Вайншток – это должность. Почему нефтяного генерала бросили на олимпийскую стройку?

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


При Вайнштоке в Когалыме службу безопасности ЛУКОЙЛа боялись больше, чем бандитов и милиции. Лидеру профсоюза, пытавшемуся качать права, отрезали ухо

Оригинал этого материала
© "Собеседник", origindate::05.02.2008

Вайншток – это должность. Почему нефтяного генерала бросили на олимпийскую стройку?

Ахмирова Римма

Мечтать не вредно

Converted 26114.jpg Семен Вайншток родился и вырос, можно сказать, у трубы. Его отец был директором крупной нефтебазы в Дондюшанах – райцентре Молдавии. Семья жила на территории нефтебазы, занимая три комнаты в конторе. Друзья детства вспоминают, что хозяин российских труб и будущий распорядитель олимпийской стройки века с юных лет мечтал о чем-то глобальном.

– Мы с ним, считай, все детство на одном заборе провисели, – вспоминает Нина Бежинар. – Жили по соседству, дружили. У нас во дворе росли орехи, так мы наберем зеленых, сядем под деревом и давай беседовать. Сёма очень любил рассказывать, и как я уже потом поняла, половина его историй была из области фантазий. Представляете, в 1950-е годы он нас уверял, что у его братьев, которые живут через реку, есть аэросани, на которых он часто катается. У них стояли нефтевозы, и Семен очень рано научился их водить. Выезжать за пределы двора отец ему не разрешал. Но Сёма все равно всех убеждал, что он часто ездит «по делам на бензовозах». Если ему не верили, мог и поскандалить и любил, чтобы последнее слово всегда за ним оставалось.

– У нас установлен памятник евреям, расстрелянным во время войны, – рассказал поселковый глава Виктор Кирияк. – Он уже старенький, обветшалый, стыдно. Мы писали Вайнштоку письмо с просьбой помочь, но ответа не получили.

Нина Бежинар просила меня намекнуть, что его одноклассники скидываются на помощь своей школе – кто сколько может: средняя пенсия в Молдавии 31$. Что Сёма не бедствует, на малой родине Вайнштока знают: он легко отправил через океан целый самолет родственников на похороны мамы в США, куда она эмигрировала много лет назад вместе с младшим братом Семена. На все попытки дальних родственников и друзей молодости установить с Вайнштоком контакт ответ один: «Очень-очень занят».

– Он еще с детства на улицу не каждый день выходил, в отличие от нас, – утверждает одноклассница Тамара Ткач. – Он много читал и хорошо учился.

Прозябание в Дондюшанах в планы Вайнштока не входило. После 7-го класса он уехал учиться в город – в Житомирский техникум механической обработки древесины.

Труба позвала

Converted 26115.jpg

Школьные ...

В деревообрабатывающей отрасли Вайншток не потерялся, как в лесу. С низовых должностей он пошел наверх.

– На мою свадьбу армейский друг Вайнштока прислал ему красной икры с Дальнего Востока, тогда это был большой дефицит. После этого в Дондюшанах уже никто не сомневался: Сёма далеко пойдет, – смеется Нина Бежинар. – Чуть позже он помогал мне достать кафель для печки.

Написать красной икрой поверх черной «Жизнь удалась» Вайншток еще не мог, но к 30 годам он уже занимал высокие должности на оптово-заготовительной и оптово-розничной базе «Укрстройматериалы» в Черновцах. Добровольно с таких должностей не уходили. Но в 1982 году Семен Вайншток вдруг бросил все и уехал за несколько тысяч километров, на Север. По одной из версий, ускорение будущему «олимпийцу» придала проверка ОБХСС, которая выявила недостачу. По другой – Вайнштока позвали родственники или знакомые отца – нефтяники. Вайншток начал с должности старшего инженера «Повхнефти», и ему еще долго припоминали отсутствие сугубо нефтяного образования (работая на Украине, Вайншток закончил инженерно-строительный институт по специальности «промышленное и гражданское строительство»). А возглавлял тогда это предприятие будущий президент ЛУКОЙЛа Вагит Алекперов. Вайншток дослужился до его зама (правда, по «незначительным» социальным вопросам), но позже, когда Алекперов уехал в Москву, Вайншток возглавил «Когалымнефтегаз», который потом успешно влился в ЛУКОЙЛ.

Прошло больше 10 лет, а в маленьком северном городе до сих пор ходит шутка: «Вы прожили в Когалыме слишком долго, если думаете, что Вайншток – это должность». Вайнштока тут помнят. Кто-то говорит, что он установил практически лагерную дисциплину не только на своем предприятии, но и во всем городе. Другое мнение:

– Вайншток покончил с пьянством и воровством, пусть и железной рукой, – считает лидер профсоюза авиадиспетчеров Когалыма Сергей Матвеев. – Он в любое время мог приехать на любой объект, за пьянку и воровство увольнял, не церемонясь.

Говорят, именно при Вайнштоке вырос современный Когалым – один из самых благоустроенных городов на Севере. При нем построили мечеть и церковь, освящать которую не разменивающийся на мелочи Вайншток пригласил самого Патриарха Алексия. Но при этом службу безопасности ЛУКОЙЛа в городе стали бояться больше, чем бандитов и милиции. При въезде на месторождения поставили посты, которые досматривали весь проезжающий транспорт. Местные жители забыли, что такое ходить в лес или на рыбалку. Правда, и воровать стали меньше.

– Перечить Вайнштоку было нельзя, – сказал сотрудник профсоюза, который просил не называть его фамилию. – На одном собрании работница задала неудобный вопрос, Вайншток ответил, а потом повернулся к руководителю подразделения: «Эту – уволить».

Не всем вахтовикам понравилось такое жесткое «закручивание вентилей». Создали профсоюз и стали качать права. Лидера бунтовщиков Василия Костилевского неизвестные дважды избивали, один раз особенно жестоко и даже, как уверяют, вполне в духе кровожадных 1990-х отрезали ухо. Василий попал в реанимацию. Дело удалось замять: Костилевскому будто бы дали двухкомнатную квартиру подальше от этих мест. Остальные замолчали, чтобы не схлопотать по ушам.

Негиблое место

Converted 26116.jpg

... и молодые годы (справа)

Когалым в переводе с языка хантов означает «гиблое место». Но именно в этом городе Вайншток завел связи, ведущие не к гибели, а совсем наоборот – мэрами города тогда были будущий министр энергетики, сейчас сенатор Александр Гаврин и нынешний глава администрации президента Сергей Собянин. Прямым боссом Вайнштока был Вагит Алекперов. Лоббистским усилиям последнего поначалу и приписывали карьерный скачок Вайнштока в 1999 году: назначение руководить всеми нефтяными и газовыми трубами страны – ОАО «Транснефть». Но быстро выяснилось, что тут скорее всего подсуетился Роман Абрамович. Бывшего главу «Транснефти» Дмитрия Савельева выживали с помощью омоновцев. Сам Савельев рассказывал, что ему звонил будущий владелец «Челси», а за сопротивление обещал «надеть наручники и предоставить самые комфортабельные нары в Бутырке».

То, что имя Вайнштока не на слуху, еще не говорит, что он вне политики. А кто перекрывал вентиль трубопровода «Дружба» в Белоруссию? А на Украину?

Линия трубопровода при Вайнштоке всегда совпадала с «линией партии». В зависимости от политической ситуации строили трубопроводы в обход несговорчивых тогда Чечни и Белоруссии. Когда испортились отношения с Западом, решили тянуть трубу на Восток. И Вайншток тянул. Признавался, что люди работают по 12 часов. Во времена Вайнштока был полностью ликвидирован дефицит мощностей: труб сегодня даже больше, чем нужно. Препятствием для непотопляемого Вайнштока стало только озеро Байкал. Не привыкший отступать, он решил, что дорогая черная маслянистая жидкость круче, чем пресная озерная водица, и решил класть трубы коротким путем, хоть и в опасной близости от озера. Экологи, ученые и общественность восстали.

– Мне раз 10 звонил зам Вайнштока Григорьев, – признался шеф-редактор портала БАБР.ру Дмитрий Таевский. – Он сразу перешел на «ты», потом легко перешел на мат, козырял, что звонит из приемной министра Христенко, и спрашивал: «Ты понимаешь, с кем связался? Ты в курсе, кто такой Вайншток?» Путина поминал. На нас грязь лил: что нам платят иностранцы или РЖД.

РЖД и Якунин лично – оппоненты Вайнштока в строительстве трубопровода Восточная СибирьТихий океан, так как хотят и дальше зарабатывать, транспортируя нефть по «железке». Эту схему вовсю эксплуатирует «Роснефть». Говорят, на Вайнштока не на шутку взъелись обе эти влиятельные структуры, а также их кураторы в Кремле – силовики во главе с Игорем Сечиным. На жесткого Вайнштока нашлись конкуренты пожестче.

Очевидцы рассказывали, как глава «Транснефти» на аудиенции у Путина за несколько минут совершил разворот своей позиции по Байкалу на 180 градусов. «Я солдат, президент – главнокомандующий», – пожал он потом плечами.

После истории с Байкалом отставка главы «Транснефти» была делом уже практически решенным. Тем более что Вайнштоку прошлой осенью исполнилось 60. Как говорят люди из его окружения, Семен Михайлович на полном серьезе собрался на пенсию. Но его выставили на Олимпиаду. Путин перебросил исполнительного чиновника Вайнштока на море – назначил его возглавлять госкорпорацию по подготовке Олимпиады-2014. Бюджет – 300 миллиардов рублей. Вот где простор для фантазии, которой Вайншток с детства не обделен.