Быт Бута

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Что из себя представляет спецблок 10-South нью-йоркской тюрьмы «Metropolitain Correctional Center», в котором содержится «оружейный барон» Виктор Бут, что представляет из себя его камера, кто его соседи, что он рисует и о чем думает

Виктор Бут

В распоряжение «Огонька» попали бытовые зарисовки Виктора Бута — о жизни в нью-йоркской тюрьме MCC

«Оружейный барон» Виктор Бут, дожидающийся суда в одиночной камере нью-йоркской тюрьмы МСС, утверждает, что раньше не рисовал никогда. Теперь же старательно копирует из книжек сидящих на ветках птиц и часами заштриховывает нехитрые пейзажи с лодками и рыбаками.

Про рыбалку и птичек, впрочем, и так понятно: это на самом деле про свободу. А тщательно прорисованные детали объясняются еще проще: у заключенных спецблока 10-South, предназначенного для особо опасных преступников, впереди обычно очень много свободного времени. От нескольких десятков лет до целой жизни. Так что потратить несколько часов на раскрашивание шариковой ручкой какого-нибудь птичьего крыла не очень-то и жалко.

Спецблок 10-South и его обитатели

Этот кадр Виктора Бута сделан еще в тюрьме в Таиланде, когда решался вопрос о его экстрадиции в США. Фото в тюрьме MCC в Нью-Йорке исключены Фото: Валерий Мельников

На самом деле MCC — Metropolitain Correctional Center — это следственный изолятор, где ждут суда те, чье дело находится в стадии рассмотрения. Находится он в нижнем Манхэттене, в двух шагах от Уолл-стрит. Спецблок 10-South внутри MCC — это такая тюрьма в тюрьме. Его обитателям обычно не грозит скорый выход на свободу, так что, если верить рассказам, даже перевод в обычную одиночку, на пару этажей ниже, здесь считается большой удачей. Правда, случается это крайне редко.

По словам адвокатов, навещающих Виктора Бута в тюрьме, для того чтобы попасть в спецблок, нужно сначала пройти полный досмотр, потом в сопровождении двух охранников подняться на лифте на 9-й этаж тюрьмы. Оттуда в 10-South ведет отдельная лестница.

От остальных помещений спецблок отделяют две бронированные двери, открыть которые можно только по сигналу с центрального пульта. По сторонам короткого, метров 30, коридора находятся шесть одиночных камер и две комнаты для встреч заключенных с адвокатами. При этом личный контакт во время таких встреч полностью исключается: защитника и клиента разделяет армированное стекло, а любые бумаги можно передавать только через крошечное окошко.

Камера Виктора Бута в двух ракурсах. Эти и следующие рисунки в распоряжение "Огонька" передала его жена Алла

Говорят, что режим в спецблоке ужесточили лишь 10 лет назад. В ноябре 2000 года заключенный камеры N 6 Халфан Хамис Мухаммед, обвиняемый в пособничестве террористам, напал на охранника с самодельным ножом, сделанным из пластмассовой расчески. Охранник остался инвалидом.

После этого правила содержания в спецблоке изменили, и теперь перед тем, как открыть дверь камеры, на заключенного сначала надевают наручники. Для этого он должен встать спиной к двери и просунуть руки через «кормушку». Вне камеры каждого обитателя спецблока сопровождают три охранника — двое должны держать его за руки, а еще один обязательно идет сзади.

Режим

В камере размером 8 кв. м под круглосуточным видеонаблюдением заключенные проводят по 23 часа в сутки. Еще час положен на прогулку, но если остальных обитателей МСС выводят «гулять» на крышу тюрьмы, то в спецблоке для этого предназначена точно такая же по размерам отдельная камера. Правда, абсолютно пустая.

Птица — это, видимо, потому, что в камере у Бута есть иллюстрированная книга про животных...

В одном из ходатайств, переданных администрации тюрьмы, Виктор Бут жаловался на то, что в камере очень холодно, а по стенам стекают струйки воды. Заключенному пошли навстречу и перевели его в соседнее помещение с сухими стенами. Холод, правда, никуда не делся, так что по ночам «оружейный барон» укрывается тремя одеялами.

Обитателям спецблока положены 300 долларов в месяц, которые можно потратить в тюремном магазине. Ассортимент продуктов, по рассказам адвокатов, не слишком богат, но все необходимое есть. Правда, вегетарианец Бут считает, что выбор овощей и фруктов там явно недостаточный.

Заключенные 10-South имеют право на один 15-минутный телефонный звонок в месяц. Можно пользоваться тюремной библиотекой, правда, брать разрешается только абсолютно новые книги, которые не заказывали другие заключенные. Любое общение заключенного с другими обитателями спецблока исключено.

Соседи

Известно, что сейчас в 10-South лишь четверо обитателей. Один из них — Винсент Бассиано, бывший босс мафиозного клана «Боннано», по прозвищу Красавчик Винни, ожидает очередного суда по обвинению в вымогательстве, отмывании денег и еще десятке других преступлений. В спецблок Красавчик попал после того, как попытался передать на волю письмо, в котором подробно перечислил всех свидетелей по своему делу, которых нужно убрать. Возглавлял список, впрочем, федеральный судья Никлас Гэруфис, рассматривавший дело мафиози.

Жена Виктора Бута, Алла, еженедельно навещающая мужа в тюрьме, рассказывает, что мафиози целыми днями орет на охранников, так что его голос слышно чуть ли не за пределами спецблока. Охранники, впрочем, на это почти не реагируют.

...Что касается рыбалки, то у одного из рыбаков просматриваются усы

Виктор Бут ничего подобного не совершал, но, по мнению администрации тюрьмы, считается «особо опасным преступником». Среди обвинений, предъявленных ему в США,— заговор с целью продажи крупной партии оружия бойцам колумбийской повстанческой группировки FARC. Следователи считают, что оружие было предназначено для убийства американских полицейских и военных, так что на изменение режима Буту пока рассчитывать не приходится.

В той же тюрьме МСС, кстати, сейчас сидят как минимум еще два россиянина. Один из них, летчик из Ростова-на-Дону Константин Ярошенко, обвиняется в заговоре с целью контрабанды наркотиков. По данным прокуратуры, он согласился перевезти из Латинской Америки в одну из африканских стран 4 тонны кокаина, потребовав за это 5,7 млн долларов. Ярошенко признать свою вину отказывается и, по мнению юристов, скорее всего проведет в тюрьме ближайшие 40 лет.

Еще одного зовут Андрей Смулян. В течение нескольких лет он был бизнес-партнером Виктора Бута, но летом 2008 года подписал соглашение о сотрудничестве с федеральными властями. Утверждают, что именно его показания легли в основу уголовного дела против «оружейного барона».

Смулян ожидает суда на 7-м этаже тюрьмы МСС. После выступления на процессе его могут перевести на 3-й, где обычно размещают тех, кого власти собираются включить в программу защиты свидетеля.

Оригинал материала: Огонек