Бюллетень возьму домой- хуй им, а не голос мой!

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Совершенно секретно", декабрь 2003, Фото: Kermit

«Черный» пиар на службе Родине

Галина Сидорова, Дмитрий Фролов

Converted 15601.jpg

На днях утром, зайдя в супермаркет «Седьмой континент», с интересом обнаружила, что все кассирши сидят в бейсболках «Я – за единую Россию», да еще и на груди соответствующие «бэджики» приколоты: чтоб никто не сомневался. Собственно, в том, что труженицы крупнейшего супермаркета поддерживают партию власти, ничего плохого или удивительного нет. Поражает другое: все как один. Совсем как в старое доброе время.

Хотя чему поражаться? По федеральному телеканалу в каждом вечернем выпуске новостей господин Грызлов, одетый по-простому, без галстука, встречается то с рабочими, то с молодежью, то с тружениками полей. И никаких тебе ссылок «На правах политической рекламы» – будто на это время кто-то невидимый выключает печально известный закон о выборах. И никаких дебатов. Как в старое доброе время.

На этом фоне технологии «черного» пиара из арсенала рядовых политтехнологов вкупе с тремя способами «отъема голосов» в ходе подведения результатов голосования, которые описывают наши авторы в предлагаемой вашему вниманию Теме номера, выглядят детскими шалостями.

Усилиями властей «черный» пиар стал вполне официальным и государственным. Задачи ставит Кремль. Администрация президента уточняет, распределяет, выносит и вносит в партийные списки, поощряет и наказывает. Цена вопроса гораздо выше, чем коробка «зеленых». Если не удается наказать долларом или, как это принято теперь, – евро, в ход идет «тяжелая» прокурорская артиллерия: «Будем сажать, жаль только, сроки у нас маленькие...»

Лично я не испытываю особых симпатий ни к господину Видьманову с его «Росагропромстроем», ни к господину Абрамовичу с его «Сибнефтью». Но еще меньше мне нравится кампанейщина: как-то уж больно одновременно и слаженно, под стать демонстративно преданным партии власти кассиршам из супермаркета, возбудились господа думцы, завалив Генпрокуратуру запросами. К ним примкнула Счетная палата, неожиданно вспомнившая о своих претензиях к «Сибнефти» двухлетней давности. И все в едином порыве начали обличать олигархов и коррупцию.

Видимо, в конце концов «дорогие россияне» действительно впечатлились: в ответ на вопрос «ВЦИОМ-А» 50 процентов опрошенных заявили, что предстоящие выборы в Государственную думу их не интересуют, 4 процента с ответом затруднились. 57 процентов опрошенных уверены, что выборы будут «скорее грязными», и лишь 21 процент – что «в целом честными».

Но если все предрешено, возникает естественный вопрос: идти или не идти. И вот что интересно: на «черных» пиарщиков от власти работают и те, кто стадно голосует, за кого скажут, и те, кто в знак протеста не голосует вообще. Потому что манипулировать не отданными голосами значительно проще, чем отданными.

Развязка не за горами. 7 декабря мы дружными рядами отправимся на избирательные участки. Если мы этого не сделаем, своих лучших людей страны выберут другие. А потом и нас самих догонят и «выберут»...

***

«Яблоко» моченое и др.

Алексей Макарнкин, Дмитрий Фролов

Каждая избирательная кампания сопровождается бурным пиаром – не только «белым», но и «черным». Можно принимать сколько угодно законов, запрещающих последний, – он все равно будет процветать. Ведь для многих участников кампании важно не только пройти в Думу самим, но и утопить соперника, чему и служит «черный» пиар – негативная агитация.

Классический пример «черного» пиара оставила в наследство потомкам предыдущая кампания по выборам в Думу. «Телекиллер» Сергей Доренко, за спиной которого стояли кремлевская администрация и лично тогдашний владелец ОРТ Борис Березовский, буквально разбомбил с помощью своих еженедельных передач рейтинг главного конкурента «партии власти», движения «Отечество–Вся Россия», выставив на всенародное посмешище его лидеров, о которых он рассказывал совершенно неправдоподобные (и, в общем, даже не очень остроумные) байки, то примеряя на них с помощью компьютерной графики женское платье, то приклеивая бороду Че Гевары, то вовсе в буквальном смысле слова раздевая догола.

Теперь, конечно, ситуация другая – много спокойнее и предсказуемее. И «черный» пиар стал, так скажем, более цивилизованным. Таланты Доренко на этот раз оказались не востребованы. Но дело его живет, пусть и в других масштабах.

Способы борьбы с конкурентами многообразны – от разового вброса информации, что кандидат Икс гомосексуалист, человек с двойным гражданством и лучший друг Березовского (какая метаморфоза: Борис Абрамович из идеолога «черного» пиара превратился в его жертву), до системной кампании, направленной против крупной политической партии, включающей в себя и коллективные обращения, и организацию «бунта» нелояльных партийцев. Не говоря уже об [page_13904.htm использовании кандидатов-двойников], которое становится все популярнее. Иногда речь идет о действиях, формально к «черному» пиару не относящихся, – например, использование компромата в распространяемых депутатами официальных документах.

Оговоримся, не каждому упоминанию в СМИ о «черных» технологиях можно безусловно доверять. В нынешней кампании был занятный случай. Один политолог за месяц до выборов обвинил партию «За Русь Святую» в том, что она – клон партии «Русь» и создана лишь с целью раздробить электорат последней. Однако к тому моменту об электорате «Руси» (равно как и партии «За Русь Святую») можно было говорить лишь гипотетически: обе партии, по данным авторитетных социологических служб, не набирали и одного процента голосов. Таким образом, скорее всего, речь идет не о клоне, а просто о попытке двух разных групп политиков разыграть «русскую» карту. А копирайта на идею в сфере политтехнологий у нас пока что не существует.

Что же касается партий-фаворитов, то они в разной степени подверглись воздействию со стороны «специфических» технологий. В наименьшей – «Единая Россия» и ЛДПР. С первой стараются на ссориться – ведь партию активно поддерживает президент, а в ее списке три десятка глав субъектов Федерации. Так что борьба против «единороссов» – занятие не безопасное. Единственный случай использования «черного» пиара в отношении партии власти – распространение [page_13795.htm сказки Салтыкова-Щедрина «Медведь на воеводстве» с ехидными карикатурами на Грызлова и Путина]. Однако эту задумку следует квалифицировать как неудачную – «привязка» классической сатиры к нынешним временам выглядела натужно и не слишком остроумно.

Что до ЛДПР, то активная кампания против нее велась в 90-е годы, когда жириновцев считали серьезной угрозой для демократии в России. Тогда против Владимира Вольфовича собрали столько компромата, что его хватило бы для краха десятка политических карьер. Чего только не вменяли ему в вину: и сомнительные сексуальные развлечения, и тайное сотрудничество с властью (тогда она была непопулярна), и членство в его фракции ранее судимых граждан.

Однако, поняв природу электората Жириновского, даже поверхностный анализ электората Жириновского подсказывает бессмысленность попыток его разоблачить. За Жириновского голосуют либо из желания плюнуть в лицо истеблишменту (все равно какому – властному, оппозиционному, демократическому), либо ради прикола – как за самого необычного и забавного кандидата. Поэтому появление негативной информации его избиратели либо не замечают, либо (если не заметить нельзя) трактуют наоборот – как признание недюжинных достоинств кандидата: мол, во дает мужик! Так что единственным нововведением нынешней кампании в борьбе с ЛДПР следует считать акцию Андрея Савельева из блока «Родина». Он попытался бороться с Жириновским его же собственными методами – разыгрывая «национальный вопрос». Но и эта уловка вряд ли отберет голоса у сына русской женщины и юриста.

Коммунистов – березовым веником!

Что касается других партий, реально претендующих на «выход в финал», то против них ведется массированная борьба с использованием «черного» пиара. Впрочем, особой оригинальностью технологии не отличаются.

КПРФ в течение 90-х годов атаковали крайне однообразно: вспоминали про ГУЛАГ, продуктовые очереди и всеобщую уравниловку. Теперь это не эффективно. Прежде всего потому, что большинство партий соревнуются в том, как бы успешнее донести до избирателей свои ностальгические чувства по погибшей советской империи. «Единороссы» вообще разместили на своих плакатах портреты Сталина и Дзержинского. Кроме того, задача антикоммунистической кампании сегодняшнего дня – не столько отпугнуть от зюгановцев новых союзников, сколько лишить их поддержки традиционных избирателей. А это можно сделать, только играя на их же, левой, «половине поля» и обвинив КПРФ в плохом следовании ленинским принципам.

Попытки такого рода предпринимались и раньше. В Кремле были только рады, когда «левые коммунисты» во главе с Тюлькиным и Анпиловым шли на выборы самостоятельно, ругая Зюганова за мелкобуржуазный ревизионизм. В 1995 году – время наивысшего взлета КПРФ – «леваки» увели у зюгановцев около 4 процентов избирателей. Однако сейчас ситуация изменилась: Тюлькин баллотируется в Думу по списку КПРФ. Анпилов свой «Сталинский блок» на выборы вообще не повел. Но и технологи, разрабатывающие планы атаки на компартию, стали более изощренными. Если левой оппозиции Зюганову нет, то ее нужно создать.

7 ноября в Москве прошли сразу две акции левых. Первая – традиционная манифестация КПРФ во главе с Зюгановым. Вторая – демонстрация ветеранов на Пресне, проходившая под антизюгановскими лозунгами. Геннадия Андреевича клеймили за включение в партийный список людей, связанных с олигархическими структурами. «Пока в партии предатели, воры и олигархи, мы – ветераны, пенсионеры, коммунисты – не можем голосовать за КПРФ», – провозглашалось на митинге. Ветеранов волнует присутствие в зюгановском списке не только богачей, но и морально неустойчивых личностей – таких, как бывший Генпрокурор Юрий Скуратов. «Невозможно понять, какие цели преследовало руководство партии, принимая к себе развратника», – гневно заявили более ста ветеранов правоохранительных органов и вооруженных сил в эпистоле, адресованной Зюганову. Федеральное телевидение, не часто балующее своим вниманием акции левых сил, в этом случае проявило оперативность и дало пространные репортажи об обеспокоенных пенсионерах.

Впрочем, олигархические связи зюгановцев разоблачают не только представители старшего поколения. Депутат Леонид Маевский, избранный по списку КПРФ на прошлых выборах (и, как утверждают, один из спонсоров зюгановцев в то время), сейчас обвинил коллег в сговоре с Березовским. [page_13997.htm Оказалось, что товарищ Маевский] вместе с секретарем ЦК по идеологии Александром Кравцом ездил год назад к лондонскому изгнаннику разговаривать по финансовым вопросам. Состоялись три встречи: две в отеле, а одна – в семейном кругу Бориса Абрамовича. Бывший олигарх проявил щедрость: 3 миллиона долларов, если верить Маевскому, получила от него близкая к КПРФ корпорация «Росагропромстрой», возглавляемая одним из партийных вождей Виктором Видьмановым. Обсуждались и вопросы поддержки КПРФ с помощью СМИ.

Деятельностью видьмановской фирмы заинтересовался не только Маевский. Депутаты-центристы проголосовали за [page_13996.htm обращение Думы к Генпрокурору Устинову], в котором корпорация обвиняется в нецелевом использовании средств из федерального бюджета, а также в возможной «утечке» финансов из ее структур на нужды чеченских сепаратистов. В запросе содержится и упоминание о «прямой связи финансистов КПРФ с такими личностями, как Б.А.Березовский». Появление обращения совпало с разоблачениями прозревшего Маевского.

Некоторые трезвые люди объясняют сие «прозрение» тем, что ему на этот раз дали непроходное место в списке компартии, после чего он и решил обличить товарищей и баллотироваться в качестве независимого депутата. Что же до его визита в Лондон, то и тут, говорят, Маевский преследовал двойную цель. Дело в том, что в нынешнем году он безуспешно баллотировался на пост губернатора Омской области. А там традиционно сильна компания «Сибнефть», известная своими прежними связями с Березовским. Вполне вероятно, Маевский снаряжался в Лондон, преследуя не только общепартийные, но и личные цели. Тем более что его товарищ по лондонскому турне, Александр Кравец, возглавляет омских коммунистов и был в ту пору в дружеских отношениях с кандидатом в омские губернаторы (это сейчас они разругались и соперничают в одном округе). Да и вообще на переговоры по поводу финансирования КПРФ логичнее было бы посылать не бывшего доцента марксистско-ленинской философии Кравца, а кого-нибудь из доверенных людей Видьманова. Так что визит двух персонажей, имеющих существенные политические интересы в Омской области, носил, конечно, предвыборный характер – но, скорее, регионального, а не федерального масштаба.

Как бы там ни было, «черный» пиар в этом случае работает, и КПРФ в общественном сознании все теснее связывается с Березовским и олигархами в целом. «Вы работаете в штабе Березовского, который готовит заговор против России, и Березовский называет это захватом власти в рамках закона», – обращаясь к коммунистам, негодует бывший директор ФСБ Николай Ковалев. У Ковалева, как мы помним, на Березовского очень большой зуб: из-за него он потерял в свое время высокий пост. В разгар «дела ЮКОСа» такие обвинения кажутся особенно опасными для любой структуры, коммерческой или политической.

Яблочники-расстриги

В отношении «Яблока» столь жесткой пиар-кампании, как против КПРФ, не ведется. Но и «Яблоко» «мочат» как могут. Главная ставка делается на бывших активистов партии, покинувших ее по различным причинам. Один из лидеров «Яблока» Сергей Митрохин прямо обвинил движение «Яблоко без Явлинского» в использовании «черного» пиара. Лидер означенного движения Игорь Морозов обратился по этому поводу в суд и Генпрокуратуру, требуя возбудить уголовное дело за клевету. По его мнению, «Яблоко без Явлинского» просто критикует использование партии ее лидером в личных интересах. Впрочем, «Я без Я» – так сокращенно называют морозовскую структуру – не смогло привлечь в ряды сколько-нибудь видных «яблочников». Да и сам Морозов никогда не был замечен среди видных партийцев.

Зато выход из «Яблока» незадолго до выборов коломенского отделения партии был преподнесен весьма торжественно. Лидер отделения Рыбаков на пресс-конференции сетовал, что московский аппарат партии использует региональные отделения как «машину для сбора голосов» (непонятно, правда, в чем тут криминал: чем еще должны заниматься отделения, как не рекрутированием в партию новых членов?). Затем коломенцы влились в партию СЛОН (Союз людей образования и науки), основанную бывшим заместителем Явлинского Вячеславом Игруновым. Игрунов еще с советских времен хорошо знаком с известным политтехнологом Глебом Павловским. Злые языки утверждают, что Глеб Олегович не остался в стороне от «зачатия» СЛОНа.

Такие партии, как СЛОН, на Западе называют спойлерами. Они создаются с исключительной целью отнять у крупной политической структуры, с которой конкурируют, часть голосов избирателей. Занятно, что «третий номер» в списке СЛОНа, Андрей Шаромов, баллотируется также в Тушинском одномандатном округе Москвы, соперничая с лидером столичных «яблочников» Сергеем Иваненко. У Шаромова свои счеты с руководством «Яблока» – он ранее возглавлял молодежную организацию партии, был снят с занимаемой должности и судился на предмет восстановления на работе. Что же до партийного списка СЛОНа, то одним из его лидеров значится Нурали Латыпов, в начале 90-х годов известный как один из наиболее успешных «знатоков» в телеигре «Что? Где? Когда?». Партия делает ставку на голоса интеллигентов, чьими кумирами были умные игроки. То есть пытается играть на том же «яблоневом» поле.

Впрочем, бывшие «яблочники» не только становятся «слонами», но и пишут письма. Например, по поводу своего недовольства книгой по истории партии, вышедшей накануне выборов. Авторы письма – Эрик Лобах, исключенный из «Яблока» лет пять назад, бывший депутат Думы Игорь Лукашев и Леонид Гуревич, ныне возглавляющий некий Либерально-социальный союз, – без ложной скромности утверждают, что «порядочные люди уходят из «Яблока». Помянуты в нем и спонсоры партии – Гусинский, Дробинин (был такой финансист в Легпромбанке), Ходорковский... Конечно же, вспоминается [page_13801.htm история с 700 тысячами долларов, найденными прокуратурой при обыске в близком к ЮКОСу Агентстве стратегических коммуникаций]. Связь этих денег с «Яблоком» так и не доказана, но доказательства «порядочным людям», видимо, и не нужны. Обычно такие бумаги если и публикуются, то в малотиражных СМИ с припиской «на правах политической рекламы». Однако в данном случае авторам предоставила свои страницы государственная «Российская газета».

Рогозин с пистолетом

Если в кампании против КПРФ все участники дополняют друг друга, то борьба против «Яблока» носит несколько бессистемный характер. Если обвинения в адрес коммунистов масштабны (связь с олигархами вплоть до участия в неких тайных заговорах), то претензии бывших «яблочников» больше напоминают кухонные склоки.

Против СПС и блока «Родина» сколько-нибудь крупных кампаний, похоже, не ведется. Однако и их оппоненты вниманием не обижают. В отношении правых «черные» пиарщики не нашли ничего более оригинального, чем в очередной раз разыграть «карту Чубайса». Это и понятно: именно Чубайс – мозг и «мотор» нынешней избирательной кампании СПС (равно как предыдущей). Чубайсовская деятельность в РАО «ЕЭС» опять-таки напрямую увязывается с деятельностью партии. Правда, теперь, в отличие от прошлых выборов, в вину Чубайсу парадоксальным образом вменяются не его просчеты (действительные или мнимые), а наоборот, достижения. Недавнее снижение тарифов в ряде регионов, предпринятое руководством энергокомпании, представляется не как первый результат рыночных преобразований в энергохолдинге (в начале ноября в РАО начали свободную торговлю электричеством), а как предвыборный маневр. Тем более что РАО рассылает об этом радостном событии листовки потребителям – то есть будущим избирателям. На листовках стоит подпись Чубайса. Представители «Единой России» тут же ухватились за эту «зацепку», дабы разоблачать влиятельного конкурента. Вот уж воистину Чубайс виноват всегда – и когда повышает тарифы, и когда их понижает.

«Родину» сверхактивно «пиарят вчерную» на известном интернет-сайте «Компромат.ру». В ход идет все: и фото Дмитрия Рогозина, [page_13517.htm позирующего якобы в чеченском селе с пистолетом в руке], и «аналитические материалы» о том, что Рогозина, мол, скоро снимут с поста спецпредставителя президента по Калининградской области. Благо Рогозин с его громкой и пустой риторикой (кличка: «Жирик для интеллигенции») и действительно крайне неэффективной деятельностью как на официальном посту калининградского представителя, так и в добровольно взятой на себя миссии «защитника русскоязычных» – крайне удобная мишень. Не обошли вниманием и его литературное творчество: книгу «Мы вернем себе Россию», как утверждают «компроматчики», накатали за месяц три московских журналиста.

Разгром штаба заказывали?

«Черный», то есть неявный, скрытый пиар, вопреки общим представлениям, существует всегда. Выборы просто оживляют этот и без того обширный информационный рынок, позволяя ему безболезненно произвести тотальную переоценку собственных ценностей.

Переоценку в данном случае следует понимать буквально. Криэйторам и прочим бойцам невидимого пропагандистского фронта в эту пору совсем нетрудно убедить заказчиков, что генерация свежих идей требует новых расценок. Новых – это еще не значит рекордных. Во всяком случае, додефолтовского уровня оплаты «черного» пиара сегодня удается добиваться лишь единицам. И эти счастливчики о своих финансовых достижениях предпочитают помалкивать. Поэтому [page_9564.htm среднерыночные расценки на политическую «косуху» и «джинсу»] – так на профессиональном сленге именуют скрытую рекламу – выглядят относительно скромно. К примеру, политпропагандистский материал объемом в четыре машинописные страницы, опубликованный в популярной народной газете из числа тех, что снобы именуют «полужелтыми», обходится заказчику в 13 тысяч долларов. Гораздо дешевле «заказуха» в центральной газете, чье мнение совпадает с официальным. Заказчику за машинописную страницу приходится выложить 900 долларов. Но это в том случае, если материал позитивный. «Негатив» стоит чуть дороже – порядка 1200 долларов за страницу.

На телевидении, как это ни странно, не намного дороже. На федеральном телеканале, официально не называющемся государственным, десятиминутный сюжет поставят в сетку вещания всего за 10 тысяч долларов. Каковы расценки там, где учредителем числится государство, – страшная тайна. Но, видимо, речь идет о суммах того же порядка.

[page_13400.htm Самый дешевый вид «черного» пиара – тот, что на грани хулиганства.] Говорят, разгром избирательного штаба конкурента обходится всего в две с половиной тысячи зеленых. Обработка того же помещения содержимым нужника приносит «золотарям» полторы тысячи. Ну а самая распространенная «услуга» – срывание или порча предвыборных плакатов – cтоит вообще сущие гроши. За такую мелочевку больше двух сотен баксов не платят. Однако желающие находятся – курочка по зернышку клюет да сыта бывает.

Кому нужен «черный» пиар

Конечно, насколько эффективны все эти «наезды», можно будет сказать только по итогам выборов. Однако кое-какие выводы уже напрашиваются.

Очевидно определенное снижение рейтинга КПРФ в течение осени: его фиксируют авторитетные социологические службы – фонд «Общественное мнение» и ВЦИОМ. Однако этот процесс, видимо, связан не столько с войной компроматов, сколько с ростом популярности «Единой России» – то ее прямо поддерживал президент, то «посадка» Ходорковского привлекала к партии новых избирателей, любящих подобные телодвижения власти. Причем избирателей из числа потенциального электората КПРФ. На этом фоне КПРФ, не обладающая властными рычагами, объективно проигрывает.

Что до либералов, то для них бывали времена и похуже: достаточно вспомнить демонстрацию гомосексуалистов в поддержку Явлинского, организованную его оппонентами накануне прошлых президентских выборов. «Жесткий» компромат на лидеров «Родины» преимущественно распространяется в интернет-сообществе, среди которого мало избирателей блока, апеллирующего к антиолигархическим настроениям социальных низов. «Наезды» на Чубайса тоже, как, впрочем, и всегда, не дают искомого результата. Напротив, с момента включения главного энергетика в первую тройку федерального списка рейтинг СПС только вырос. В любом случае негативная кампания с использованием элементов «черного» пиара способна, очевидно, лишь подкорректировать результаты выборов, но не изменить их кардинально.

В истории с КПРФ, например, задача «черного» пиара – прежде всего внести смуту во внутрипартийную жизнь в стратегической перспективе. Власти нужно расколоть живучих коммунистов, коль скоро не оправдались расчеты на то, что коммунистическая идеология сама канет в Лету.

Но почему подобные приемы живучи как на региональном, так и на федеральном уровне?

Во-первых, действует бессмертный закон Паркинсона. «Черных» пиарщиков расплодилось столько – причем бизнес этот очень высокодоходный, – что предложение само ищет спрос. Высокие прибыли стимулируют рост изобретательности тех, кто профессионально занимается «мочиловкой» отдельных политиков и целых партий.

Ну а во-вторых, и в главных, если не удается добиться оттока голосов от «неправильных» кандидатов к «своим», то уж поспособствовать увеличению числа разочарованных в политической сваре и, следовательно, ни за кого не голосующих сограждан – легче легкого. Таким образом, протестное «неголосование» объективно становится голосованием в пользу искомого результата. Вопрос в том, сколько россиян на сей раз позволят собой манипулировать, а сколько не позволят, вопреки всему пойдя на избирательные участки.

***

Не «отпиарить», так украсть. Как это делается

А.М., Д.Ф. 

Как доказано в ходе слушания однотипных дел в российских судах, фальсифицировать выборы несложно. Точно так же ясно, что даже если нескольких фальсификаторов схватить за руку, то добиться отмены результатов выборов и проведения новых все равно не удастся. Ведь на скамье подсудимых оказываются, как правило, члены отдельных участковых избирательных комиссий. Даже когда пересматривают итоги голосования на этих участках, общие цифры обычно изменяются незначительно. Так что если «обиженному» добавляют пару-тройку сотен голосов, а разрыв между ним и победителем составил несколько тысяч, кандидат, так и не ставший депутатом (губернатором, региональным президентом и т.д.), может испытывать лишь моральное удовлетворение.

Пример – скандал с выборами президента Удмуртии два года назад. Победу на них одержал действующий президент Николай Федоров, на втором месте остался лидер местных коммунистов Валентин Шурчанов. Сторонники последнего подали жалобу, обвинив членов избиркомов в фальсификациях. В результате на трех участках итоги выборов были пересмотрены, а семь человек получили условные сроки – председатели избиркомов, секретари и два наблюдателя, представлявшие интересы Федорова. Обнаружилось, что уже после того, как голоса были подсчитаны и предварительные результаты зафиксированы в первичном протоколе, председатели избиркомов вскрывали упаковки бюллетеней, в которых граждане проголосовали за Шурчанова, и передавали их наблюдателю. А тот вносил в них исправления, превращая бюллетени в недействительные. Ставил, например, галочку против еще одной фамилии. Таким образом, на одном из участков было испорчено около 130 бюллетеней. А на этом самом участке Федоров якобы обошел Шурчанова на 80 голосов.

Однако вскрытых нарушений на трех участках оказалось недостаточно для пересмотра результатов в целом. Нельзя было доказать и то, что фальсификаторы действовали по указке сверху.

Подобные случаи на думских и местных выборах зафиксированы и в других регионах – Пензенской и Ленинградской областях, Ставропольском крае, Татарстане. И везде крайней оказывалась мелкая сошка. У политиков, которым фальсификации причиняют немалый ущерб, остается два варианта действий. Первый – сверка всех первичных и окончательных протоколов: существенная разница в данных позволит заподозрить «чувашский» сценарий. Но для этого надо, чтобы наблюдатели находились на всех участках и могли получить копии всех первичных протоколов, проведя тем самым альтернативный подсчет голосов. Второй способ – как можно чаще инициировать судебные разбирательства, добиваясь при этом не «условных» приговоров, а реального наказания виновных.

Вот что рассказал корреспонденту «Совершенно секретно» депутат Госдумы, бывший председатель комиссии по изучению практики применения избирательного законодательства в РФ Александр Салий:

– Лично я сталкивался с явными фальсификациями в двух избирательных кампаниях – 1996 и 2000 годов. В первом случае речь идет о 600 тысячах голосов избирателей Татарстана, во втором – о 242 тысячах в. Оба раза фальсификаторы использовали одновременно несколько способов «коррекции» народного волеизъявления, действуя, что называется, по обстоятельствам и с учетом местной специфики. А вообще можно выделить три основных метода фальсификации результатов голосования.

Главный – вброс бюллетеней. Это, по сути, голосование «мертвыми душами». Списки избирателей составляются минимум за полгода до выборов. А это большой срок. Кто-то меняет место жительства, кто-то умирает. Реальный состав голосующих отличается от списочного процентов на десять. Вот эти десять процентов и есть ресурс фальсификаторов. Чтобы его задействовать, без помощи местной администрации не обойтись. У нее ведь под рукой и загсы, и органы внутренних дел, и паспортные столы, и кому, как не чиновникам, знать, сколько человек, занесенных в список избирателей, на выборы точно не явятся и чьи голоса можно «продать» фальсификаторам.

Другой способ еще грубее. Это элементарная подмена. В процессе подсчета «неправильные» бюллетени просто заменяются на «правильные» фальшивки. На этот раз подсчет бюллетеней будет осуществляться путем перекладывания их из одной стопки в другую после обязательного оглашения результатов голосования по каждому. Во всяком случае, этого требует принятый в 2002 году закон «Об основных гарантиях избирательных прав граждан». А раньше комиссия скопом наваливалась на груду заполненных бюллетеней – вот тут-то «засланный казачок» и осуществлял подмену. Надо заметить, что в прежние годы подделать бланк не составляло особого труда. Нынешний бюллетень гораздо лучше защищен от подделки, но посмотрим, как на этот раз подготовились фальсификаторы...

И есть совсем уже примитивный способ. Это исправление результатов голосования в отчетах избирательных комиссий. Лично видел, как к единице пририсовывали «флажок», и в результате вместо нее в отчете значилась четверка. По новому закону это деяние тянет года на четыре, но для этого кто-то должен схватить злоумышленника за руку. Боюсь, что там, где будут работать фальсификаторы, людей, способных им противостоять, возьмут в крутой оборот. Дескать, мешают работе избиркома, просим вывести из состава комиссии. И ведь выведут. Им за это деньги плачены. Сколько? Раньше на один избирательный участок хватало пяти тысяч рублей. На район иногда тратили до нескольких тысяч долларов. Сегодняшних расценок не знаю. Цена вопроса зависит от местной конъюнктуры.