Вавилов Андрей Петрович

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
У нас есть Другие материалы об этом человеке


Бывший первый заместитель министра финансов Российской Федерации

Андрей Петрович Вавилов

Дата рождения

10 января 1961 г.

Место рождения

г. Пермь

Жизненный путь

В 1982 г. окончил Московский институт управления.
В 1985 г. - аспирантуру.

В 1982-1984 гг. - инженер-программист вычислительного центра при Министерстве здравоохранения СССР.

С 1985 г. - инженер, младший научный сотрудник Центрального экономико-математического института Академии наук СССР. Принимал участие в работе над программой "500 дней".

С 1988 г. - старший научный сотрудник Института экономики и прогнозирования научно-технического прогресса.

С 1991 г. - и. о. зав. лабораторией Института проблем рынка АН СССР.

В 1992 г.- начальник управления министерства экономики и финансов РФ (предложен на эту должность Егором Гайдаром ).

С октября 1992 г .- первый заместитель министра финансов РФ. В этой должности он проработал при трех руководителях данного ведомства - Василии Барчуке, Борисе Федорове и Сергее Дубинине. Курировал валютный департамент, департамент по связям с общественностью. Был председателем межправительственной комиссии по внешнему долгу и активам, статс-секретарем министерства, членом представительства правительства России в Федеральном собрании. С именем Андрея Вавилова связана акция по размораживания счетов Внешэкономбанка.

С 13 октября 1994 г. по 5 ноября 1994 г. - исполняющий обязанности министра финансов. Назначен распоряжением председателя правительства Виктора Черномырдина. Назначение Вавилова на пост исполняющего обязанности трактовалось некоторыми наблюдателями, как "нежелание президента оставлять Минфин на Вавилова в долгосрочной перспективе" ("Известия", 14 октября 1994 г.).

4 ноября 1994 г. распоряжением правительства РФ Вавилову объявлен строгий выговор "за допущенную в октябре 1994 г. критическую ситуацию на финансовом рынке, создавшую угрозу экономической безопасности Российской Федерации" (имелось в виду резкое падение курса рубля на торгах ММВБ 11 октября 1994 г. - т.н. "черный вторник").

С 5 ноября 1994 г. до апреля 1997 г. - первый заместитель министра финансов Российской Федерации. Снова курировал валютный департамент, департамент по связям с общественностью и межправительственную комиссию по внешнему долгу и активам. С 1996 г. занимался только внешнеэкономическими вопросами.

Осенью 1995 г. Андрей Вавилов визировал от имени Минфина документы по залоговым аукционам, представлявшим собой, по словам "Независимой газеты" (4 февраля 1997 г.), "самую масштабную передачу государственной собственности в частные руки". На вопрос газеты (17 октября 1996 г.) почему он занимался залоговыми аукционами, Вавилов ответил: "На самом деле занимался аукционами Казьмин (Андрей Казьмин - бывший замминистра финансов), я только договора подписывал. И подписывал только потому, что болел Пансков (бывший министр финансов), и мы с Владимиром Петровым (первый замминистра финансов) поровну "делили" договора. Но эти договора завизированы аппаратом правительства, согласованы с Госкомимуществом".

3 февраля 1997 г. возле здания минфина был взорван автомобиль Вавилова. Ряд СМИ выразили уверенность в том, что взрыв был попыткой покушения на замминистра.

Многие эксперты выразили мнение, что причину взрыва следует искать в деятельности первого заместителя министра финансов: "Цель громкой акции - подтолкнуть если не премьера, то президента к тому, чтобы под лупой рассмотреть деятельность Вавилова и в конечном итоге заменить его. Аргументация проста - Вавилов запутался в сомнительных связях. От него запахло уголовщиной - вот, смотрите, об этом знает вся страна, увидевшая его пострадавший от взрыва автомобиль" ("Коммерсантъ-Daily", 5 февраля 1997 г.).

В 1997-1998 гг. - президент банка "Международная финансовая инициатива".

В 1998-1999 гг. - советник председателя правления РАО "Газпром".

С 1998 г. директор Институт финансовых исследований.

В апреле 2000 года избран председателем совета директоров нефтяной компании "Северная нефть". 28 мая 2001 года был вызван в Генпрокуратуру, где следователи проинформировали Вавилова, что против него может быть возбуждено уголовное дело.

В "Северной нефти" интерес прокуратуры к Вавилову связывают не с его работой в правительстве, а с ситуацией, сложившейся вокруг "Сибнефти", пишет "Коммерсант-Daily". В частности, его подозревали в том, что он накануне конкурса по приватизации "Сибнефти" разместил в банках, финансировавших победителей конкурса, большой объем бюджетных средств.

После допроса был госпитализирован в одну из столичных больниц.

Происхождение, семейное положение

Женат. Супруга Марьяна - работает в Сбербанке и в фирме "ОЛБИ-Интернешнл" ("Общая газета", 20 июня 1996 г.). Одним из скандалов лета 1996 г. стала публикация расшифровки беседы бывшего председателя Национального фонда спорта Бориса Федорова с Борисом Березовским, Татьяной Дьяченко и Валентином Юмашевым. Из разговора следовало, что жена руководителя Госкомитета по физкультуре и спорту Шамиля Тарпищева Анджела связана с русской мафией в США. Спустя полгода Тарпищев заявил, что Федоров просто ошибся и перепутал его жену с супругой Андрея Вавилова. На обложке первого номера журнала "Профиль" за 1997 г. была напечатана фотография супругов Вавиловых, после чего журналисты отметили: "Даже дилетант смог бы понять, что драгоценности Марьяны тянут на весьма кругленькую сумму" ("Независимая газета", 4 февраля 1997 г.).

Политические взгляды, позиция

Принимал участие в работе над программой "500 дней".

"Сегодня" (5 февраля 1997 г.): "По мнению многих правительственных либералов, именно авторством Андрея Вавилова объясняется то обстоятельство, что бюджет-95 был подготовлен значительно лучше бюджета-96 как в части прогноза сбора доходов, так и в детализации расходной части. Андрей Вавилов сыграл важную роль и в формировании в конце 1995 года первого за годы реформ неинфляционного бюджета-96 (хотя к разработке собственно бюджетной конструкции 1996 года он уже отношения не имел). При этом, по отзывам хорошо знающих его людей, первый замминистра ориентирован на либеральные экономические ценности".

Личные качества, характеристики

Хобби, увлечения, вкусы, стиль, имидж

"Благодаря специфической роли, занимаемой в правительстве, Андрея Вавилова сегодня можно смело назвать образцом "нового русского" чиновника (по аналогии с "новыми русскими" как таковыми). Он четко воспринял ценности российского бизнеса и ведет себя в точном соответствии с ними. В избранной им форме общения с бизнесменами и чиновниками, манере одеваться в костюмы от Hugo Boss и Pierre Cardin, использовать в повседневной работе два мобильных телефона (по рассказам, один из телефонов исполняет роль "вертушки") легко угадывается "новый русский"" ("Сегодня" 5 февраля 1997 г.).

Газета "Сегодня" (14 октября 1994 г.): "Вавилов пользуется репутацией осторожного экономиста-профессионала, исповедующего умеренно-либеральные взгляды, но не склонного отстаивать их рациональными методами".

"Независимая газета" (4 февраля 1997 г.): "Сведущие люди давно знали о реальных полномочиях одного из замминистров финансов - полномочиях, которые выходят далеко за пределы его формально очерченных функций. Преступники точно знали, кто в министерстве финансов "номер первый". Первый, конечно же, тот, кто распределяет деньги, а не красиво говорит с трибуны или рисует стрелочки на пенсионной карте страны. С представительско-политическими функциями в Минфине прекрасно справляется его номинальный руководитель Александр Лившиц, с денежно-распорядительными - реальный глава этого ведомства Андрей Вавилов".

Газета "Сегодня" (5 февраля 1997 г.): "Самый богатый чиновник России. При упоминании этой фамилии выражение лиц рядовых служащих министерств приобретает характерный мечтательный оттенок. Величина накоплений г-на Вавилова, которая с тихим и завистливым злорадством называется чиновниками, исчисляется сотнями миллионов долларов". По словам газеты Вавилов занимал вершину "теневого рейтинга влиятельности".

"Коммерсантъ-Daily" (5 февраля 1997 г.): "Вавилов - один из последних могикан гайдаровской команды. Но считать его радикальным реформатором нельзя".

Постоянные контакты, отношения, связи

Госаппарат

В 1992 г. перешел работать в Министерство Финансов по предложению председателя правительства Егора Гайдара.
В последствии пользовался поддержкой Виктора Черномырдина.
Весной 1996 г. Вавилов был казначеем предвыборной кампании президента России Бориса Ельцина.
По словам газеты "Сегодня" (5 февраля 1997 г.): "Любимая байка Минфина о записывающихся за две-три недели на прием к Вавилову министрах и вице-премьерах (не говоря уже о разных губернаторах) близка к истине".

Деловые круги

Член совета директоров РАО "Газпром".
"На основной работе меня воспринимают как человека, лоббирующего "Газпром", в "Газпроме" - как человека, присланного контролировать компанию" (из интервью Вавилова "Независимой газете", 17 октября 1996 г.).

Член совета директоров РАО "Норильский никель" ("Сегодня", 5 февраля 1997 г.).

"Независимая газета" (4 февраля 1997 г.): "Он может резко увеличить активы того или иного коммерческого банка простым росчерком пера. Он может "наказывать" неугодных ему банкиров и, наоборот, оказывать помощь приближенным к нему бизнесменам. Если проанализировать самые значительные изменения в рейтинге российских банков, то выяснится, что ко всем этим изменениям в той или иной степени причастен г-н Вавилов".

"Комсомольская правда " (5 февраля 1997 г.): "Андрей Вавилов курирует <...> межправительственную комиссию по внешнему долгу и активам. Именно долги и активы бывшего СССР, доставшиеся по наследству России, являются тем лакомым куском, вокруг дележа которого идет ожесточенная борьба коммерческих банков. Кроме 130-миллиардного внешнего долга (в долларах), Россия остается одним из крупнейших кредиторов. Страны "третьего мира" задолжали нам около 150 миллиардов. Причем далеко не все кредиты и ссуды бывшим друзьям и союзникам можно считать безвозвратно потерянными. В списке российских должников и вполне платежеспособные Индия, Ливия и Ирак. Именно от подписи Андрея Вавилова зависело, какой из коммерческих банков будет уполномочен правительством обслуживать внешний долг".

Газета "Интерфакс-АиФ" (10 февраля 1997 г.): "Долгое время институт отбора уполномоченных банков позволял поддерживать на плаву достаточно сомнительные в финансовом отношении банки. В конечном итоге страдали программы, которые получали деньги с большими задержками, страдал бюджет, а господин Вавилов, по словам одного недоброжелателя, "покупал пиджак от Кардена на минфиновскую зарплату".

По словам газеты "Сегодня" (5 февраля 1997 г.) поддержкой Вавилова пользовались: Менатеп, "Империал", Альфа-банк, Сбербанк, "Национальный кредит", Национальный резервный банк, Столичный банк сбережений, Московский национальный банк, Внешэкономбанк, "Стратегия".
То же издание отмечает: "Раздача льготных депозитов, покупка государством акций отдельных банков (например, приобретение 16 процентов уставного капитала банка "Национальный кредит" летом 1995 г.), выделение средств Внешэкономбанком на безвозмездной основе, навязывание получателям бюджетного финансирования неликвидных ценных бумаг вместо "живых" денег с последующим их обналичиванием в дружественных первому замминистра банках с большой скидкой, знаменитая "вексельная афера" Олега Бойко - обмен летом 1995 года векселей Сберегательного банка на обязательства тогда уже неплатежеспособного банка "Национальный кредит", "вымогательство" у банков пожертвований на парламентскую и президентскую кампании, - все это вменяется в вину Андрею Вавилову".

Член совета директоров Общественного российского телевидения ( ОРТ ).

"Интерфакс-АиФ" (10 февраля 1997 г.): "Серый кардинал" Минфина, пересидевший в этом ведомстве четырех министров, подобно античному царю Мидасу будто обладал возможностью все превращать в золото своим прикосновением".

Дополнительная информация

В мае 1996 г. с Центрального телеграфа был разослан в СМИ и депутатам ГосДумы многостраничный факс рассказывающий о деятельности Вавилова и подписанный "Ассоциация независимых журналистов "Согласие".
По словам журнала "Лица" (15 марта 1997 г.) "когда Вавилову показали этот подметный факс от 29 мая, он как человек с довольно живым восприятием хохотал над каждой страницей".
Журнал изложил содержание факса, снабдив его подзаголовком: "на всякий случай предупреждаем, что все описываемые события нам представляются вымышленными, а совпадение имен является случайным":

"Итак, по версии сочинителей, пять лет назад из далекой зарубежной командировки, полной романтики плаща и кинжала, в Москву вернулся молодой человек по фамилии Лебедев. Здесь он знакомится с не менее молодыми и остроумными людьми - владельцем банка "Национальный кредит" Бойко и первым замминистра финансов Вавиловым. Немного погодя, приятели решают заняться крупными финансовыми махинациями в области вывоза бюджетного капитала за рубеж и для этого создают "Национальный резервный банк" (НРБ). Погромче назовешь, побольше возьмешь. Решили - сделали: Вавилов подписывает, а Бойко с Лебедевым упаковывают. Короче, устойчивая преступная группа с плохими намерениями. А Вавилов у них - мозговой трест. Как профессор Мориарти у Конан Дойла.
Например, Вавилов 17 февраля 1995 года подписывает с Бойко соглашение о передаче "Нацкредиту" 92 миллионов долларов "для кредитования внешнеэкономических организаций". Или со счетов Внешэкономбанка направляет в банк Бойко без обязательств рублевого покрытия 45 миллионов долларов вроде как для строительства жилого района в Москве. А взамен хитрый замминистра, по оперативным данным, получает дом в Лос-Анджелесе и двухэтажный пентхауз в нью-йоркском небоскребе Трамп-Тауэр (в этом месте, читая факс, Андрей Вавилов особенно смеялся). И мы тоже. Потому что если кто и жил в нью-йоркском небоскребе, так это сам Бойко.

А затем у Бойко дела не заладились, он поцапался с "Мостом" Гусинского. И Вавилов стал больше дружить с бывшим разведчиком Лебедевым. Стал ему помогать. Вывел из акционеров "Нацрезервного банка" бойкинские "Олби" и "Нацкредит" и заманил в пайщики "Газпром" и "Газэкспорт". И сам стал членом совета директоров "Газпрома". С Лебедевым почему было выгоднее контактировать - он в товарищах с Дубининым и даже с его женой, все вместе работали еще в "Империале". На этом основании отправители факсов делают буквальный вывод: "С приходом на пост председателя ЦБ РФ Сергея Дубинина аферы по перекачке бюджетных денег за рубеж приняли еще больший размах". По их клеветническим данным, только в 95-м году через юный НРБ Лебедева, Центральный банк Дубинина и Минфин Вавилова прокачали более 600 миллионов долларов.
С особым цинизмом отправители расписали в своем факсе операцию по переводу Минфином в НРБ 8 миллиардов 420 миллионов индийских рупий (около 300 миллионов долларов) - опять очень выгодно - без рублевого покрытия. И далее приводят документы:

"Председателю Внешэкономбанка РФ Носко А.П.
В соответствии с решением правительства РФ от origindate::04.08.95 г. просим дать указание перечислить 3 млрд. инд. рупий на счет "Национального резервного банка" без взимания рублевого покрытия. Первый заместитель министра финансов РФ
А.П.Вавилов origindate::07.08.95 N26-3-2/718 ".

И реакция через три месяца: "Срочное донесение.
Информируем Вас, что в соответствии с инструкциями министерства /письмо N26-3-2/718 от origindate::07.08.95/ Внешэкономбанк зачислил на счет НРБ 3 млрд. инд. рупий из централизованных валютных средств. Однако до настоящего времени во Внешэкономбанке не имеется оформленного правительственного поручения или решения о выделении указанной суммы... Председатель Внешэкономбанка.
Носко А.П. origindate::31.10.96 N625/33"

Такую мелочность и маниакальную подозрительность составителю срочного донесения не простили. Вавилов с Дубининым уговорили Черномырдина подписать у президента отставку Анатолия Носко.
Если верить факс-авторам, голову вредного председателя Внешэкономбанка Вавилов честно заслужил, поскольку занимался сбором средств для выборов блока "Наш дом - Россия" в Госдуму: "Вавилов лично заставил Р. Вяхирева внести средства в НРБ якобы для компенсации тех расходов, которые банк понес по избирательной кампании В. Черномырдина и его блока... Сумма взноса организаций "Газпрома" составила свыше 12 млн. долларов, а сумма финансирования кампании премьера этим банком - около 8 млн. долларов".
Говорят, фраза "лично заставил Вяхирева" очень позабавила обоих - и Вяхирева, и Вавилова. Опять же последнего назвали организатором сбора средств на предвыборную кампанию Ельцина. Прямо не замминистра, а сборщик податей какой-то.
И, естественно, факс заканчивается сакраментальной фразой: "По оперативным данным, личное состояние А.Вавилова в настоящее время превысило 120 млн. долларов".

ПИСАТЕЛИ-ВЗРЫВНИКИ

В общем, неприятными людьми оказались эти сочинители из неведомой миру группы "Согласие". Попытались внести раздор в правительственные ряды прямо в разгар выборов. Как нам сказали, читая это факсовое послание, Андрей Вавилов, конечно, смеялся, но одновременно он понял: это - первое предупреждение.
Второе предупреждение, как вы догадываетесь, последовало спустя десять месяцев - 3 февраля. Взорвали машину. Причем, на самом деле пока до конца не ясно - предупреждали или всерьез хотели взорвать? В своем единственном после взрыва и более чем скупом интервью программе "Время" Андрей Вавилов отметил, что недругов хватает у любого, кто имеет отношение к финансам, тем более к Минфину.
И действительно, если из окна многоэтажного дома тебе на голову падает бутылка, поди разберись, кто ее бросил. Хотя со временем траектория полета, конечно, вычисляется. Так и здесь. Нам представляется вполне логичным предположение, что тот, кто 29 мая настолько информировано сделал Вавилову ПЕРВОЕ предупреждение, сделал и ВТОРОЕ - 3 февраля.

МЫ ВСЕ ОЧЕНЬ ЛЮБИЛИ БЛЕНДУ

У нашего поколения тридцатилетних, к которому относится и экономист-кибернетик Андрей Вавилов, был свой культовый писатель Хулио Кортасар, без упоминания о нем не обходилась ни одна уважающая себя студенческая компания. У Кортасара есть рассказ "Мы все очень любили Бленду". В нем описывается некое общество фанатов известной актрисы Бленды, которое с восхищением смотрело и обсуждало все ее фильмы. Но в какой-то момент фанаты почувствовали, что с каждым новым фильмом Бленда играет хуже и пошлее, изменяет их идеальным представлениям об "их Бленде". Ей пробовали писать письма. Она не реагировала. И тогда ее убили.
А теперь представим условную группу пермских учителей, которые сумели воспитать Андрюшу Вавилова прилежным и пытливым мальчиком, или группу профессоров Московского института управления, которые развили его киберэкономические способности. И что осталось от былого отличника? Что натворили профессора, выпустившие из своих лабораторий кибер-Вавилова? Вместо безопасных экспериментов над препарированием экономической материи в закрытом институте Вавилов вырвался в большую жизнь. Для разминки он вошел в группу разработчиков знаменитой программы "500 дней". Затем его пригласил в правительство Гайдар. С тех пор свою личную программу киберэкономист выполнил: он - первый замминистра финансов, член совета директоров "Газпрома", "Норильского никеля". Сбербанка и даже ОРТ. А главное, он "серый" кардинал, стратег российской экономики, распределяющий валютные потоки страны. Он ничего не решает, зато все гениально придумывает: вексельные операции, залоговые аукционы, банковские консорциумы.
Именно поэтому Вавилов - практически единственный из членов кабинета министров-"завлабов", который сумел сохранить за собой один из самых ключевых постов в российском правительстве. Он смог сохранить доверие Черномырдина. Ему удалось удерживать равновесие во время долгого противостояния группировок "Сосковец - Коржаков" и "Черномырдин - Чубайс". А после падения первой группировки Вавилов вновь проявляет чудеса, лавируя между интересами премьера, главы президентской администрации и банков. Этот спокойный, интеллигентный человек в совершенстве освоил искусство выживания в современных финансовых джунглях. Известны по меньшей мере две сделки, которые при определенных обстоятельствах могли стоить Вавилову карьеры.

ЗА ЧТО ИЗБИЛИ ПАВЛА ВОЩАНОВА

В конце октября какие-то жесткие ребята заблокировали на ночной дороге машину бывшего пресс-секретаря президента Павла Вощанова. Ничего не говоря, Вощанову намяли бока, а автомобиль сбросили в кювет. Накануне Вощанов отдал в редакцию "Комсомольской правды" статью о швейцарской фирме "НОГА", с которой на заре реформ неопытные министры-завлабы заключили бартерную сделку: их продуктовые кредиты в обмен на нашу нефть. Спустя три года коллега Вавилова замминистра (теперь уже бывший) А.Головатый в письме на имя заведующего секретариатом премьера Петелина признал: "По результатам проверки было установлено, что компания "НОГА" значительно завысила сумму поставленных ею товаров и значительно занизила стоимость поставленных ей из России объемов нефти..." А куда ушла разница между реальными ценами и контрактными?
Бывший первый и опальный пресс-секретарь президента Павел Вощанов в статье написал, что после подписания в апреле 1991 года контракта с "НОГОЙ" "в одном из западных банков двенадцати российским должностным лицам были открыты личные счета". Названы были и суммы "от 300 тысяч долларов до нескольких десятков миллионов". Более того, Вощанов утверждал, что список этих счетов есть в справке Контрольного управления администрации президента, направленной в начале 1996 года в Кремль. Вощанов всего лишь поинтересовался: "Кто эти двенадцать и какие ныне посты занимают в российской власти?" И ему сделали первое предупреждение.
Теперь говорят, что этот список счетов выкупил у исполнителя за миллион долларов один министр в нашем правительстве. Так это или нет, но эта сделка и круги от нее интересны сами по себе.
18 января 1993 года на имя зампреда правительства РФ Александра Шохина из МВЭС пришла бумага за N10-09/184: "Швейцарская фирма "НОГА" в течение последних трех лет предоставила кредиты на сумму более 3 млрд. долларов. По состоянию на origindate::15.01.93 общий объем наших обязательств перед фирмой "НОГА" составляет около 1,5 млрд. долларов".
В самом факте задолженности ничего любопытного нет. Любопытно предложение МВЭС по этому случаю: "Погасить в срок до 31 марта 1993 г. просроченную задолженность фирме в
Тот, кто знаком с щепетильностью западных бизнесменов, знает, что даже сумма в 100 тысяч долларов наличными вызывает в приличном обществе ассоциации с мафией и "грязными" деньгами. А тут речь идет о трехстах миллионах!
Но Шохина эта сумма не смущает. Он собственноручно накладывает на письме МВЭС резолюцию:"А.П.Вавилову. Прошу подтвердить готовность Минфина на уплату задолженности фирме "НОГА" в первом полугодии 1993 г. (число, роспись)". А дабы не возникало сомнений, Шохин подтверждает собственную резолюцию отдельным распоряжением (АШ-П-2-02109 от origindate::21.03.93).
Кстати, недавно в Швеции закончился процесс в Стокгольмском международном суде, где нашим юристам удалось отбить многомиллиардные притязания "НОГИ" без всяких наличных.
А между тем, зловещая тень пресловутого списка счетов "12 апостолов" витает над крышами министерств. Любопытен в этом плане ответ Александра Шохина на материал Вощанова: "Счетов на имя правительства, ЦБР и их руководителей не было". Далее Шохин пишет, что первый контракт с фирмой "НОГА" подписал 1-й зампред Совмина РСФСР Г.Кулик в апреле 1991 г. Потом были два дополнения и еще одно соглашение в 1992 г. Г-н Шохин сетует, что "сейчас уже трудно восстановить, по каким причинам из сделки "выпали" зарубежные банки и Внешэкономбанк, а соглашения заключались напрямую с правительством". Видимо, бывший зампред считает это достаточным оправданием, а дальше начинает "жонглировать" фамилиями, так или иначе причастными к сделкам с фирмой "НОГА".
В статье Шохина упоминаются премьер Черномырдин, замминистра финансов Вавилов, 1-й замминистра внешнеэкономических связей Давыдов, вице-премьер Сосковец, ответственные сотрудники Минэкономики и МВЭС Ольховиков и Шибаев. О своих заслугах Шохин скромно умалчивает. Но о них красноречиво написал в своем обращении в "МК" председатель правления фирмы "НОГА" Нессим Д.Гаон: "Я вспоминаю, как страстно г-н Шохин в 1992 г. молил фирму "НОГА" о помощи, прося ее спасти российский урожаи от катастрофы, а народ России - от голода". Еще более красноречиво распоряжение Александра Шохина АШ-П-2-09475 от 12 марта 1993 г. о выделении фирме "НОГА" 30 млн. долларов при условии, что Гаон не будет обращаться в суд с иском.
В своем письме г-н Гаон называет еще три фамилии: тогдашних первого вице-премьера Шумейко, председателя Центробанка Геращенко и главу государственно-правового управления при Президенте РФ Орехова. Всего, вместе с Шохиным, получается 11 фамилий. В "Комсомолке" упоминалось еще одно имя - шефа правительственного аппарата Бабичева.

ИГРА В ЗАЛОГОВЫЕ НАПЕРСТКИ

Без эпопеи с залоговыми аукционами портрет Андрея Вавилова будет неполным.
30 марта 1995 года присутствовавшие на заседании правительства руководители ОНЭКСИМбанка, "Менатепа" и "Столичного" предложили правительству от имени банковского консорциума кредит в 9 триллионов рублей под залог акций приватизируемых предприятий. Предложение озвучил глава ОНЭКСИМа, ныне первый вице-премьер Владимир Потанин. Присутствие руководителей коммерческих банков на заседании правительства не является обязательной практикой. Но данный случай - неординарный.
Когда предложение Потанина прозвучало, Виктор Черномырдин мрачно поинтересовался, обсуждался ли этот вопрос с кем-нибудь из правительства. Утвердительно кивнули головами двое: Олег Сосковец и Анатолий Чубайс . Тогда это позволило журналистам порассуждать о дипломатических способностях ОНЭКСИМбанка, сумевшего привлечь на свою сторону столь непримиримых вице-премьеров. Последующие события опровергли эти досужие рассуждения.
Трудно сказать, почему предложение Потанина не прошло. Может быть, Виктор Степанович, который не раз выступал в роли полководца таковских "генералов", воспротивился передаче акций нефтяных компаний банкам, не имеющим к ТЭКу отношения. А может, банкиры решили, что в розницу будет дешевле, чем оптом.
После окончания залоговой эпопеи, стало ясно, что верны были оба предположения. Все прошедшие аукционы по нефтяным гигантам были отмечены необычайной активностью банков - участников заседания правительства от 30 марта и необъяснимой апатией банков, взращенных на нефтедолларах. А выручка оказалась в три раза ниже первоначально предложенной цены. Объяснение этому феномену в августе 1996 года дала Счетная палата РФ.
Проверка показала, что крупнейшие российские нефтяные компании и РАО "Норильский никель" были выкуплены коммерческими банками из федеральной собственности за счет средств федерального же бюджета и по бросовой цене.
Из выводов Счетной палаты РФ: "На период проведения залоговых аукционов в ноябре-декабре 1995 г. Министерством финансов РФ было размещено на депозитных счетах в российских коммерческих банках 603,739 млн. долларов "временно свободных средств федерального бюджета", что практически эквивалентно общей сумме кредита, реально поступившей в госказну в 1995 г. от залоговых аукционов (2,859 трлн. рублей). "Временно свободные средства Минфина РФ" были размещены и в трех коммерческих банках, которые стали победителями в пяти залоговых аукционах". Все средства переводились по распоряжениям одного человека - Андрея Вавилова. (Конечно же, замминистра легко может доказать, что не нарушал никаких инструкций. Как можно нарушить то, что сам придумываешь?)
Откуда в дырявом бюджете России "временно свободные средства", которые были отданы частным банкам всего под 8 процентов годовых? На этот вопрос Андрей Вавилов до вольно откровенно ответил в своем письме за N3-Г-4-04/54 от origindate::5.06.96 г. Деньги переводились в коммерческие банки "в целях создания достаточного запаса прочности".
На глазах у всего честного народа была в два счета разыграна удивительная мистерия. Примерно такая: мальчик подошел к тете-кассиру в булочной, попросил денюжку, а затем этой же денежкой расплатился за булочку. Лавры этой простой, как все гениальное, идеи в Минфине приписывают кибер-уму Андрея Вавилова.
Кстати, материалы этой сенсационной августовской проверки Счетной палаты почему-то до сих пор не опубликованы ни в одном крупном российском издании. Вернее, аудиторы пробовали напечатать - не получилось.

ЛЮБИМЫЕ ЖЕНЩИНЫ ФИНАНСИСТА ВАВИЛОВА

Скажем только, что своеобразным Мефистофелем в жизни привыкшего к тиши кабинетов замминистра выступал всегда Олег Бойко. Женщины не внесли в жизнь затворника ничего, кроме сногсшибательных трат (по свидетельству Шамиля Тарпищева) и театральных эскапад. Во всяком случае версия о том, что во взрыве машины виновата женщина, стоит у следствия, по нашим данным, на последнем месте.
Другое дело - любимые банки замминистра Вавилова. Банкиры намного ревнивее и не уравновешеннее женщин. Они не прощают измен.

БУХГАЛТЕР, МИЛЫЙ МОЙ БУХГАЛТЕР

Немногие знают, что руководитель "Газпрома" Рэм Вяхирев относится к Андрею Вавилову, как к сыну. Но после истории с залоговыми аукционами Вавилову срочно понадобилась реабилитация перед премьером. Примерно к этому времени относится стремительный взлет "Национального резервного банка".
Взлет НРБ по динамике напоминает судьбу ОНЭКСИМа, с той лишь разницей, что последний считается банком, приближенным к группе Чубайса, а НРБ - к "Газпрому" и соответственно - к Черномырдину ( расхождения Черномырдина с Вяхиревым мы сейчас не берем во внимание). Технология превращения НРБ, отпочковавшегося от "Империала" и "Национального кредита", в один из ведущих банков страны практически ничем не отличается от чудесного превращения ОНЭКСИМа. Доверительные отношения с Минфином (читай - с Вавиловым) плюс счета "Газпрома".
Подъем НРБ начался после получения им статуса уполномоченного банка по работе с внешним долгом России.
Очень скоро НРБ стал основным игроком на этом рынке и основным уполномоченным банком в этой области. Среди самых крупных проектов НРБ - работа с украинскими гособлигациями, выпущенными под долги Киева "Газпрому" на общую сумму в 1,4 млрд. долларов.
Взрыву на Ильинке предшествовал целый ряд любопытных событий. В ноябре прошлого года выяснилось, что ОНЭКСИМбанк и МФК сумели выкупить около 40 процентов украинских облигаций. По планам НРБ создать вторичный рынок этих бумаг и монопольно им править был нанесен сокрушительный удар.
Наблюдатели сошлись во мнении, что без участия Минфина это было невозможно.
Одновременно Минфин без объяснения причин вычеркнул НРБ из списка участников размещения еврооблигаций на общую сумму в 1 млрд.долларов. Вместо НРБ в этот список попали "Альфа банк" (П.Авен) и "Уникомбанк" (А.Егиазарян). Кстати, сразу после взрыва машины Вавилова его формальный руководитель Лившиц заявил, что в список участников размещения еврооблигаций 2-го транша (1 млрд. дойчмарок) "Альфа-банк" и "Уникомбанк" скорее всего не попадут. В аппарате первого вице-премьера Потанина, комментируя это высказывание Лившица, посоветовали делить слова министра финансов пополам. Интересно, какую половину нужно отделить?
После покушения на Андрея Вавилова мы обращались за комментариями во многие банки и спецслужбы. Официально никто говорить не хотел. Зато неофициально делились информацией охотно. При этом каждый банкир указывал на связи Вавилова с конкурирующими фирмами. И только пресс-служба "Уникомбанка" громогласно выразила "возмущение беспределом, царящим в стране, в том числе и по отношению к первым лицам государства".
По наиболее популярной версии, взрыв - это лишь способ лишний раз привлечь внимание к персоне Вавилова, а заодно и к "зарвавшемуся" НРБ, "спалить Вавилова публичным полосканием версий о его связях с криминальными кругами. Помните старый анекдот об ограбленном чиновнике: "То ли у него шубу украли, то ли он украл - в общем, человек подозрительный..."? Если это предположение верно, то организаторами взрыва могли выступить конкуренты НРБ - банки, тяготеющие к группе, противостоящей Черномырдину, т. е. победители залоговых аукционов.
Недавно Б.Ельцин нашел в себе силы подписать указ о передаче в доверительное управление закрепленных в госсобственности акций предприятий. Грядет очередное перераспределение собственности. На этот раз Виктор Степанович и Анатолий Борисович сойдутся лицом к лицу. А Вавилов, так долго устраивавший всех, скорее всего, станет разменной картой в этой игре. Кибер сделал свое дело - и должен удалиться".

источник http://www.nns.ru