Бюджетные фокусы

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Еженедельный журнал", origindate::29.07.2003, Фото: severinform.ru

Бюджетные фокусы

В Ярославской области из местного бюджета можно получить финансовую помощь даже на покупку "мерседеса"

Игорь Пылаев

Converted 14802.jpg

Губернатор Ярославской области Анатолий Лисицын

Судя по всему, тучи сгущаются и над губернатором Ярославской области Анатолием Лисицыным. Сразу пять депутатов Государственной думы, заподозрив ярославскую власть чуть ли не в преступном сговоре с крупными налогоплательщиками, направили соответствующий запрос генеральному прокурору Владимиру Устинову. Если учесть, с каким рвением в последнее время правоохранительные органы откликаются на депутатские обращения, чисток можно ждать и среди региональных начальников.

Валютный насос

Авторам [page_13274.htm запроса, представляющим фракции СПС и ЛДПР, группу «Регионы России» и Агропромышленную группу,] непонятно следующее: почему Ярославская область в 2003 г. рассчитывает на получение из федерального бюджета финансовой помощи в размере более 600 млн руб., в то время как сами местные власти активно раздают деньги из местного бюджета крупным и средним предприятиям. И суммы далеко не копеечные: они вполне могут оказаться сопоставимы с финансовой помощью Москвы. Прокурорская проверка призвана установить более точные цифры. А также выяснить, нет ли в действиях ярославских властей злого умысла.

Ярославщина не в первый раз пытается стяжать славу главного российского офшора, гарантируя бизнесменам налоговый рай в отдельно взятом субъекте Федерации. В 1997 г. по решению местных властей зоной свободного предпринимательства вдруг стал райцентр Углич. В итоге, как заметил тогдашний председатель Совета Федерации Егор Строев, Углич превратился в «валютный насос», с помощью которого ярославские власти перекачивали в областной карман деньги налогоплательщиков из других регионов.

После того как угличский офшор прогремел на всю страну, областное управление Министерства по антимонопольной политике вынесло определение о возбуждении дела по фактам нарушения администрацией Угличского муниципального округа антимонопольного законодательства. Это случилось в 1999 г. Однако прошло еще три года, прежде чем пресловутый офшор приказал долго жить. Крест на нем поставили поправки в Налоговый кодекс, из-за которых провинциальные начальники лишились почти всех прав на раздачу налоговых льгот. Помимо МАП зоной свободного предпринимательства интересовались и спецслужбы, но громких разоблачений тогда не последовало. Судя по всему, Углич опекали весьма влиятельные лица из Москвы...

Сомнительные субвенции

Как бы то ни было, после упразднения угличского офшора власти Ярославщины запустили в действие новую схему, которая также позволяет предпринимателям значительно минимизировать налоговые выплаты. Как ни странно, она очень проста. И на первый взгляд кажется вполне законной. Дьявол, как всегда, – в деталях.

Итак, в Бюджетном кодексе есть понятие «субвенция». Это бюджетные средства, предоставляемые, например, юридическому лицу на безвозмездной (то есть даром) и безвозвратной (значит, навсегда) основе на целевые расходы. Самое интересное, что в кодексе нет ни слова о том, что конкретно включают в себя так называемые целевые расходы. На практике это означает, что местные власти могут выдать предприятию деньги на что угодно: на пополнение оборотных средств, замену обычного унитаза в директорском туалете на золотой или приобретение для главбуха «шестисотого» «Мерседеса». Мало того, раз эти средства бюджетные, то они не облагаются налогом на прибыль. Получается, что предприятие в состоянии значительно нарастить чистую прибыль только благодаря партнерским отношениям с теми, кто распоряжается бюджетными средствами.

Для перестраховки авторы ярославского «чуда» заручились письмами из Минфина и областного управления МНС, в которых высокопоставленные чиновники подтверждают право местных властей на раздачу предпринимателям субвенций и отсутствие в связи с этим обязательств по уплате налога на прибыль. Главное, чтобы выдача пресловутой финпомощи была оформлена решением местного депутатского собрания с внесением соответствующих поправок в бюджет на текущий год. Никаких особых привилегий Ярославщине Минфин не дал. Но местным властям особых и не требовалось.

В результате за подписью губернатора появляется закон «О стимулировании экономического развития Ярославской области». В нем указывается, что субвенции могут быть предоставлены предприятию на пополнение оборотных средств и осуществление капитальных вложений. Проще говоря, налогоплательщик может честно тратить их по своему усмотрению. Схожие решения приняты и на районном уровне, например в том же Угличе, Рыбинске.

Между тем собственных районных средств едва-едва хватает на выплату зарплат бюджетникам и оплату ЖКХ. Естественно, возникает справедливый вопрос: откуда взяться в казне лишним деньгам, да еще на финансирование избранных коммерческих предприятий? Ответ также очень прост: деньги дадут сами налогоплательщики. Для воплощения грандиозного замысла в жизнь при содействии чиновников учреждается фирма-посредник, например агентство развития инвестиций. После чего его сотрудник берет в руки справочник с телефонами крупных и средних отечественных организаций, зарегистрированных в различных регионах. И начинает скрупулезно обзванивать предприятие за предприятием: нет ли у вас желания вернуть назад до 50% средств, уплаченных за год в виде налогов? Кто же не хочет?!

С пришлым налогоплательщиком ярославские власти заключают специальное соглашение о предоставлении субвенции за счет средств бюджета соответствующего района или, точнее, муниципального округа. Во избежание недоразумений в соглашении подробно расписывается, сколько средств в виде налогов предприятие должно перечислить в бюджет и какую сумму вправе получить обратно в виде субвенции. Обычно предприятию возвращается 80% от налога на прибыль, уплаченного в местный и областной бюджеты, 90% налога на имущество, внесенного в местную казну, 60% от акциза на нефтепродукты, перечисленного в областной бюджет. Схожие цифры по единому и подоходному налогам. Короче говоря, если какой-либо нефтетрейдер решит зарегистрироваться в Ярославской области и в течение полугода-года перечислит в бюджеты разных уровней 150 млн руб. в виде налогов, то 50–60 млн ему вернутся назад в виде субвенции. И это будет едва ли не самая легкая прибыль, которую предприятие получало за все время своего существования.

Переходящая цистерна

А теперь о скелетах в шкафах, которые должны заинтересовать прокуратуру, если, впрочем, она не намерена вновь спустить ярославское дело на тормозах. Весьма любопытна процедура получения свидетельства на право торговли горюче-смазочными материалами (ГСМ) на территории Ярославской области для нефтетрейдеров из других регионов. Согласно действующему законодательству такое свидетельство может быть выдано только при наличии у них мощностей по хранению и сливу ГСМ на территории данного района. Однако, как говорят сами нефтетрейдеры, посредники в состоянии решить и эту проблему. В частности, директору нефтеперерабатывающего завода (НПЗ), расположенного в каком-нибудь Тутаеве, предлагают заключить два договора: один на приобретение движимого имущества в виде обычной цистерны для хранения ГСМ, второй (с открытой датой) – на ее продажу. Для успеха операции требуется всего 100 тыс. руб., да и те на три-четыре дня. В итоге владелец завода как бы покупает эту цистерну, расположенную в Ярославской области. Покупка дает ему право на получение свидетельства на реализацию ГСМ. Впрочем, все хлопоты по оформлению и получению этого документа возьмут на себя все те же посредники. Через три дня, когда свидетельство уже выдано на руки, проставляется дата во втором договоре (на продажу цистерны), и владельцу НПЗ возвращают его «сотку». Услуги посредников обходятся примерно в 2–3 тыс. долл. – для нефтетрейдера сущие пустяки. Понятно, что на местах не заинтересованы в проверке организации на наличие у нее реальных, а не фиктивных мощностей для хранения ГСМ. Местные власти свою выгоду видят в увеличении доходной части бюджета за счет привлечения налогоплательщиков со стороны, а также за счет увода налогоплательщиков у других регионов. Как заметил в беседе с обозревателем «Журнала» руководитель департамента бюджетной политики Министерства финансов Алексей Лавров, если Минфин увидит, что, например, какой-то регион получает большие доходы «в виде квазиуплаченных налогов и при этом имеет такие же большие расходы на субсидирование, то меры могут быть самые разные».

«В частности, решая вопрос о предоставлении региону финансовой помощи на выплату заработной платы бюджетникам, мы будем вправе сказать: а чего вам помогать, у вас огромные доходы, а вы их тратите на субсидирование экономики, – говорит Алексей Лавров. – Далее, если в Ярославской области зарегистрировалось предприятие из другого региона, то почему оно платит подоходный налог в ярославский бюджет, а не в тот, где действительно расположены мощности данного предприятия? Это вопрос к налоговым органам. С точки зрения налогового законодательства это означает, что предприятие нарушает закон. Вне зависимости от места регистрации налог на прибыль, на имущество, подоходный налог, то есть все прямые налоги должны распределяться между филиалами или подразделениями пропорционально занятым ими фондам. Так записано в Налоговом кодексе. Надо, чтобы налоговики внимательно просмотрели последнюю редакцию Налогового кодекса, и все сразу встанет на свои места».