Валерий "Берия" Никифоров — газовый старатель

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Оригинал этого материала
© The Moscow Post, origindate::15.01.2010, Фото: uvd56.ru

Валерий "Берия" Никифоров — газовый старатель

Масштабные нефтегазовые хищения дельца покрывают первый замначальника УВД Оренбургской области Шмелев и руководство структур "Газпрома"

Петр Трифонов

Не секрет, что большинство крупных состояний нажиты нечестным путем. В основе каждого из них достаточно грязи и крови, нарушения законов и присяги, понятий о чести и норм морали. Если судить по этому признаку, сейчас в Оренбурге идет процесс накопления капитала — создание очередного крупного состояния. Странно только, что в этом деле замешаны высокие милицейские чины и представители крупнейшей российской компании — «Газпрома».

Времена золотой лихорадки давно миновали. Да и зачем рисковать, разрабатывая золотую жилу, зарываясь в землю, если другое золото, черное и голубое — нефть и газовый конденсат — лежат буквально на поверхности. А точней, текут по многочисленным трубопроводам, проходящим по российской земле. В Оренбурге разработкой этого необычного месторождения занимаются многие: в среднем за год на трубопроводах обнаруживается несколько десятков незаконных отвилков, по которым утекает российское стратегическое сырье. Однако ключевой персоной в процветающей в регионе системе воровства углеводородного топлива является Валерий Никифоров, более известный как Валера «Берия».

Персонаж это чрезвычайно любопытный — классический выходец из «лихих 90-х». «Типа бизнесмен», «как бы предприниматель», то есть, говоря проще, подросший и осовременившийся «браток». Впрочем, справедливости ради, скажем: «браток» не простой, а со своими интеллигентскими заморочками. Прозвище «Берия» он заслужил за некоторое внешнее сходство с бывшим сталинским наркомом и искреннюю к нему любовь. Причина этих «странностей» проста: в ближнем окружении Берии был некий Никифоров — не родственник, конечно, нашего героя, а всего лишь однофамилец, но все же, все же... Так это или иначе, но собранной нашим персонажем коллекции предметов, связанных с биографией Лаврентия Павловича, позавидовал бы иной музей. Кстати, как говорят, в манере общения с противниками Никифоров тоже старается копировать сталинского министра, следуя принципу «если враг не сдается, его уничтожают». Однако, попробуем начать с самого начала.

Стартовый капитал

Мы можем только предполагать, как оренбургский «газовый старатель» приобрел свой первоначальный капитал. По одной из версий, — весьма, нужно отметить, правдоподобных, он заработал его на торговле наркотиками. Ведь наркотрафик в Оренбургской области зашкаливает за все разумные пределы: сказывается близость границы с Казахстаном. Судите сами: за первые три месяца 2008 года сотрудники Управления ФСКН России по Оренбургской области изъяли и уничтожили более 450 кг наркотических средств. Из них 398 кг — героин, более 17 кг опия, а также гашиш, марихуана, синтетические наркотики — амфетамин, метамфетамин и другие. Практически у каждой второй партии наркотиков, «всплывающей» в Москве или Петербурге, отчетливый оренбургский след. Судя по косвенным данным, Валерий Никифоров и сегодня курирует значительную часть мутного наркопотока, втекающего в Россию через практически не охраняемую границу.

Похоже, что именно на этом этапе своей биографии «Берия» впервые стал налаживать прочные связи с сотрудниками органов внутренних дел. Без их поддержки представить себе бизнес наркоторговца довольно сложно. Найти покровителей оказалось не так уж и трудно: помогли старинные связи. Бывший начальник УБОП по Оренбургской области Артищев — одноклассник старинного приятеля «Берии» Вячеслава Богатова по прозвищу Богатик, а бывший начальник отдела УБОП по борьбе с бандитизмом Войдер — персона весьма неприятная, известная жестокостью и пытками задержанных, — учился в одном классе с самим Никифоровым. Остальных «крышевателей» преступного бизнеса они «подогнали» уже сами. Эти связи пригодились оренбургскому бизнесмену, когда он решил сменить род деятельности и перешел к кражам углеводородного сырья. Сейчас Артищев не при делах, а Войдер трудится в УБОП в Москве, но на ту пору они сыграли важную роль. Говорят, правда, что одноклассник «Берии» не отошел от дел и сейчас. По слухам Валерий Никифоров частенько обращается к нему за поддержкой и отчитывается о проделанной в регионе работе.

Первые шаги

Криминальные врезки в газо- и нефтепроводы стали настоящим бичом Оренбурга с начала 2000-х. При этом поначалу все делалось очень непрофессионально, на скорую руку, так что последствия оказывались неприятными. Так, в мае 2004 года из-за врезки в нефтяную трубу у села Жилинка под Бузулуком было залито нефтью более 7 гектар земли. МЧСовцам и рабочим, примчавшимся на место аварии, с трудом удалось залатать трубу и спасти от загрязнения заповедный Бузулукский бор. Виновных никто не искал, а владельцу трубы — Бугурусланскому нефтепроводному управлению — выписали «непосильный» штраф: 30 тысяч рублей. Просто чтобы хоть кого-нибудь наказать. Год спустя, в 2005-м, число врезок заметно увеличилось: их было выявлено 138. Бизнес «Берии» рос, и расширялся. Правда, исполнители то и дело «палились», допуская досадные технические промашки, приводящие к слишком заметным экологическим последствиям. По данным Государственной инспекции по охране окружающей среды, в 2005 году в Оренбургской области из-за незаконных врезок было загрязнено более 3,0 тыс. кв.м, в 2006-м — более 3,1 тыс.кв.м. Как отмечал главный инженер управления по эксплуатации соединительных продуктопроводов ООО «Оренбурггазпром» Анатолий Швец, «криминальный элемент, осуществляя врезку с применением трубы и запорной арматуры, не рассчитывает на такое давление, как в трубопроводе. В любой момент возможно разрушение врезки с неконтролируемым выбросом сырой нефти». Рассчитывать действительно очень сложно: в трубе, диаметром более 200 миллиметров давление достигает 50-ти атмосфер.

В 2007 году произошел, судя по всему, ключевой эпизод, после которого число криминальных врезок сократилось и преступники сменили образ действий. Катастрофа, произошедшая 16 июня могла стоить жизни многим жителям Оренбурга и привлекла слишком много внимания к подпольному бизнесу нефтекрадов. Сделанная ими врезка в трубопровод, по которому перегонялся неочищенный газовый конденсат, не выдержала, и в атмосферу пошла газовая смесь с высоким содержанием сероводорода. Полумиллионный город задыхался от запаха конденсата. Сообщения о загазованности стали поступать на пульт единой диспетчерской службы после полуночи. Звонили жители поселка Южный, северной и центральной части города. Почти 2,5 часа неочищенный конденсат, являющийся для человека опасно ядовитым, свободно выходил через пробоину в трубе. Авария была устранена только к 4 часам утра.

Развитие системы

После этого эксцесса, в результате которого только чудом не пострадали люди, в Оренбурге началась настоящая охота — поиск виновных. Разумеется, никто так и не был найден и назван. Однако продолжать криминальный бизнес такими кустарными средствами Валерий Никифоров теперь опасался. Поэтому он обратился за поддержкой к своим покровителям — руководству местных правоохранительных органов. И система заработала снова, только несколько с другим акцентом.

Теперь целью Валеры «Берии» стали не трубы, нарушать целостность которых оказалось чересчур опасно, а Оренбургский газоперерабатывающий завод. Еще в июле 2006 года на созванном первым вице-губернатором Оренбургской области Сергеем Грачевым совещании, посвященном хищению углеводородного сырья, говорилось, что все упирается в человеческий фактор. Прокурор Оренбургской области Анатолий Чадов, выступая на совещании, отметил, что в регионе наблюдается рост числа привлеченных к уголовной ответственности за кражу нефти и газа работников нефтяных компаний. Именно на них и сделал ставку Валерий Никифоров. Для кражи газового конденсата он наладил теплые отношения с работниками установки № 110-35 ОГПЗ «Оренбурггазпром».

Конечно, если верить правилам внутреннего распорядка, подобное хищение практически невозможно. Для отпуска материальных ценностей товарному оператору материально ответственное лицо, получающее ценности, предоставляет следующие документы: 3 экземпляра накладной, доверенность и пропуск на автомобили, паспорт на емкость для определения объема емкости, установленной на машине. Накладные выписываются в коммерческом отделе, подписываются в бухгалтерии и передаются на исполнение.

При отпуске материальных ценностей товарный оператор проверяет объем емкости, требует у водителя паспорт на емкость, после чего, на основании информации о плотности стабильного газового конденсата высчитывает тоннаж отпускаемого. В накладных в графе «отпущено» указывается фактический вес. После отпуска водителя проверяет охрана, куда оператор передает 1 экземпляр накладной на отпуск. При таком подходе больше положенного с завода не вывезешь. Однако это только в том случае, если ты не находишься в неформальных отношениях с руководителями службы корпоративной защиты ООО «Газпром добыча Оренбург». А вот при поддержке и покровительстве этой службы можно сделать практически все что угодно. Потому что ее сотрудники организуют беспрепятственный въезд и выезд транспорта на завод, не тормозят его на КПП и уж, во всяком случае, не проверяют строго наличие необходимых документов и накладных на груз.

В качестве одного из прикрытий незаконной деятельности Никифорова служит компания ООО «Стимул», а также ещё целый ряд фирм, в том числе и в Москве, имеющие непосредственное отношение к «Оренбурггазпрому». Но именно по накладным «Стимула», поставляемым «Берии» сотрудником компании Тарасом Дидохой, и вывозится с завода 5-6 автоцистерн конденсата каждый день.

Оренбургская cosa nostra

«Подконтрольные» Никифорову компании заключают договора на вывоз небольшого количества конденсата, а реально вывозят намного больше, — объясняет систему никифоровского бизнеса полковник милиции в отставке, бывший начальник Управления по борьбе с экономическими преступлениями УВД по Оренбургской области Валерий Немиц. — В организациях-получателях приходно-расходные документы специально запутываются, а на ОГПЗ, похоже, просто корректируются счетчики». Так, установлено, что ООО «Волгоуралтехнология» был заключен с «Оренбурггазпромом» договор на получение с установки №110-35 500 тонн горюче-смазочных материалов. В свою очередь «Волгоуралтехнология» заключила договора о поставке ГСМ с ООО «Нефтетранс-сервис», совхозом «Зауральный», ЗАО «Сакмара» и другими компаниями. Удивительно, но эти фирмы получили не 500 тонн ГСМ на всех, а 944549 тонн. Значительная разница, не так ли?

Что особенно интересно в данном случае, так это место, где хранится украденное топливо. Дело в том, что одно из них предоставляет коллегам по нечистому бизнесу ООО «Агротехком». А владельцем этой фирмы является уже известный нам Валерий Никифоров. То есть фактически, он обеспечивает весь процесс хищения и держит в руках его результат.

Разумеется, как опытный бизнесмен, «Берия» не хранит все яйца в одной корзине. Кроме 110-й установки источником его доходов служит Октябрьское газовое хранилище, где в зимнее время, в связи с технологическим циклом хранения, происходит разделение хранимого продукта на фракции, с выделением газового конденсата. Это, конечно, бизнес сезонный, но не упускать же его? «Мышкуют» там, правда, и грузинские мафиози, но наш герой тоже при деле: только при его связях в и поддержке все той же службы безопасности возможны вывоз и перепродажа конденсата. Поэтому грузинам приходится делиться прибылью.

Сергей Шмелев

Неучтенный конденсат по фиктивным документам отправляется железнодорожным транспортом через ОАО «ЮУПК» в различные регионы. Примерно 70% похищенного потребляют предприятия Самарской области. Покровительство этой деятельности оказывает первый заместитель начальника оренбургского областного УВД С.Г. Шмелев. Сам он в накладе не остается: сумма ежемесячной взятки, которую он получает, составляет около 500 тысяч рублей. Даже при том, что ему приходится делиться с непосредственным начальником, милиционер в накладе не остается. Тот же самый Шмелев берется и «устраивать дела» тех, кто попался на незаконном обороте нефтепродуктов. С Виктора Фролова, проходившего по целому ряду уголовных дел, он потребовал за вывод его из числа фигурантов взятку в сумме 7 миллионов рублей: по его собственным словам — 5 миллионов ему лично, и 2 — его начальнику.

Часть конденсата из региона не вывозится. Его продают фирмам, владеющим АЗС: там его используют для повышения «качества» и стоимости реализуемого топлива. То есть фактически добавляют для повышения октанового числа. То, что подобная смесь — это смерть для двигателя, — никого не волнует. Основным покупателем разбавленного газового конденсата является сеть АЗС «Петрол Сервис». Работающая, разумеется, тоже под «крышей» УВД Оренбурга.

Базовый вопрос

Кстати, как оказалось, если подойти к делу правильно, то и врезки в трубопроводы можно делать совсем незаметно. Так что к этому бизнесу Никифоров тоже со временем вернулся. Для того, чтобы получить доступ к магистральным трубопроводам крупных нефтяных и газовых компаний, проходящим по оренбургской земле, «Берия» запугивает местных сельхозпроизводителей, по землям которых проложены топливные артерии. Тем, кто не соглашается передать ему права на свои земельные участки, гарантированы, мягко говоря, крупные неприятности. Разумеется, места, где будут сделаны очередные криминальные врезки, согласовываются со службами безопасности компаний и органами внутренних дел. В феврале-марте 2009 года он провел серию трехсторонних переговоров с руководством местных органов внутренних дел и службы безопасности «Оренбурггазпрома» об организации капитальной врезки и отвода трубы напрямую на подконтрольную «Берии» нефтебазу.

Вопрос о базах — совершенно отдельный. Вокруг Оренбурга 9 официально зарегистрированных и еще почти столько же неофициальных нефтеналивных пунктов. Большинство из них подконтрольны Валерию Никифорову. Впрочем, для того, чтобы «подмять» их под себя, ему пришлось приложить немало усилий. Владельцы баз, не желавшие расставаться со своей собственностью, срочно переселялись в мир иной. Как некто Мусин, возглавлявший базу в Татарской Каргале. Если верить официальным сводкам, — он внезапно и не очень мотивированно совершил самоубийство. Вот только неофициально слишком часто звучит слово «инсценировка». В этой связи очень символично звучит прозвище нового руководителя базы Игоря Абдульманова, известного в определенных кругах как «Могильщик». Во главе остальных баз стоят персонажи от «Берии» зависимые и легко управляемые. Как, например, Андрей Дурнев, — директор нефтебазы в Кабановке близ Бузулука, находящийся в розыске: на него заведено два уголовных дела. Управлять таким человеком легко и просто.

Разумеется, вся эта система не может существовать без покровительства местного подразделения «Газпрома» и местных же правоохранительных органов. Валерию Немицу, попытавшемуся взять «Берию» в разработку, пришлось убедиться в этом на собственном опыте. «Как только я по команде из Москвы начал разрабатывать эту тему, — говорит он, — сразу началось давление. Меня очень грамотно отстранили от дел, утопив мою работу в бумажной волоките, а затем отправили в отставку». Точно так же, судя по всему, обстоят дела и в «Оренбурггазпроме», — если кто-то из сотрудников компании проявляет излишний интерес к вопиющим нарушениям. Зачем это нужно местному руководству Газпрома? Ответ лежит на поверхности: во-первых, это деньги, причем немалые, а во-вторых, человек, готовый в нужный момент оказать специфическую бандитскую услугу, решить те или иные проблемы на уровне, не имеющем отношения к закону, очень полезен.

При этом ситуация, сложившаяся в Оренбурге, похоже, всех устраивает. Поэтому без глобальной проверки, организованной одновременно МВД и другими компетентными органами, ее не изменить. Разработка оренбургского «месторождения» краденой нефти и газа продолжается. Стратегическое сырье — газ и нефть — исчезают в неизвестном направлении, причем в объемах, просто поражающих воображение. А Валерий «Берия» Никифоров продолжает стремиться в число миллиардеров.