Валерия Морозова, обвинившего во взяточничестве Владимира Лещевского из УДП, уличили в неуплате налогов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Валерия Морозова, обвинившего во взяточничестве Владимира Лещевского из УДП, уличили в неуплате налогов

Главе "Москонверспрома" предъявили недоимку и штраф на сумму, которую "путем вымогательства получили чиновники из управделами президента"

Оригинал этого материала
© "Коммерсант", origindate::11.11.2010, Фото: "Коммерсант"

Штрафы с откатов

Олег Рубникович

Compromat.Ru

Валерий Морозов

МВД РФ отказалось вернуть руководителю ОАО "Москонверспром" Валерию Морозову 15 млн руб., переданные им в июне 2009 года сотрудникам департамента экономической безопасности (ДЭБ) на проведение оперативного эксперимента. Деньги предпринимателя использовались для контролируемых оперативниками дач взяток заместителю начальника главного управления капитального строительства управления делами президента Владимиру Лещевскому, в отношении которого СКП возбудил уголовное дело. Теперь под следствием за неуплату налогов может оказаться сам господин Морозов. Вчера налоговики выставили предпринимателю счет на 113 млн руб.

Председатель правления ОАО "Москонверспром" Валерий Морозов, который летом 2010 года публично обвинил чиновников управления делами президента (УДП) в вымогательстве взятки, получил на днях ответ из МВД на свое обращение к главе ведомства Рашиду Нургалиеву, в котором он требовал вернуть 15 млн руб., переданные ДЭБ на проведение оперативного эксперимента. В весьма лаконичном письме за подписью замначальника ДЭБ генерал-майора Юрия Попугаева всего четыре строчки: "Ваше обращение рассмотрено. Изложенная в нем информация в настоящее время проверяется в рамках расследования уголовного дела, находящегося в производстве СК при прокуратуре РФ".

Напомним, что в 2006 и 2009 годах ОАО "Москонверспром" выиграло два тендера по строительству и реконструкции в Сочи нескольких объектов: корпуса "Приморский" санатория "Сочи" и проектирование санатория "Дагомыс" управделами президента. В 2009 году, как следует из заявления Валерия Морозова в правоохранительные органы, господин Лещевский потребовал у него откат в размере 180 млн руб., что составляет 12% от суммы контракта. Первый же платеж должен был составить 15 млн руб. В мае того же года господин Морозов обратился в ДЭБ с заявлением о вымогательстве со стороны сотрудников УДП. После этого предприниматель по просьбе милиционеров выделил из личных средств 15 млн руб., которые несколькими траншами были переданы им в качестве взятки господину Лещевскому. Чиновника, однако, с поличным не задержали, а вскоре пропали и документальные свидетельства проведения оперативного эксперимента. Как выяснилось, записи встреч были уничтожены, поскольку оперативники не забрали их из оперативно-поискового бюро ГУВД Москвы.

В январе 2010 года господин Морозов обратился с письмом к президенту РФ Дмитрию Медведеву, в котором изложил историю своих взаимоотношений с чиновниками из управделами. В августе в отношении Владимира Лещевского СКП РФ возбудил уголовное дело по пункту "г" части 4 статьи 290 УК РФ (получение взятки в крупном размере).

"Нам действительно тогда показалось, что справедливость вот-вот восторжествует. Однако вместо этого давление на "Москонверспром" только возросло,— рассказал "Ъ" господин Морозов.— Нашу организацию продолжали выдавливать с объектов, причем не только управделами, но и других сочинских стройплощадок. Не оплачивались уже выполненные работы, через арбитражные суды разрывались контракты".

Сейчас, по словам бизнесмена, уголовное дело пытаются возбудить против него самого. "Нас буквально замордовали налоговыми проверками. Одна из них, проведенная инспекцией ФНС N 3 по Москве, как следует из полученного мною вчера акта, установила, что платежи "Москонверспромом" осуществлялись на компании, которые реально не выполняли работы",— сказал господин Морозов. По его словам, речь идет о тех самых фирмах, которые навязывал ему Владимир Лещевский. "Налоговики считают, что я своими действиями занижал прибыль, а следовательно, и налог. Если бы информация, о которой я заявил еще полтора года назад, была бы проверена и подтверждена в рамках уголовного дела против Лещевского, то у меня оставалась бы надежда на то, что следствие признает ОАО "Москонверспром" потерпевшей стороной",— говорит господин Морозов. Сейчас же, по словам бизнесмена, те, кто стоит за Лещевским, хотят, чтобы эти факты были установлены не по его заявлению, а в ходе проверки налоговой службы. "Тогда виновным можно признать "Москонверспром" и его гендиректора, установить, что именно я нанес вред компании, возбудить уголовное дело и заставить меня в качестве штрафов заплатить все те суммы, которые уже один раз ушли в карман чиновникам управделами президента",— полагает Валерий Морозов. Налоговики требуют, чтобы руководитель ОАО заплатил в бюджет 94,5 млн руб. недоимок и 20% от этой суммы в виде штрафа — всего 113 млн руб.

В УДП заявления господина Морозова о том, что кто-то пытается выдавливать его с объектов управделами, а также оказывает определенное влияние на ход расследования уголовного дела Владимира Лещевского, называют абсолютно голословными. "Все контракты с "Москонверспромом" разорваны уже давным-давно, и соответственно, никто и ниоткуда его выдавливать не может. Все конкурсы он выигрывал исключительно за счет того, что демпинговал. Однако потом своих обязательств не выполнял. УДП выиграло у "Москонверспрома" все девять исков, пять из которых были поданы юристами самого Морозова. Так что сейчас ему не остается ничего другого, кроме как выставлять себя жертвой",— заявил "Ъ" пресс-секретарь УДП Виктор Хреков.


***

Оригинал этого материала
© Slon.Ru, origindate::11.11.2010

113 миллионов за сопротивление

Владелец "Москонверспрома" Валерий Морозов об итогах налоговой проверки его компании

Валерий Морозов

Во вторник поздно вечером я получил первый счет от управления делами президента РФ, Департамента экономической безопасности МВД РФ и Налоговой инспекции №3 по Москве за попытку оказать сопротивление вымогателям — на 113,5 млн рублей. Этот счет я получил в форме акта выездной налоговой проверки, о возможности которого я писал ранее.

Ради этого счета налоговая служба работала вчера почти до восьми часов вечера, выверяя текст и собирая подписи начальства. Ускоренный выпуск акта (до этого налоговики обещали подписать акт origindate::10.11.10), видимо, вызван какими-то причинами, пока мне неизвестными. Выпуск акта был назначен на 11.00 утра, но пришлось прождать девять часов, когда наш сотрудник получил копию в руки.

За несколько часов невозможно детально проанализировать 32 страницы текста и около 40 страниц приложений. Важно одно: налоговая служба проверила ОАО «Москонверспром» и не нашла никаких нарушений закона за период проверки — 2007–2008 годы. Обнаружен один факт: перечисление за выполненные работы денежных средств по субподрядным договорам четырем фирмам. Факт этот обнаружен оперуполномоченным капитаном милиции Глущенко, сведения получены от оперативного источника, который не называется. Налоговая служба посчитала, что за два года на счета этих фирм было переведено 225 млн рублей.

Для следствия и всех, кто интересуется нашим делом, сумма понятна. Я говорил о 12%, которые у меня вымогали от имени руководства УД и 3%, которые вымогали от имени ФГУП «ДСР» от суммы 1,5 млрд рублей по контракту: реконструкция корпуса «Приморский» санатория «Сочи» УД ПРФ. 15% от суммы контракта составляют как раз 225 млн руб. К ним нужно прибавить потери технические, банковские, но с ними отдельная история. Достаточно вспомнить мои 15 млн руб., которые исчезли в ходе оперативного эксперимента.

Я не согласен, что эти деньги можно рассматривать как прибыль компании. Эти деньги, например, выплачивались из наших будущих доходов. Для того чтобы не нанимать стороннюю технику, мы покупали свою и использовали ее на объекте, надеялись использовать и в будущем. Покупали технику в лизинг, то есть, имея доходы, переносили платежи на будущее. Мы оставались должны субподрядчикам прежде всего своим, например, СМУ «МКП-ЮГ», около 50 млн рублей. Мы закупали с отсрочкой платежей материалы.

Фирмы, которые налоговая служба считает «однодневками», были зарегистрированы в 2004–2005 годах. Учредители, которых опросил Глущенко, отказались от своего участия в регистрации и деятельности фирм. Глущенко им поверил и не стал копать дальше. В акте говорится, что Морозов также был вызван для объяснения, но не явился. При этом опускается факт, что Морозов отказался давать объяснения в связи с тем, что в рамках уголовного дела, возбужденного против Лещевского, заместителя начальника Главного управления капитального строительства УД ПРФ, дал подписку о неразглашении. В рамках этого дела расследуется факт вымогательства и получения чиновниками УД ПРФ взяток и откатов через подставные и доверенные фирмы.

Уголовное дело было возбуждено 11 августа 2010 года. Причем первое заявление было передано в ДЭБ МВД, кому подчиняется Глущенко, в мае 2009 года. Все это не было принято во внимание ни Глущенко, ни налоговой службой. Создается впечатление, что налоговики слепо взяли сумму, которую путем вымогательства получили чиновники из УД ПРФ, и определили ее как возможную недополученную прибыль. Посчитали налог на прибыль, НДС и решили, что «Москонверспром» должен вернуть налоги ровно с той суммы, которую назвал я в заявлении о вымогательстве. Расчет показал, что долг компании по налогам составил 94,5 млн рублей, штрафы — 19 млн рублей. Итого: 113,5 млн. рублей.

Интересно, это вся стоимость, в которую оценили мой бунт против управления делами президента РФ и установившейся там системы коррупции? Или это только первый счет?