорсуда», – пояснил Кудрявцев.

Как следует из информации на сайте столичного управления судебного департамента, Кочергин до сих пор работает в этой должности. Телефоны управления в понедельник вечером не отвечали. В Мосгорсуде не считают возможным комментировать решения Верховного суда, равно как и показания по какому-либо делу, сказала «Ведомостям» представитель суда Ульяна Солопова.

Адвокаты обвиняемых рассчитывают обжаловать в Калуге решение об аресте своих подзащитных, принятое ранее Басманным судом Москвы. На этой неделе кассационную жалобу на продление ареста должен был рассматривать Мосгорсуд.

Ссылки

Источник публикации