Бюджетоемкая модернизация по Алексею Попову

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© igolkin, origindate::22.08.2011, Фото: via "Коммерсант"

Бюджетоемкая модернизация по Алексею Попову

На смену Игорю Щеголеву идет другой коррумпированный неудачник

Павел Фолин

Compromat.Ru

Алексей Попов

Корабль российской модернизации, спущенный на воду президентом РФ Дмитрием Медведевым в 2009 году (когда была опубликована его статья-манифест «Россия, вперед!»), получает одну пробоину за другой. На неопределенный срок — как минимум, на 2-3 года — откладывается внедрение цифрового телевещания, которое преподносилось Кремлем и профильным ведомством — Министерством связи и массовых коммуникаций под руководством Игоря Щеголева — как прорывное достижение в рамках развертывающейся модернизации.

18 августа 2011 года спутник «Экспресс-АМ4», который должен был обеспечить передачу сигнала цифрового телевидения на значительной части территории России, в первую очередь — на Дальнем Востоке и в Сибири, не вышел на расчетную орбиту и фактически пропал. Накануне неудачного запуска министр Игорь Щеголев не жалел самых лестных эпитетов и оптимистичных заявлений, назвав «Экспресс-АМ4» «выдающимся по своим параметрам телекоммуникационным спутником не только для России, но и для всего мира». Непосредственно перед исчезновением нового суперспутника (изготовленного, как потом выяснилось, вовсе не в России, а в Австрии, в основном, на базе компонентов и технологий европейского концерна EADS), министр на Байконуре пытался доказать многочисленным журналистам, что до 2013 года будет запущено еще 6 космических аппаратов данной серии, которые «закроют 97% территории России и ряд соседних стран». Что якобы позволит нашей стране стать региональным лидером в области цифрового телевещания. Теперь же в Минкомсвязи (уже не министр, а стыдливые анонимные источники) вынуждены признать, что одна из самых амбициозных программ ведомства, о близком успехе которой «своевременно» доложили Дмитрию Медведеву, заморожена минимум на 2 года. Это значит, что до президентских выборов-2012 никаких положительных сдвигов в переходе от аналогового телевидения к цифровому не будет. И, если Медведев все же решит вновь баллотироваться на высший государственный пост, похвастаться успехами в области новейших телевизионных технологий ему перед избирателями не удастся.

Конечно, за запуски спутников в России напрямую отвечает не Минкомсвязи, а Роскосмос, где недавно сменилось руководство (в апреле 2011 г. Анатолия Перминова сменил Владимир Поповкин). И потому катастрофа «Экспресса-АМ4» теоретически должна ударить, прежде всего, по этому ведомству. С другой стороны — менять главу Роскосмоса чаще одного раза в год как-то несолидно. Да и обещания президенту относительно скорого бума цифрового телевидения давал именно Щеголев, а вовсе не относительно недавно приступивший к своим новым обязанностям генерал Поповкин. Потому определенные оргвыводы в отношении руководства Минкомсвязи могут и последовать.

Они вероятны еще и потому, что неудача с цифровым телевидением меркнет на фоне другого эпического провала Министерства Игоря Щеголева — краха программы «Электронное правительство». Эта программа считалась «коньком» Минкомсвязи, предметом его особой гордости. В 2009 году премьер-министр РФ Владимир Путин по предложению своего бывшего руководителя протокола г-на Щеголева утвердил ОАО «Ростелеком», к тому времени перешедшее под фактический контроль близких друзей и бизнес— соратников министра, генеральным подрядчиком по реализации «Электронного правительства». Без конкурса, разумеется. Что действующее законодательство в исключительных случаях позволяет. Предполагалось, что к 1 июля 2011 года все государственные услуги можно будет получать через Интернет — с помощью компьютеров, мобильных телефонов и так называемых инфоматов (терминалов с сенсорным экраном). Свыше 10 000 инфоматов планировалось установить в холлах государственных учреждений по всей стране. Но главными «фишками» «Электронного правительства» были система межведомственного электронного взаимодействия и единая база документов граждан России. Внедрение этих систем и технологических решений позволяло запретить ведомствам на всех уровнях — федеральном и региональном — требовать от россиян какие-либо документы, справки и т.п., информация о которых уже находится в единой межведомственной базе данных, т.е. которые хотя бы один раз предъявлялись чиновникам по какому-либо поводу или нужде. Планировалась настоящая революция в системе отношений «бюрократия — гражданин»: прозрачная технология электронного взаимодействия, не предполагающая ни волокиты, ни очередей, ни, главное, взяток. Президент Грузии Михаил Саакашвили, которому в его маленькой стране уже удалось нечто подобное, хотя и не столь технологически совершенное, умер бы от зависти! (Что, наверное, заодно решило бы и ряд геополитических проблем России на Кавказе).

К сожалению, приходится констатировать, что технологическая революция отменяется. Вместо более 10 000 инфоматов «Ростелеком» к началу лета 2011 года закупил лишь 500. В каждом регионе силами федерального генподрядчика установлено лишь по одной (!) точке доступа к услугам «Электронного правительства», а все остальное субъекты РФ должны профинансировать сами — но денег на это в региональных бюджетах нет и не предвидится.

Но самое печальное — за 2 года, в течение которых ведомство под руководством Игоря Щеголева концентрировалось на «Электронном правительстве», не созданы ни регламент межведомственного взаимодействия, ни объединенная базы данных о гражданах России. То есть — технология избавления россиян от сбора десятков документов и справок перед обращением в органы власти по-прежнему отсутствует. А ведь эта технология в свое время была объявлена главной задумкой и находкой российского «Электронного правительства».

Еще весной 2011 г. стало очевидно, что никакого «Электронного правительства», как обещали Минкомсвязи и «Ростелеком», к 1 июля у нас не будет. А потому 17 июня Госдума тихой сапой, без шума, пыли и рекламы, по инициативе Минкомсвязи приняла поправки к закону от 27 июля 2010 года № 210-ФЗ «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг», в соответствии с которыми внедрение «Электронного правительства» переносится минимум на год — до 1 июля 2012 г. Но и это, по оценкам специалистов, еще далеко не предел.

Проще говоря, всё переносится на «после выборов». Это значит, что, вопреки собственным ожиданиям, премьер Владимир Путин не сможет во время предвыборной кампании «Единой России» и Общероссийского народного фронта предъявить избирателям «Электронное правительство» как весомое достижение своего Правительства. Да и в ходе президентской кампании 2012 года тему обещанной гражданам «Электронной России», где нет коррупции и волокиты, придется как-то замять и обойти стороной.

Не случайно после такого феерического провала пошли разговоры о том, что дни Игоря Щеголева на посту министра связи и массовых коммуникаций РФ сочтены. Появился уже и вероятный кандидат на министерское кресло — 37-летний Алексей Попов, которого 28 февраля 2011 года Владимир Путин назначил директором правительственного Департамента информационных технологий и связи. По некоторым данным, Попов пользуется личной благосклонностью Путина, а также персональным благоволением своего непосредственного начальника Вячеслава Володина, вице-премьера, руководителя аппарата Правительства и одновременно — главы предвыборного штаба Общероссийского народного фронта.

Впрочем, на рынке Алексей Попов считается, скорее, ставленником нескольких крупных IT-корпораций, в первую очередь — IBS, одного из лидеров отечественной отрасли информационных технологий и системной интеграции. Как известно, контролирующий акционер IBS Анатолий Карачинский еще в начале 2000-х гг. претендовал на пост министра информационных технологий и связи. Однако, не преуспев в аппаратной борьбе с тогдашним министром Леонидом Рейманом, видимо, решил, в конце концов, двинуть на высокую государственную должность «меньшого брата». Не случайно назначение Алексея Попова главой Департамента Правительства РФ по информационным технологиям и связи вызвало восторженную публичную реакцию гендиректора IBS Сергея Мацоцкого, который расхвалил нового назначенца как опытного и высокого профессионала.

Созданные Поповым в середине 1990-е гг. компании «Бюджетные финансовые технологии» (БФТ) и «Бэнк'c софт системз» (БСС) в 2003 году вошли в состав группы IBS. А в 2004 году Попов стал заместителем руководителя Федерального казначейства по информатизации — как говорят, с подачи все той же IBS, которая к тому времени наладила с Казначейством плотные взаимовыгодные связи. Созданием IT-системы Федерального казначейства новоявленный фаворит Путина занимался до самого перехода на работу в Белый дом.

Правда, и по кандидатуре Алексея Попова у экспертов возникают многочисленные вопросы, связанные, в первую очередь, с эффективностью его деятельности в Федеральном казначействе. К началу 2010-го система всероссийского IT-бюджетирования, на которую из казны было потрачено свыше 15 млрд. рублей, должна была функционировать во всех 83 регионах страны, а заработала только в 6 (!!!). Планировалось развернуть в структурах казначейства 367 000 автоматизированных рабочих мест, но фактически развернуто было не более 27 000. В результате запуск перенесен на 1 января 2012 года — без каких бы то ни было гарантий соблюдения и этого срока.

Так что, как видно, команда Попова оказалась не сильно эффективнее команды Щеголева. Еще одно «достижение» возможного будущего министра — Портал государственных закупок (zakupki.gov.ru), которые долгие годы разрабатывался под «крышей» Федерального казначейства и, соответственно, команды Попова. Сегодня этот портал не ругает только ленивый: по единодушному мнению и активных пользователей, и чиновников, он нуждается в активной доработке. «То, что проблемы с сайтом есть, все знают, — сообщил «Известиям» на условиях анонимности источник в Минэкономразвитии. — Он часто виснет, иногда невозможно открыть какие-то документы и многое другое».

Тем временем на доработку портала из федерального бюджета постоянно выделяются крупные средства: в 2010 году — 360 млн. руб., в 2011 — уже 778 млн. руб. ($26 млн.). Участники рынка считают подобные затраты чрезмерными.

— Давайте в качестве примера возьмем Wikipedia — сайт с десятками миллионов посещений в день по всему миру, — предлагает директор IT-компании «Коринф» Андрей Созыкин. — На серверах Wikipedia хранятся миллионы страниц текстов, бесконечно появляются новые. Тем временем на их резервное копирование и сопровождение администрацией ресурса тратится примерно $800-900 тыс. в год. Всего пожертвования на Wikipedia не превышают $7 млн в год, что в три с лишним раза меньше суммы, которую российские чиновники просят на модернизацию сайта госзакупок.

За последний год на всех существующих электронных торговых площадках по линии госзакупок было размещено около 200 тысяч заявок. Обычно со всей сопутствующей документацией каждая из них занимает 3-4 мегабайта памяти. То есть весь архив размещенных заказов за 12 месяцев не превышает 800 гигабайт. Такой объем информации без проблем может храниться на любом персональном компьютере среднего ценового диапазона. Тем не менее, Казначейство, согласно конкурсной документации, намерено закупить 70 серверов и одиннадцать шкафов для их размещения.

— В отличие от того же Youtube, у пользователей zakupki.gov.ru строго ограниченный круг пользователей, — поясняет Андрей Созыкин. — Соответственно, нет необходимости постоянно наращивать аппаратные мощности.

Остается добавить, что, работая в Федеральном казначействе, Алексей Попов запомнился и нарочитым стремлением привлечь к сотрудничеству аффилированные компании. Так, одной из основ IT-системы Казначейства стала технология, ранее разработанная компаниями БФТ и БСС. Которые, как мы помним, были созданы лично г-ном Поповым, а сейчас входят в не чуждую ему группу IBS. Кроме того, крупнейшим подрядчиком Федерального казначейства стала IT-компания «Организационно-технологические решения» (ОТР), номинальные руководители которой Дмитрий Рыбаков и Алексей Брызгалов — сокурсники Алексея Попова по физическому факультету Московского государственного университета. ОТР получила от федерального казначейства в 2005-2010 годах более 3,6 млрд рублей.

Становится ясно, что вероятная замена Игоря Щеголева на Алексея Попова — не ключ к решению острых отраслевых проблем, а традиционное «шило на мыло». Перспективы же амбициозных программ типа «Электронного правительства» и цифрового телевидения, давно обещанных простому российскому избирателю, так и остаются неясными. Увы.