Бюджетные деньги вылетели в трубу

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Но экс-глава «Транснефти» успел уйти на пенсию раньше, чем премьер Путин начал искать виновных

1274089791-0.jpg 22 марта премьер-министр России Владимир Путин поручил своему первому заместителю Дмитрию Козаку разобраться в механизмах формирования цен на строительство крупных инфраструктурных объектов и сурово наказать тех, кто «разбазаривает государственные деньги». Первые оргвыводы последовали молниеносно: уже через несколько часов своей должности лишился заместитель министра регионального развития. Однако дело вряд ли ограничится кадровыми решениями: практически все недавние и продолжающиеся «стройки века» могут дать обильный материал для громких уголовных дел. Одной из таких строек Счетная Палата РФ еще год назад назвала трубопроводную системы «Восточная СибирьТихий океан» (ТС ВСТО).

Особую тревогу премьера Путина вызвала явно завышенная сметная стоимость объектов, возводимых в рамках реализации крупнейших и наиболее значимых для страны инвестиционных проектов – таких, как «олимпийская» стройка в Сочи или подготовка Владивостока к саммиту АТЭС. К подобным проектам, безусловно, стоит отнести и строительство трубопроводной системы «Восточная СибирьТихий океан», сопровождавшееся как отчаянными экологическими спорами, так и громкими финансовыми скандалами.

Главным идеологом и лоббистом ТС ВСТО был президент компании «Транснефть» миллиардер Семен Вайншток, позже возглавивший государственную корпорацию «Олимпстрой», то есть, перескочивший с одной «стройки века» на другую. Столь уверенное продвижение Вайнштока по линии руководства стратегическими для страны проектами наблюдатели тогда объясняли близким знакомством олигарха с Путиным, и, соответственно, высокой степенью доверия к экс-президенту «Транснефти» со стороны верховной власти. Однако проверка расходования бюджетных средств в рамках строительства ТС ВСТО, затеянная в 2008 году Счетной Палатой, надо полагать, не без ведома премьера, показала, что доверие это не безгранично.

Итоги этой проверки Счетная Палата была готова опубликовать еще в феврале прошлого года, однако с переходом Семена Вайнштока на должность руководителя «Олимпстроя», историю, видимо, решили не предавать широкой огласке и деликатно замять – дабы не компрометировать сочинскую Олимпиаду, что называется, в зародыше. Между тем, сегодня, в свете публично высказанного намерения Путина жестко разобраться во всех злоупотреблениях на «стройках века», этот документ может стать основанием для возбуждения уголовного дела, более значительного в денежном выражении, чем даже «дело ЮКОСа». По версии Счетной палаты, ущерб, нанесенный государству действиями руководства «Транснефти» при Вайнштоке составляет более 3 миллиардов долларов США. Для сравнения: долги Михаила Ходорковского и Платона Лебедева следствие оценивает «всего» в 623, 7 млн. долларов.

Так, по данным Счетной Палаты, «разбазаривание» государственных денег, если следовать терминологии премьер-министра, началось еще на этапе проектно-изыскательских работ (ПИР). Эти работы проводились силами ОАО «ВНИИСТ» и были оценены в сумму свыше 10 млрд. рублей, причем все разработки оценивались по меркам чистого эксклюзива. Дело в том, что при использовании в проекте типовых решений, а также импортного оборудования, ПИР должны оплачиваться с понижающим коэффициентом – от 0,3 до 0,7, — который, как выяснилось, применен не был.

Кроме того, проверка зафиксировала отклонение стоимости работ у генподрядчика ОАО «ВНИИСТ» от стоимости аналогичных работ у субподрядчиков по отдельным видам – от 13 до 96 процентов. То есть в ряде случаев ОАО «ВНИИСТ» получал от «Транснефти» суммы, почти вдвое превышающие те, что получал за выполненную работу субподрядчик. Нетрудно догадаться, что в этих случаях «ВНИИСТ», как «дочка» «Транснефти» попросту выполнял функции посредника, наживаясь за государственный счет. Например, по одному только объекту – пусковому комплексу – разница в стоимости ПИР у ОАО «ВНИИСТ» и ОАО «Гипротрубопровод» составила 2 миллиарда 117 миллионов 600 тысяч рублей в пользу посредника!

Дальше – больше. Особым качеством работа проектировщиков явно не блистала, поскольку потом в проектно-сметную документацию пришлось внести 3254 (!) изменения, что привело к увеличению сметной стоимости проекта почти на 1,5 миллиарда рублей. А на этапе строительно-монтажных работ (СМР) начали происходить те же чудеса, что и в случае с ПИР.

В 2007-2007 гг. «Транснефть» провела тендеры на проведение работ, крайне бестолково составив условия допуска к этим торгам. Не вдаваясь в подробности, скажем только, что любая организация, претендовавшая на доступ к «стройке века» и бюджетным деньгам, могла продемонстрировать свою мнимую состоятельность, указав технику, находящуюся не только в ее собственности, а также в лизинге, аренде, залоге и т.д. А численность персонала позволялось указывать с учетом штата потенциальных субподрядчиков. В итоге ни один из выигравших торги субподрядчиков – ЗАО «Краснодарстройтрансгаз», ООО «Стройсистема», ООО «СистемаСпецСтрой», ООО «Строй Континент», ООО «ВостокСтрой», ООО «Ай Пи Сеть СПб» – не оказался в состоянии выполнить свою часть работы самостоятельно. И вместо нефтепровода началось активное строительство новых финансовых этажерок, в которых генподрядчики выполняли преимущественно роль посредников.

Чем это все закончилось, можно без особого труда понять, заглянув на сайты арбитражных судов, заваленные исками бывших субподрядчиков, задействованных на строительстве ТС ВСТО. Естественно, генподрядчики пытались снять со своего статуса все сливки, и, получая огромные авансы от «Транснефти», буквально выкручивали руки субподрядчикам, заставляя выполнять многие работы по цене ниже себестоимости, а нередко и вовсе переставали платить партнерам. По оценкам Счетной Палаты, функционирование такой системы привело к удорожанию СМР на сумму 5,7 млрд. рублей.

В свою очередь, «Транснефть», также через суды, пытается теперь вернуть выданные генподрядчикам авансы. Суммы полученных ими средств, но так и не освоенных средств (точнее, освоенных, но совсем не так, как того требовала задача строительства нефтепровода) исчисляются десятками миллиардов. Например, только ЗАО «Краснодарстройтрансгаз» по трем контрактам в 2007 г. было выплачено 7 206 580 470 руб. в качестве аванса, при этом работ на объектах строительства по состоянию на origindate::01.04.2008 г. было выполнено на сумму лишь 1 356 139 300 руб., что составляет всего лишь 5,6% от стоимости всех работ по контрактам и только 18,7% от суммы перечисленного аванса. Одновременно ЗАО «Краснодарстройтрансгаз» были переданы материалы и оборудование (не использованные и не возвращенные на момент расторжения контрактов) на сумму без малого 30 миллиардов рублей.

В Акте проверки Счетной Палаты есть и другие занятные «мелочи». В частности, использование «Транснефтью» лизинговых схем привело к удорожанию оборудования и техники примерно на 1.5 млрд. рублей, еще 2, 7 млрд. ушли на использование заемных средств. А поскольку ОАО «СДМ-лизинг» отказалось продавать «Транснефти» лизинговую технику с учетом износа, для завершения строительства нефтепровода новым руководителям компании придется закупать новую технику. По самым поверхностным оценкам, это еще порядка 18,5 млрд. рублей.

В общей сложности, реализация проекта ТС ВСТО под непосредственным руководством Семена Вайнштока обошлась государству, как минимум, в 60 миллиардов впустую потраченных рублей. Неудивительно, что, перейдя на работу в ГК «Олимпстрой» экс-президент «Транснефти» немедленно начал пересматривать стоимость подготовки Сочи к приему олимпийцев в 2014 году. На этапе подачи заявки в Международный олимпийский комитет эта гигантская стройка оценивалась в 314 млрд. руб. Но г-н Вайншток с порога заявил, что «чиновники ошиблись с расчетами и затраты значительно превысят заявленную сумму». И уже через несколько месяцев была обнародована другая, более правильная, по мнению Вайнштока, цифра: 712 млрд. рублей!

Впрочем, в декабре прошлого года, Семен Вайншток, неожиданно для многих, вдруг покинул кресло руководителя «Олимпстроя», и, как говорят в специфической среде, «залег на дно». Как оказалось, очень вовремя. Вот уже третий месяц о бывшем «хозяине российской трубы» не слышно ни весточки. По некоторым сведениям, Вайншток вошел в число крупных акционеров норвежского машиностроительного концерна «Квернер», который, в числе прочего, владеет выборгским судостроительным заводом. Между тем, сам 62-летний Вайншток, судя по всему, старательно делает вид, что ушел на заслуженный отдых. Удастся ли правоохранительным органам после достаточно громкого заявления Владимира Путина нарушить покой Семена Вайнштока – пожалуй, один из самых интересных вопросов ближайших недель.

Андрей МУРАВЬЕВ