Валерий Бодренков вгрызается в "Сибирский цемент"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Паритет-пресс", origindate::19.08.2012, Фото: sibcem.ru, via "Паритет-пресс", Иллюстрация: via "Паритет-пресс"

Валерий Бодренков вгрызается в "Сибирский цемент"

Бывший чекист прибирает к рукам активы Шарыкина

Владимир Медведев

Compromat.Ru

Валерий Бодренков

В цементном бизнесе происходит очередной передел собственности. На место нынешнего владельца холдинговой компании «Сибирский Цемент» Олега Шарыкина метит отставной полковник ФСБ Валерий Бодренков.

Первый вице-президент компании «Сибцемент» Валерий Бодренков старательно избегал публичности. За всю жизнь он не дал ни одного интервью. Единственное фото, в базы данных фотоагентств — портрет 3х4, опубликованный на сайте «Сибцемента». Ни биографической справки, ни хотя бы упоминания об основных вехах его карьеры на официальной странице. Странно для второго лица крупной корпорации, не так ли? Но у Бодренкова свои резоны оставаться в тени. Афера, которую он проворачивает на протяжении последних 4 лет, слишком интимна, чтобы быть достоянием общественности.

Легкие проводы

О прошлом Бодренкова действительно известно до неприличия мало. До 2007 года более 25 лет отслужил в правоохранительных органах страны, занимал должность заместителя начальника управления ФСБ по Кемеровской области. По рассказам коллег, в какой-то момент он нарастил в регионе серьезный аппаратный вес и получил возможность влиять на кадровую политику. Все ключевые назначения и отставки в области — в системе МВД, в налоговой службе и в судах — стали проходить под диктовку Бодренкова. Топ-должности получали или знакомые фээсбэшника, или те, на кого был собран достаточный компромат, чтобы гарантировать их лояльность. Кстати, именно методы сбора компромата оставались в центре профессиональных интересов Бодренкова-чекиста. Валерий Александрович даже написал диссертацию «Проблемы оперативно-розыскного обеспечения предупреждения преступлений», которую, по некоторым данным, успешно защитил в РУДН в 2007-м году. Крепить «таблетки»-прослушки и устанавливать скрытые видеокамеры по укромным углам — это наш герой делать умеет и любит. И как раз «оперативно-розыскное обеспечение» стало позже чуть не ключевым инструментом в корпоративных войнах «Сибцемента» с конкурентами.

Пока же, расставив фигуры на доске, Бодренков начал свой первый «бизнес». Те, кто имел отношение к предпринимательству в регионе в те годы, прекрасно помнят: все более-менее серьезные компании, работавшие в Кемеровской области, сидели у могущественного правоохранителя на так называемой абонентской плате. Легким движением руки Бодренков превращал жизнь бизнесменов в ад и так же легко разрешал возникшие «из воздуха» проблемы. Отметим, что речь идет о действительно серьезных компаниях — «Евраз», «УГМК», «МДМ», «СУЭК», «Миком» — даже им приходилось «подмазывать» полковника. В итоге к середине 2008 года состояние Бодренкова оценивалось примерно в 10 млн долларов. Деньги коррупционер предпочитал вкладывать в землю в Черногории и объекты недвижимости в Дубаи и в Москве.

На этом, собственно, он и погорел: в результате масштабной проверки, проводившейся с августа по октябрь 2008 года силами управления собственной безопасности ФСБ России, из органов был уволен целый ряд сотрудников УФСБ по Кемеровской области, включая их руководителя Бодренкова. Отметим, что расставание нашего героя с органами получилось почти безболезненно, к обоюдному удовольствию обеих сторон. Бодренков был вполне удовлетворен тем, что открывшиеся факты злоупотреблений не были приданы огласке. Его коллеги и подчиненные тоже особенно не переживали: бывший комсомольский работник Бодренков никогда не пользовался у них особым авторитетом.

Старый друг хуже новых двух?

Впрочем, наш герой был не только увлеченным тактиком, но и талантливым стратегом. Потому отставка для него стала не крахом, а просто отходом на заранее подготовленные позиции. Полковника теперь ожидало теплое место в одной из самых крупных региональных компаний — «Сибирский цемент».

Еще будучи штатным чекистом, Бодренков задружился с родителями одного из основателей «Сибцемента» — Андрея Муравьева.

Compromat.Ru

Валерий Бодренков с мамой Муравьева
Это сейчас отставной полковник чуть ли не на каждом совещании клянет того на чем свет стоит, называя главным виновником бед «Сибцемента» и личным врагом главного совладельца компании Олега Шарыкина. А четыре года назад Муравьев ходил у Бодренкова в благодетелях и получал от протеже трогательные открытки ко всем более-менее значимым датам.
Compromat.Ru

Хорошая должность в крупной компании, достойное состояние — что еще нужно мужчине, чтобы встретить старость. Так рассуждали бы многие, но не Бодренков с его амбициями и стремлением к власти. В итоге была разработана многоступенчатая «спецоперация», целью которой был — ни много ни мало — захват «Сибирского Цемента».

С основным акционером «Сибцемента» Олегом Шарыкиным Бодренкова свел как раз Андрей Муравьев. Взяв нового босса в «оперативную разработку», полковник быстро понял: главный совладелец компании серьезным препятствием для реализации планов не будет. Шарыкин предпочитал проводить время за пределами России и по сути выпустил из рук каждодневный контроль над бизнесом, оставив разбираться с «текучкой» менеджеров.

Однако на хозяйстве в «Сибцеме» оставался сам Муравьев — опытный управленец, стоявший у истоков компании, сделавший ее одной из самых успешных на российском рынке. И, разумеется, заинтересованный в дальнейшем благополучии и процветании своего детища. Такое препятствие, понимал Бодренков, устранять необходимо.

И тут, как нельзя кстати, вышла на финишную прямую сделка «Сибцемента» по приобретению турецкой Set Cimento, подразделения итальянской ItalCementi Group. Предполагалось, что сумма сделки составит €600 млн, причем €400 млн итальянцы получат деньгами, а €200 млн в виде 5% акций самого "Сибирского цемента". "По результатам этой сделки цементные мощности "Сибцемента" увеличатся до 10,5 млн тонн", — радостно комментировали грядущее приобретение представители российской компании. Вместе с Set Cimento к российской стороне должны были перейти 4 цементных завода, 17 бетонных, а также порт с перевалочным пунктом в Амбали (недалеко от Стамбула). Для "Сибцемента" это была бы во всех смыслах сделка века, ведь помимо наращивания мощностей он получил бы дополнительный и очень перспективный рынок сбыта своего товара, отмечали игроки рынка. Одной из главных особенностей турецкого девелоперского бизнеса является большое число незавершенных объектов — ГЭС, автодороги, культурные центры, промышленные объекты, аэропорты, тоннели, общая стоимость которых оценивается в $15 млрд. Говоря короче, покупка турецких мощностей выводила бы «Сибцем» совершенно на новую орбиту.

Российские деловые СМИ в апреле 2008 года писали об этой сделке как о деле решенном. Еще бы: контракт готовился командой «Сибцемента» несколько лет. И ничто, как говорится, не предвещало беды. И залог в €50 млн покупателем — «Сибцемом» — уже был внесен.

Но именно в этот момент в игру вступил Бодренков. Наш тактик и стратег в одном лице, безусловно, понимал, что даже помышлять о захвате обновленной компании ему не придется — слишком велик окажется кусок, да и свежеиспеченные акционеры-иностранцы — весьма неудобные свидетели... Значит, контракту необходимо воспрепятствовать.

Никто в точности не знает, как именно, но за короткий срок наш герой сумел «перевербовать» Олега Шарыкина. Ему удалось убедить патрона расторгнуть контракт с итальянцами. И Шарыкин пошел на резкое обострение отношений со своим партнером. И именно Муравьева позже обвинил в срыве сделки и потере €50 млн внесенного залога. В результате Муравьев покинул компанию, заявив, что не «готов подвергать свою репутацию риску из-за непродуманных действий владельца «Сибцемента».

Итак, компания потеряла деньги и репутацию. Один из основателей и акционеров ушел из управления бизнесом. А Бодренков, убивший сразу двух зайцев, бонусом получил место первого вице-президента в «Сибцементе».

Однако и у Муравьева, и у третьего основателя компании Андрея Кирикова оставались в собственности пакеты акций — примерно по 13%. То есть, возможности влиять на бизнес-процессы и управленческие решения миноритарии-основатели не имели. Но даже в качестве портфельных инвесторов почему-то были неугодны Бодренкову. А потому игра против Муравьева была продолжена. Мы же помним о сфере профессиональных интересов чекиста Бодренкова: «оперативно-розыскное обеспечение». Так вот, в июне 2008 года губернатору Кемеровской области Тулееву поступила некая оперативная информация, из которой следовало, что Муравьев нелестно отзывается о губернаторе и, якобы, намерен предпринять попытки по его смещению с должности. Все доказательства базировались на записи телефонного разговора основателя «Сибцема».

Теперь уже известно, что запись была сфабрикована по указанию Бодренкова, а основой для нужной нарезки фраз и выражений был разговор, состоявшийся между ним и Муравьевым еще годом ранее. Но тогда Муравьев решил, что проще и дешевле будет просто выйти из созданного бизнеса, и уже осенью 2008 года начал продавать свой пакет. А год спустя так же поступил и Андрей Кириков. В итоге оба партнера Шарыкина покинули «Сибцемент» окончательно.

Ведомство страха

В итоге Бодренков смог, наконец, самореализоваться на позиции первого вице-президента. Были уволены и подвергнуты дальнейшему преследованию большинство менеджеров, стоявших у основания компании. На их место пришли люди, вообще не имеющие опыта в бизнесе, среди них, к примеру, бывший заместитель председателя Арбитражного суда области Ольга Кондрашова, занявшая пост вице-президента, бывшие адъютанты Бодренкова из ФСБ Геннадий Леонтьев и Олег Фаткулин. Если сегодня вы зайдете на сайт компании, то обнаружите, что история «Сибцемента» начинает свой отсчет с 2008 года, а не с 2004, как было на самом деле. То есть с момента отставки Муравьева и прихода самого Бодренкова.

Очень скоро Шарыкин оказался в информационном вакууме: информация, поставлявшаяся ему Бодренковым и его людьми, была «правильно» отфильтрована. «Менеджменту компании запрещено доводить негативную информацию до Шарыкина, — говорит менеджер компании. «На сегодняшний день только одна структура «Сибцема» выполняет свою работу на высоком уровне и это — служба безопасности».

«Не завидую работникам «Сибцемента» — они живут в атмосфере постоянного страха, — рассказывает бывший сотрудник службы безопасности компании. — В ход идут такие методы как слежка, прослушивание телефонных разговоров. В кабинетах некоторых ведущих сотрудников установлены «жучки», и не дай Бог, кому-то из них произнести что-то нелояльное по отношению к первому вице-президенту компании. Прослушиваются акционеры компании и даже сам Шарыкин. В машине и кабинетах последнего установлены приборы аудио— и видео-фиксации. Доступ к этим приборам имеют только люди Бодренкова. Обо всех контактах и передвижениях Шарыкина ежедневно и подробно докладывают лично Бодренкову».

Будем справедливы: Бодренков и Ко иногда выполняют и свою работу по защите интересов компании, но только в меру своего понимания такой работы. Большинство экспертов до сих пор недоумевают: каким образом «Сибцемент» умудряется выигрывать безнадежные, как видится со стороны юристов дела, на уровне регионального арбитражного суда. Ответ очевиден: коррупция. Мы же помним, кто и на каких условиях расставлял фигуры на региональной кадровой доске. Судебная осечка у нашего героя вышла лишь на федеральном уровне: в июне Высший арбитражный суд, вынесший решение в пользу Italcementi по тому самом спорному вопросу о залоге в €50 млн, с которым «Сибцементу», видимо, уже придется распрощаться из-за невыполнения условий сделки. Правда, перед этим итальянская Italcementi обратилась с просьбой к вновь избранному президенту Путину — вмешаться в ход дела, когда оно дойдет до высшей российской арбитражной инстанции. Потому что иски Олега Шарыкина по возвращению 50-миллионного залога суды прежде удовлетворяли трижды. И эксперты уже сходились во мнении, что это приключение итальянцев в России ничем хорошим для них не закончится.

Помимо этого, Бодренков и Ко продолжают «разыгрывать карту Муравьева», — его ведь важно сохранить для Шарыкина в виде главного врага, на которого можно списывать все беды компании.

Идут в ход те самые связи. С 2008 г. по сегодняшний день против Муравьева и бывших менеджеров компании были возбуждены аж 4 уголовных дела, — причем все, по оценкам независимых юристов, по «совершенно надуманным обстоятельствам и имеют ярко выраженный характер «заказных» уголовных дел, направленных на разрешение гражданско-правовых отношений в пользу инициатора их возбуждения». То есть борьба с Муравьевым — не главная цель для Бодренкова, скорее вид бизнеса и повод оставаться постоянно нужным для Шарыкина в качестве спасителя от «опасного» и «вероломного» врага. Ничего нового, все те же способы Бодренков использовал и против Эдуарда Тарана в борьбе за Ангарскцемент.

Эту битву Шарыкин начал еще до появления в «Сибцементе» Валерия Бодренкова. Но именно наш герой привнес в нее свежую чекистскую струю. Появились (а как же без них) и прослушки топ-менеджмента — иркутские милиционеры в 2010-м году взяли с поличным исполнителей, пытавшихся установить в офисе «Ангарскцемента» аппаратуру стоимостью $200 тыc. Были и информационные войны. С легкой чекистско-комсомольской руки Бодренкова региональный пиар-сленг даже обогатился новым термином — «иркутский сепаратизм». Была и производственная блокада, когда при помощи своего админресурса Бодренков и Ко почти на полгода остановили работу сырьевой базы АЦГК — слюдянского карьера «Перевал». И сотни людей оставались без работы и зарплаты, грозясь перекрыть Транссиб. Эдуард Таран сопротивлялся долго. Тем более, в его пользу было множество судебных решений. Но в итоге сдался и уступил супостату свои 50,52% акций «Ангарскцемента».

Напомним: турецкий цемент чуть не вдвое дешевле сибирского. Но сравнивать экономический эффект выигранного сражения за «Ангарскцемент» с упущенными дивидендами от несостоявшейся сделки с турками мы не будем. Тем более, что этого не делает и наш герой. У него иные приоритеты. Ведь при заключении выгоднейшего зарубежного контракта номер Бодренкова, только пришедшего в «Сибцем», был бы даже не шестнадцатый. А поглощение «Ангарскцемента» он по праву может занести себе в актив. И опять предстать перед очами главного акционера незаменимой правой рукой. Наверное, Шарыкин это понимает. Только вот расстаться с опасным партнером уже непросто: слишком уж прочные узы их объединяют.

Хроника пикирующего "Сибцемента"

Так что пока все нити по управлению компанией оказались в руках бывшего кадрового силовика. Пока в сухом остатке у топ-менеджера Бодренкова вот что: компания опустилась со второго места на пятое в отраслевом рейтинге. В 2008 году чистая прибыль «Сибцемента» составила $350 млн, в 2011 — всего $30 млн. Под фактическим руководством экс-полковника цена акций компании снизились до минимального уровня — 11 долларов, а капитализация с $6 млрд упала до $360 млн. Дивиденды акционерам не платятся с 2008 года и люди из компании сообщают, что прибыль просто выводится на подконтрольные Бодренкову и Шарыкину оффшорные компании. Заморожены важнейшие с точки зрения развития проекты — среди них, к примеру, строительство двух заводов в Казахстане, а также новой линии в Красноярске. Был произведен ряд крайне неудачных сделок, причем все — под обязательства «Сибцемента». А недавно известное агентство «Goldman Sachs» понизило рекомендации по покупке акций холдинга из-за «непрозрачности» и «закрытости от акционеров».

Эти плачевные результаты и провальные итоги дела против Italcementi должны были заставить Олега Шарыкина задуматься о профпригодности своего управленца. Но, возможно, принимать кардинальные решения уже поздно. Сейчас только Бодренков выступает от имени «Сибцемента». Ни Шарыкин, ни другие его партнеры не участвуют в переговорах по ключевым сделкам компании. Например, работу с Эдуардом Тараном о покупке принадлежащего ему «Искитимского цементного завода» ведет лично Бодренков. И действует он весьма искусно. Правда, работает «правая рука» Шарыкина на понижение стоимости компании — чтобы кусок все-таки пролез в горло, когда структуры, близкие Бодренкову, соберутся с силами поглотить «Сибцемент». Ну а нынешнее стремление сохранять лицо перед хозяином и казаться ему незаменимым — всего лишь краткосрочное веление времени. Такие профи умеют годами выжидать удобного момента, чтобы нанести смертельный удар.