Валерий Калганов – последний руководитель омского УБОПа

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© solomin, origindate::26.09.2008

Валерий Калганов – последний руководитель омского УБОПа

Кто вспомнит "добрым" словом подчиненного Виктора Камерцеля?

Антон Агапов

«Одна из кричащих проблем, о которой я специально некоторое время назад не только стал говорить, но и предпринимать определенные действия для ее решения, - это коррупция. Мы, к сожалению, мало что сделали за истекшее время для того, чтобы справиться с этой проблемой» - именно таким образом Президент России Дмитрий Медведев охарактеризовал результаты борьбы с коррупцией третьего июля 2008 года в интервью для СМИ стран «большой восьмерки».

Одно только признание главой государства сложности существующей проблемы позволяет предположить, что борьба с коррупцией стала одним из наиболее важных направлений в государственной политике России. Личное желание президента решить проблему, в совокупности с имеющимися в его распоряжении ресурсами, не дает оснований сомневаться, что коррупция будет загнана в угол.

Предпринимаемые шаги, на первый взгляд, выглядят не очень воинственно - подписан Указ «О мерах противодействию коррупции», подписан национальный план по борьбе с коррупцией и до первого октября будет представлен федеральный закон о противодействии коррупции. Однако, в ближайшем будущем именно эти маленькие камешки смогут стать отправной точкой для целой лавины острых камней, которой предстоит отсекать щупальца коррупции, произрастающие практически из всех государственных структур.

Одной из таких структур, которая к слову сказать, сама должна заниматься искоренением коррупции, является Министерство внутренних дел Российской Федерации. За прошедшие годы десятки проводимых реформ внутри ведомства не дали никакого ощутимого результата, изменение структуры и наименования подразделений, обновление униформы сотрудников, создание положительного образа в средствах массовой информации - все это не принесло никаких результатов в борьбе с коррупцией и «оборотнями» в погонах. Даже образцово-показательные процессы над сотрудниками милиции так и остались очередным телешоу, но ни каким образом не повлияли на повседневную работу органов внутренних дел.

Дмитрий Медведев ситуацию хорошо понимает, именно поэтому в прессе стали появляться статьи, прогнозирующие проведение глобальной реформы в силовом блоке. Слияние следственных подразделений различных ведомств в  единую структуру Следственного Комитета, разделение МВД на федеральную и муниципальную милицию, объединение Генпрокуратуры и Минюста - все эти по сути революционные изменения, судя по всему, еще впереди, а их реализация - вопрос времени.

Первой ласточкой, разубедившей многих скептиков и противников реформ, стал Указ Президента от шестого сентября 2008 года №1316 «О некоторых вопросах Министерства внутренних дел Российской Федерации». Этим Указом бесповоротно ликвидировались все структуры по борьбе с организованной преступностью, их место должны занять структуры по борьбе с экстремизмом, а часть выполняемых функций распределятся между уголовным розыском и борцами с экономической преступностью. Аналитики утверждают, что подобное преобразование вполне укладывается в концепцию разделения органов внутренних дел на федеральную и муниципальную милицию, но отнюдь не объясняет, почему ликвидация подразделений по борьбе с организованной преступностью прошла первым пунктом реформы МВД.

Может быть, такое решение было принято под влиянием неоправдавшихся надежд на Сергея Мещерякова, возглавляющего Департамент по борьбе с организованной преступностью и терроризмом, ведь именно в рамках его ведомства работало знаменитое оперативно-розыскное бюро №10, созданное для борьбы с коррупцией. За последние месяцы были заведены уголовные дела на пятерых сотрудников департамента, самое громкое из них – вымогательство   Дмитрием Целяковым и Александром Носенко одного миллиона долларов и 500 тысяч евро у Петра Чувилина, вице-президента «Инкредбанка» и генерального директора ХК «Спартак». Эксперимент по созданию подразделений по искоренению коррупции даже в структурах, считающихся элитой МВД, явно не удался. Что сказалось в первую очередь -  прогнившая насквозь система правоохранительных структур или неоднозначная личность Сергея Мещерякова - сказать сложно, но в результате общество вместо борцов с коррупцией получило коррупционеров. Возможно, есть какие-то скрытые причины для столь кардинального первого изменения структуры МВД, но сути они не отменяют, систему будут резать и кромсать, пока не добьются поставленной задачи – значительного снижения уровня коррупции. Понимают это и в Министерстве внутренних дел, понимают это и в регионах, где многие начальники УВД стали полубогами, принимающими решения кого казнить, а кого миловать.

Омская область в этом случае исключением не является и Виктор Камерцель, уже десять лет возглавляющий УВД Омской области, чувствует себя на омской земле более чем уверенно. Спешно покидая родную казахстанскую степь, он не думал, что достигнет таких высот. Прошедшее десятилетие спокойным не было, все время приходилось решать возникающие проблемы. А теперь, в связи с инициативами нового Президента России, появилась перспектива вообще кануть в Лету, в процессе реформы правоохранительной системы.

Первый же Указ Дмитрия Медведева попал точно в цель, ведь УБОП УВД Омской области уже который год являлся самым любимым подразделением Виктора Камерцеля - именно сотрудникам этого подразделения поручались самые щекотливые и сложные задания. Возглавляет Управление по борьбе с организованной преступностью Валерий Калганов, человек с интересной биографией и также, как и Виктор Камерцель, в свое время отслуживший не один год в правоохранительных органах Казахстана и подозрительно быстро перебравшийся в Россию.

Карьерный рост Валерия Калганова был практически предопределен Виктором Яковлевичем. Во время службы в УВД Омской области он был начальником отдела по раскрытию заказных убийств, возглавлял Ленинский райотдел и УБНОН, являлся заместителем начальника криминальной милиции, но последним и самым почетным назначением до текущего времени являлось место начальника Управления с организованной преступностью. Подобное доверие со стороны начальника УВД было оценено по достоинству и Валерий Калганов не ударил в грязь лицом, оправдал в надежды своего покровителя. Наряду с этим,  его фамилия стала известна в городе среди самых разных слоев населения, а для бизнес-структур слово «УБОП» стало синонимом слову «проблемы».

Свою роль в этом сыграли многочисленные жалобы в прокуратуру, судебные иски, а также огромное количество статей в печатных изданиях, подробно описывающих оперативные и следственные мероприятия, проводимые борцами с оргпреступностью, делая акцент на используемые методы в работе. Высокопоставленным милицейским начальникам такое внимание «четвертой власти» никогда не нравилось, поэтому издатели и журналисты не раз смогли ощутить «силу закона» на своем личном примере .

Одна из наиболее взбудораживших общественность историй началась с совсем не большого эпизода, произошедшего непосредственно в ведомстве Валерия Калганова. Против оперуполномоченного по особо важным делам Дмитрия Байнова было выдвинуто обвинение в превышении служебных полномочий. Адвокат Вячеслав Бадера 28 апреля 2006 года прибыл в здание УБОП, чтобы забрать ноутбук, изъятый в ходе обыска, проходившего двумя днями ранее. Согласно Федеральному закону «Об адвокатуре и адвокатской деятельности» ноутбук адвоката не может быть осмотрен, по словам Вячеслава Бадера, Дмитрий Байнов, не обратив внимания на предъявленное адвокатское удостоверение, начал проводить осмотр ноутбука, требуя от владельца открывать файлы. Адвокат, удалив несколько документов, содержащих конфиденциальную информацию, очень разозлил оперативника, который вызвал его в туалет и нанес удар головой в область переносицы, а также несколько ударов в живот.

Куйбышевский районный суд оправдал Дмитрия Байнова, также как и кассационная инстанция Омского областного суда, так что по официальной версии ничего из произошедшего не произошло. Однако самые интересные события происходили во время судебного расследования и непосредственно в зале суда. Дело даже не в том, что некоторые свидетели меняли свои показания. Более интересным фактом можно считать появление в СМИ распечаток телефонных переговоров Вячеслава Бадера с адвокатом Андреем Хабаровым,  представлявшим его интересы на процессе. Разместившая полный текст разговоров адвоката с подзащитным, газета «Коммерческие вести» никак не прокомментировала источник поступившей информации. Источник распространившейся информации раскрыл журнал «Бизнес курс» в своей статье «Аргументы УБОПной силы»: «Еще в конце ноября минувшего года редакция "Бизнес-курса" получила эти самые распечатки материалов "прослушки". Их принес из УБОПа один из сотрудников журнала. Из его рассказа следовало, что он, корреспондент "БК", был приглашен для разговора к начальнику УБОП полковнику Калганову. После беседы его отвели в специально оборудованную комнату, где он в течение трех часов прослушивал телефонные разговоры не только адвоката Хабарова с подзащитным Бадером, но и с работниками городской прокуратуры. Цель, которую преследовал УБОП, со слов журналиста, заключалась в том, чтобы на фоне судебных слушаний известного скандального дела об избиении адвоката сотрудниками УБОП дискредитировать в глазах общественности другого адвоката - Андрея Хабарова, представлявшего интересы потерпевшей стороны».

Само существование распечаток телефонных переговоров Бадера-Хабарова нелегитимно по своей сути, так как разрешение на прослушивание телефонных переговоров было выдано по делам, не имеющем к ним отношения. Распространение их в средствах массовой информации - это нарушение не только адвокатской тайны, но и тайны частной жизни, гарантированной Конституцией.

«Закон не предоставляет лицам, получившим статус адвокатов, гарантии их личной неприкосновенности» - именно эта цитата из приговора суда, оправдавшего Дмитрия Байнова, наглядно демонстрирует авторитетность Валерия Калганова и его начальника Виктора Камерцеля, которые не хотят видеть своих подчиненных на скамье подсудимых, а также читать о них в газетах.

Получив информацию о подготовке материала в журнале «Бизнес курс» о прослушивании телефонных переговоров, сотрудники УБОПа пытались предотвратить публикацию, оказав давление на издателя журнала Сергея Сусликова, который обратился с открытым письмом-заявлением к прокурору области Сергею Казакову. В письме указал, что его сыну звонили и настоятельно рекомендовали предотвратить публикацию материала, в противном случае обещали «уголовное дело за что-нибудь». Издатель требовал привлечь к ответственности сотрудников УБОП, вообразивших себя цензорами.  В письме Сергею Казакову прозвучал серьезный вопрос: «Чем они отличаются, эти офицеры УБОП, угрожающие моим детям, от банальных бандитов?». Областная прокуратура ответила возбуждением беспрецедентного уголовного дела по по статье 144 УК РФ "Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов", и хотя дело закончилось ничем, определенный результат был достигнут – угрозы прекратились.

Статья, столь нежданная милицейским начальством, все же вышла в свет, поэтому Виктор Камерцель и Валерий Калганов в качестве ответного шага  подали исковые заявления в суд на журнал «Бизнес курс» и адвоката Андрея Хабарова, с требованием взыскать 190 тысяч рублей в качестве возмещения морального вреда. Длившаяся несколько месяцев тяжба расставила все по своим местам, и Октябрьский и Омский областной суд признали право журналистов на публикацию общественно значимой информации.

С этих пор подчиненные Виктора Калганова стали достаточно часто упоминаться в СМИ, а их активное присутствие в экономической жизни города стало более чем заметно. В конце 2007 года в прессе появилось интервью Анатолия Степанова, генерального директора ОАО «Омскнефтепроводстрой», который подробно рассказывает о действиях, проводимых сотрудниками УБОП на его предприятии: обысках, допросах, попытках сорвать собрание акционеров и телефонных звонках домой. А ведь все началось с заявления Анатолия Степанова, который обнаружил, что осуществляется попытка рейдерского захвата трех дочерних предприятий ОАО «Омскнефтепроводстрой», владеющих 60% акций предприятия. С помощью поддельных документов, направленных в налоговую инспекцию, преступники попытались перерегистрировать фирмы на неких физических лиц. Попытка была своевременно замечена и гендиректор ОАО «Омскнефтепроводстрой» написал заявление в УБОП, но спустя несколько месяцев, так и не найдя преступников и не изъяв поддельные документы о перерегистрации, сотрудники УБОП начали разрабатывать самого Анатолия Степанова, как раз за несколько дней до собрания акционеров.

А так он сам описывает события, произошедшие в день проведения акционерного собрания: «Мне уже было понятно, что кто-то дал задание этим молодцам сорвать собрание акционеров. Я ждал, что они появятся полпервого, в час или полвторого. Но мы в 14 часов собрание открыли. Через пятнадцать минут после его начала в зал ворвались человек десять и потребовали остановить собрание... все в гражданском. Во главе уже был какой-то майор. Они требовали остановить собрание, потому что им необходимо допросить генерального директора. А я как раз это собрание проводил. Я говорю: можно, мы все-таки собрание проведем, а потом вы будете сколько угодно допрашивать меня. Они настаивали на приостановке собрания. Куда деваться - приостановили. Я вышел вместе с ними. Зашли в мой кабинет. Они уже достают постановление о допросе все, как положено. Я говорю: ну ладно, поехали. Пока они разбирались еще с другими людьми, кого-то еще опрашивали, стало уже вечереть. В восьмом часу поехали. Приставляют ко мне двух амбалов, и мы поехали... Собрание мы все же возобновили и успели закончить. Меня увезли в УБОП там держали в коридоре часа полтора  Кошмар какой-то! Как преступника. Я впервые попадаю в такое положение - не приятно до сих пор. Наконец в девятом часу вчера я попал к следователю. Но я был с адвокатом, который его спросил: на основании чего, собственно? Тот показывает. Оказывается, возбуждено уголовное дело против меня на основании заявления, поданного ОССОВСКИМ и каким-то РЫЖИХ... они же даже не акционеры, с чего вдруг по какому-то заявлению такая бурная деятельность?».

Жалобы, направленные Анатолием Степановым в УВД и прокуратуру,  исковое заявление в суд, освещение происходящих событий в СМИ помогли отстоять предприятие, но ведь потраченное время и средства на борьбу за родное предприятие никто не компенсирует. Старый советский лозунг «спасение утопающих – дело рук самих утопающих» актуален как никогда.

Подчиненные Валерия Калганова, по-прежнему появляются в самых неожиданных местах, а время их визита, как собственно и цель, предугадать невозможно, например, в мае 2008 года сотрудники управляющей компании ОАО «Левобережье» были крайне удивлены появлением двух сотрудников УБОПа, требующих «предоставить им и трем гражданским лицам доступ на кровлю указанного дома с целью проверки заявления жителей дома о протекании крыши». Именно так описывает их просьбу в заявлении на имя прокурора города и.о. генерального директора ОАО "Левобережье" Олеся Воропаева. Передел рынка коммунальных услуг с начала года демонстрирует небывалую активность правоохранительных органов в отношении некоторых управляющих компаний. ОАО «Левобережье», имеющее отношение к депутату Омского городского совета Юрию Федотову, казалось бы, пережило все проверки, но вот в поле зрения борцов с оргпреступностью еще не попадало.

Следующий случай активного вмешательства в работу компании, работающей в сфере ЖКХ, произошел всего пару месяцев спустя и вызвал целую серию публикаций, в которых обсуждались действия сотрудников УБОП («Мусорная война», «Мусорная война – 2», «Суд признал незаконными действия УБОПа»).

И ведь было что обсуждать: в течении одного месяца, начиная с 24 июля 2008 года, сотрудники «элитного» подразделения милиции проверяли информацию, полученную в анонимном заявлении, в отношении ООО «ЭкоТРАНС» и его руководителя Вадима Заворина. Компания занимается вывозом мусора менее года, но похоже ее деятельность успела чем-то заинтересовать правоохранительные структуры, потому что действовали УБОПовцы в лучший традициях боевиков. Вот как описывает события директор предприятия Вадим Заворин в жалобе на имя прокурора Омской области Анастаса Спиридонова: «origindate::24.07.2008 года сотрудники УБОП УВД по Омской области... проникнув на территорию ООО "ЭкоТРАНС", проигнорировав требование начальника автохозяйства... предъявить документы, стали самовольно взламывать замки на гаражных боксах и в помещении АЗС Общества. Не получив возможности сбить замки на дверях здания, сотрудники милиции стали разбивать стекла в окнах гаража, пытаясь таким образом "войти" в здание. Работники ООО "ЭкоТРАНС" были вынуждены позвонить по телефону '02', сообщив о противоправных действиях лиц, предъявляющих удостоверения сотрудников УВД по Омской области, после чего последние согласились пройти в кабинет директора... Директор Общества предложил данным лицам покинуть территорию организации, на что получил ответ, что сотрудники милиции имеют право находиться, где угодно, и делать, что захочется».

Оперативные сотрудники, словно ведомые каким-то инстинктом, ежедневно появлялись на территории предприятия, изымали документы, проводили многочасовые допросы сотрудников предприятия, выписывали ориентировки о задержании личных автомобилей сотрудников и учредителей предприятия. Все эти действия просто парализовали работу организации на долгие недели.

Компания направила пять заявлений в областную прокуратуру и еще по одному Министру внутренних дел и в Центральный районных суд. Заседание районного суда откладывалось три раза, так как представители УБОПа не являлись в зал суда. Когда же все-таки процесс состоялся, выяснилось, что никаких серьезных оснований для проведения столь масштабного комплекса  оперативно-розыскных мероприятий милиционеры предъявить не могут, поэтому судья Владимир Лихачев полностью удовлетворил жалобу директора ООО «ЭкоТРАНС» Вадима Заворина и признал незаконными действия сотрудников УБОП.

И это решение суда, признающее незаконность действий борцов с оргпреступностью, уже не является единственным, ведь еще в середине лета Москаленский районный суд признал виновными в превышении служебных полномочий  пятерых оперуполномоченных УБОП УВД Омской области и отделения уголовного розыска Исилькульского района, которые незаконно задержали ранее судимого гражданина и насильно вывезли его в лес, где рассчитывали получить от него информацию о местонахождении разыскиваемого ими лица. Далее, как сообщалось представителями Областной прокуратуры: «применили в отношении него психологическое, физическое насилие и спецсредства. Потерпевшего длительное время избивали, пытались душить, сломали руку, обливали бензином, угрожая сожжением». Подсудимые были приговорены к лишению свободы на сроки от трех до четырех лет с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Подобные методы оперативной работы были широко распространены в период «лихих 90-х», во время существования РУБОПов, которые боролись с бандитами всеми имеющимися в их арсенале средствами. Времена изменились, но методы работы остались прежними, и теперь уже бизнес-структуры ощущают на себе всю силу правоохранительной системы.

По какому принципу подчиненные Валерия Калганова и Виктора Камерцеля выбирают, кто станет «жертвой» оперативно-розыскных мероприятий? На этот вопрос следовало бы поискать ответ представителям Генпрокуратуры и МВД, ведь действия милиционеров отнюдь не случайны и укладываются в определенную схему, нужно лишь определить кому удобно и выгодно иметь такое подразделение, готовое ринуться в бой в любой момент. Активное участие правоохранительных органов в экономических процессах, как инструмента воздействия на бизнес-структуры, уже давно не секрет. Нужно лишь найти кукловода, который умело дергает за ниточки и блюдет свою выгоду от ситуации.

«Проблемы, с которыми сталкиваются наши предприниматели, где бы они ни занимались бизнесом - малым бизнесом да и не только малым. Замучили проверки и всякого рода наезды по коммерческим наводкам! Вообще, надо чтобы и наши правоохранительные органы и органы власти перестали кошмарить бизнес!» - именно такие слова прозвучали от Президента России Дмитрия Медведева, что означает общегосударственный масштаб существующей проблемы. И как мы видим, уже предпринимаются реальные шаги по ее решению.

Возможно, упразднение УБОПов болью в сердце отзовется у сотрудников милиции, не один год честно исполняющих свои обязанности, к тому же готовившихся отпраздновать в ноябре двадцатилетие со дня образования структур по борьбе с оргпреступностью. Но их знания, опыт и силу будут востребованы в уголовном розыске или в подразделениях по борьбе с экономическими преступлениями, где они также честно могут продолжать исполнять свои обязанности. Тревожный звоночек прозвучал вовсе не для них, а для высокопоставленного милицейского начальства, забывшего, для чего они были назначены на высокие должности и использующие такую возможность для личного обогащения, но отнюдь не для защиты граждан страны.

Думаю, что их, впрочем как и других коррупционеров, наш новый Президент еще удивит, раз за разом вышибая из под ног основу для получения  преступных доходов.