Бюджетная прополка

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Прокурорскую рать в борьбе с неугодными губернаторами подстрахует спецназ Минфина

1094550756-0.jpg Отработка технологии окончательной «перекройки» политической карты России, судя по всему, вступает в решающую фазу. До сих пор главной силой в устранении тех или иных руководителей регионов выступала прокуратура. Теперь все готово к тому, чтобы к делу подключить Министерство финансов, которое сможет инициировать введение внешнего управления на территориях.

Дело №… Лисицын и другие

В последнее время против глав местных администраций одно за другим заводятся уголовные дела (при деятельном участии Генпрокуратуры и поддержке «силового крыла» Кремля). Доходит до курьезов. Прокурор Московской области Иван Сыдорук предъявил обвинение сразу двум главам администраций Московской области — руководителям Красногорского и Одинцовского районов Борису Рассказову и Александру Гладышеву. По данным Мособлпрокуратуры, в период с 1998 по 1999 г. они незаконно продали третьим лицам несколько десятков гектаров земли в оздоровительных центрах «Жуковка» и «Сосны». Причем сделка была одобрена тогдашним главой управления делами президента Павлом Бородиным.

Немного ранее Генпрокуратура инициировала дело ярославского губернатора Анатолия Лисицына. Утверждается, что Лисицын неправомерно выдавал льготы инвесторам, а также кредиты государственным организациям, среди которых (парадокс, но факт) числятся сама областная прокуратура и Управление внутренних дел. Также Лисицына обвинили и в превышении должностных полномочий при выплате пенсий и льгот (!). Сам Лисицын на этот счет заявил следующее: «Такие вещи можно предъявить абсолютно любому губернатору любой российской территории, поскольку здесь перечисляются те социальные проблемы, которые касаются в целом России и любого российского региона».

В окружении Лисицына не скрывают, что интерес Генпрокуратуры к Ярославской области совпал со вспышкой политической активности губернатора. 1 июня 2004 г. на заседании Госсовета Анатолий Лисицын раскритиковал деятельность Минфина. Глава Минфина Алексей Кудрин тут же, на заседании Госсовета, намекнул российскому президенту, что сомневается в целевом использовании доходов от федеральных налогов, переданных в Ярославскую область. А уже 11 июня по предложению «единоросса» Владислава Резника Госдума инициировала внеплановую проверку использования федеральных средств администрацией Ярославской области. Выездная бригада Счетной палаты во главе с Валерием Гращенковым приступила к работе в начале августа. Однако Генпрокуратура почему-то решила не ждать результатов проверки Счетной палаты.

Между тем Анатолий Лисицын — далеко не первый российский губернатор, оказавшийся под дамокловым мечом прокуратуры. Главу Республики Алтай Михаила Лапшина уже судят за несвоевременное оказание материальной помощи жертвам прошлогоднего землетрясения. В мае нынешнего года прокуратура «несвоевременно» завела уголовное дело на саратовского губернатора Дмитрия Аяцкова . Камчатская прокуратура возбудила уголовное дело против губернатора Михаила Машковцева за превышение служебных полномочий и уже предъявила обвинение. В прошлом под «каток» правоохранителей попадали губернатор Ненецкого автономного округа Владимир Бутов, бывшие руководители Курской, Тверской и Смоленской областей Александр Руцкой, Владимир Платов и Александр Прохоров. Все они — представители старой губернаторской гвардии эпохи Ельцина. И связь между «наездами» власти и желанием «зачистить поляну», признаться, видна невооруженным глазом.

Абсолютное оружие

Как утверждают информированные источники в Кремле, уголовные дела на губернаторов — это только полдела. Причем не самые важные полдела. Уязвимость «уголовной» стратегии на Старой площади уже осознали. У обиженных губернаторов, отмечают юристы, в случае уголовного преследования весьма неплохие судебные перспективы. Вплоть до Международного суда по правам человека в Страсбурге. Учитывая возможный массовый характер таких исков, без громкого международного скандала не обойтись. А он явно ни к чему. И кремлевские политтехнологи разработали «безотказное» средство против региональных феодалов: исполнение федерального и местного бюджетов.

Как рассказал высокопоставленный кремлевский чиновник, после того как Дмитрий Козак и Алексей Кудрин раскрыли перед Владимиром Путиным безграничные возможности бюджетной дисциплины, вопрос с губернаторами отпал сам собой. Президент дал «отмашку» на корректирование законодательного поля. И с лагом в полгода Дума приняла изменения в Бюджетный и Налоговый кодексы, а также в закон по организации местного самоуправления.

Идея разграничения доходных и расходных полномочий центра, а также зон ответственности различных уровней власти в теории выглядит довольно красиво. Суть ее в том, что каждый субъект власти со следующего года (а частично с 2006-го) будет наделен строго определенными полномочиями с соответствующими финансовыми источниками. И ни сам субъект РФ, ни правительство теперь не смогут забрать лишние деньги у регионов-доноров и куда-либо их перенаправить. Казалось бы, обиженных быть не должно. Но когда правительство рассекретило свой вариант поправок, регионам стало ясно: их просто надули.

Правительству — доходы, регионам — дефолт

Центр оставил регионам мизерную часть налоговых доходов — 70% налога на доходы физических лиц, налог на имущество организаций, земельный налог, налоги на малый бизнес и 100% налога на игорный бизнес (как можно собрать этот налог в Якутии или на Камчатке, если казино там нет вообще, неясно). Также в их пользу будут зачисляться акцизы на алкогольную продукцию. Это все. Зато федеральный центр получил в свою пользу все самые собираемые налоги — НДС (составляет львиную долю бюджета), бо/льшую часть НДПИ (второе место по собираемости по итогам первого полугодия) и налога на прибыль, водный налог и другие. В итоге, как возмущенно шептались в кулуарах Совета Федерации, по сравнению с прошлым годом доходная база регионов сократилась как минимум на 10—15%.

В правительстве с такой оценкой не согласны. Министр финансов Алексей Кудрин после утверждения всех поправок в Налоговый и Бюджетный кодексы оптимистично заявил, что регионам опасаться нечего — их доходная база ввиду серьезного роста российской экономики в 2005 г. будет только прирастать. Однако о том, что в случае падения цен на нефть российский ВВП не вырастет, — ни слова. Кроме того, по утверждению Алексея Кудрина, особо нуждающимся субъектам Минфин через специальные субвенции из нескольких фондов, предусмотренных в бюджете 2005 г., окажет помощь. Пока бюджет-2005 проходит в Думе, окончательная доля субвенций регионам не определена. Эксперты Центра развития указывают на то, что предложенные Минфином суммы в абсолютном выражении к ВВП по сравнению с 2004 г. сокращаются с 2,1 до 1,9%. При том, что с 2005 г. за школы, больницы, финансирование местных госучреждений и ЖКХ ответственность будут нести уже исключительно субъекты РФ. Вдобавок на них возлагается финансирование 20 млн льготников — тружеников тыла, ветеранов труда и жертв политических репрессий. На эти цели, по подсчетам Минфина, регионы должны самостоятельно где-то найти около 50 млрд руб. По расчетам регионов, выходит что-то около 90 млрд руб. Откуда возьмутся такие суммы, Минфин умалчивает.

Более того, по словам Кудрина, те регионы, которым дотации центра решить острые проблемы не помогут, с 2006 г. останутся без беспроцентных ссуд и субвенций (в 2005 г. ожидается, что таких регионов будет 42). То есть через год примерно половина субъектов РФ уже не сможет обратиться за помощью к федеральному центру, а если и сможет, то на кабальных условиях. Деньги, по утверждению замминистра финансов Татьяны Голиковой, можно будет взять у Минфина только под проценты и только под гарантии местного бюджета. Так что нововведение правительства смело можно назвать технологией планового банкротства регионов.

При этом будет обеспечен и тотальный контроль за расходованием средств на местах. Представляя Татьяну Нестеренко президенту при назначении ее на пост главы Федерального казначейства, Алексей Кудрин пообещал президенту, что после завершения создания единой системы Федерального казначейства «каждую бюджетную копейку» можно будет отследить из Москвы в режиме он-лайн.

«Александр, это надо сделать»

Но и эти поправки по сравнению с последними изменениями в Бюджетном кодексе выглядят невинными «цветочками». Идею внешнего управления впервые выдвинул полпред президента в ПФО Сергей Кириенко во время попытки разрулить ситуацию с неплатежами в Ульяновской области. Идея прижилась. Согласно новой редакции Бюджетного кодекса любое нарушение его норм (просроченная задолженность по исполнению долговых или бюджетных обязательств, которая превышает 30% объема собственных доходов) подлежит неизбежному наказанию — введению в регионы «временной финансовой администрации» Минфина. Иными словами, избранные руководители регионов в одночасье лишатся всех полномочий и финансов и фактически станут «английскими королевами». Правом подачи ходатайства в Высший арбитражный суд о введении в регионе внешнего управления обладает федеральное правительство. После вступления этого положения в законную силу назначенец из Москвы автоматически приступит к исполнению своих служебных обязанностей, и связи в Москве губернатору не помогут. Теперь вертикаль власти можно укреплять и на региональном уровне. Причем уже известно как.

Недавно прошедший в Кисловодске Совет по вопросам местного самоуправления при полпреде президента в Южном федеральном округе Владимире Яковлеве рекомендовал к внедрению в других субъектах Федерации ставропольский опыт муниципальной реформы. Весьма «ценный» опыт южан предусматривает отказ от всенародных выборов муниципальной власти и назначение глав администраций по контракту при участии губернатора. После заседания совета ставропольский губернатор Александр Черногоров, окрыленный успехом, поведал журналистам о том, как край стал экспериментальной площадкой: «Президент сказал мне: «Александр, это надо сделать». Но что мешает несколько позже сделать то же самое и по отношению к губернаторам? Особенно если в ряде регионов уже будут «внешне управлять» чиновники из Минфина.

Отсюда, как утверждает наш источник в Кремле, плавно вытекает и возможное укрупнение регионов. Пилотный проект укрупнения — слияние Республики Коми и Пермской области в единый субъект — уже обкатан. До сих пор предлагались разные варианты, вплоть до фантасмагорических — создания Великой Бурятии из Республики Бурятия, Усть-Ордынского и Агинско-Бурятского округов. До сих пор оставались неясности с технологией. Теперь неясностей нет. Идея проста, как советская торговля «с нагрузкой»: богатому региону придаются несколько бедных в режиме внешнего управления. И все. Как говорится, от таких предложений не отказываются.

Полпреды — назад, бухгалтеры — вперед

Судя по всему, Кремль вновь обращается к федерализму армейского образца, где «разговорчики в строю» не только не приветствуются, но и приравниваются к государственной измене. Институт полпредов президента из-за отсутствия реальных полномочий и финансовых ресурсов (которыми распоряжаются местные элиты) с поставленной задачей по укреплению вертикали в низах явно не справился. Значит, вперед, бухгалтеры! Как заметил один известный политолог, близкий к Кремлю, речь идет о создании полностью обновленного правового поля, на котором будут действовать единые для всех участников правила игры. И, разумеется, вертикали власти, отстроенной по принципу пирамиды. Остается только выяснить, насколько сам Кремль готов действовать в созданных им же законных рамках.

Дело в том, что в ситуации вменения высшему должностному лицу субъекта РФ одного из тяжких преступлений против государственной власти Генпрокуратура обязана быть строго последовательной и применить пункт 5 статьи 114 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: «В случае привлечения в качестве обвиняемого высшего должностного лица субъекта Российской Федерации (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта РФ) и предъявления ему обвинения в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления Генеральный прокурор Российской Федерации направляет Президенту Российской Федерации представление о временном отстранении от должности указанного лица. Президент Российской Федерации в течение 48 часов с момента поступления представления принимает решение о временном отстранении указанного лица от должности либо об отказе в этом». То есть в любом случае по закону губернаторы могут оказаться за решеткой только с санкции самого президента. Спрашивается: зачем президенту это надо? Проще вместо уголовного дела ограничиться куда менее скандальным внешним управлением.

Иван Подгорных, Ирина Слободянюк

Оригинал материала

«Политический журнал»