Василия Якеменко уценили по достоинству

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Суд разрешил пострадавшему от нападения журналисту Кашину "не сомневаться" в "якеменковской версии" покушения

Оригинал этого материала
© "Коммерсант", origindate::22.06.2011, Фото: "Коммерсант"

Василия Якеменко уценили по достоинству

Вячеслав Гальперин, Александр Черных

Compromat.Ru

Василий Якеменко

Вчера Хамовнический суд Москвы отказал главе Федерального агентства по делам молодежи Василию Якеменко в иске к спецкорреспонденту "Ъ" Олегу Кашину, политологу Александру Морозову и газете "Новые известия", которые высказывались о "якеменковской версии" покушения на Олега Кашина в ноябре прошлого года. Суд не нашел в этих высказываниях "сведений, действительность которых может быть проверена" и признал за журналистами право на оценочное суждение. Росмолодежь обещает оспорить решение суда.

Иск о защите чести и достоинства Василий Якеменко подал 4 апреля 2011 года, после того как политолог Александр Морозов в своем блоге написал, что, по его сведениям, дело о ноябрьском покушении на Олега Кашина может "упереться в молодежки периода идиотизма", упомянув в этом контексте Василия Якеменко. Тогда же Олег Кашин в своем блоге написал, что не сомневается "в якеменковской версии" нападения на него, а газета "Новые известия" процитировала блоги обоих авторов.

[Лента.Ру, origindate::21.06.2011, "Защита Кашина": Посты Морозова и Кашина процитировал ряд изданий, в том числе "Газета.ру", на которую, в свою очередь, сослался сайт газеты "Новые известия". […] "Газету.ру" не стали привлекать к суду, поскольку, как рассказал Кашин со слов адвоката главы Росмолодежи, решили дать ей отдохнуть от исков. — Врезка К.ру]

Первым в прениях выступил адвокат так и не явившегося в суд господина Якеменко Сергей Жорин. Речь господина Жорина продолжалась 20 минут. Завершая ее, адвокат процитировал пятилетней давности колонку Олега Кашина "Ложь в деле рядового Сычева": "Когда цель достигнута, можно, хлопая глазами, признаться: "Ну да, наврали мы. Извините уж"". И добавил, что эти слова, по его мнению, можно применить к самому Олегу Кашину. В ответном выступлении Олег Кашин поблагодарил господина Жорина "за ссылку на любимую статью".

— Я действительно критически писал не только о Якеменко,— продолжил ответчик.— Писал, например, о докторе Рошале. Но почему я не говорю о "рошалевской версии"? Потому что у Рошаля и Якеменко разная репутация, о Рошале не писали, что он связан с организованной преступностью или что он стоит за анонимными провокациями и нападениями.

["Новые известия", origindate::21.06.2011, "Следствие докажет": Когда г-н Жорин стал разбирать публикацию на сайте «НИ», выяснилось, что в иске ее исказили, вычеркнув упоминание, что «якеменковская» версия должна быть единственной для следствия «по мнению журналиста». Но адвокат Жорин и здесь выкрутился: «Это не цитата журналиста Кашина, а попытка выдать свое мнение за его мнение». Однако когда дошли до формулировки опровержения, адвокат главы Росмолодежи запутался, что он хочет опровергать, и в конце концов оставил текст опровержения «на усмотрение суда».
Потом перешли к расчету компенсации морального вреда. Выяснилось, что г-н Якеменко оценил каждое посещение блога или сайта в один рубль, взял с интернет-счетчиков данные о ежедневной аудитории сайта «НИ» и блогов Кашина и Морозова, а затем перемножил все это на 80 дней и сократил до 500 тыс. Судья Игорь Кананович потребовал, чтобы сумму считали по количеству посетителей на момент подачи иска (4 апреля), а затем поинтересовался, как истец обосновал сумму.
«Истец глубоко переживал, что в отношении него распространяется порочащая информация. Можно измерить давление, количество слез, которые он пролил, количество нервных клеток, которые он потерял», — принялся рассуждать адвокат Жорин, но затем признал, что на здоровье г-на Якеменко публикации не отразились. — Врезка К.ру]

[Газета.Ру, origindate::21.06.2011, "Можно подозревать": В ходе прений адвокат Якеменко пояснил, что считает высказывание Кашина «скрытым утверждением», поскольку слово «версия» имеет значение «предположения», подразумевая сомнение говорящего. «Не сомневаюсь» — это маркер, дезавуирующий слово «версия». Я сомневаюсь в том, что Кашин случайно употребил такую тавтологию, сказав, что не сомневается в своих сомнениях. Это утверждение, скрытая форма утверждения», — заявил Жорин. Обоснованности своих подозрений в адрес Якеменко Кашин в суде не доказал, отметил он.
При этом адвокат обвинил журналиста в том, что, высказывая подозрения в адрес Якеменко, он следовал некоему плану, метя даже не в самого главу Росмолодежи, а в «других людей, которых вы знаете». Морозова Жорин обвинил в публикации непроверенных сведений, породивших «волну негатива и клеветы в отношении моего доверителя». […]
Адвокат Кашина, также представляющий ассоциацию «АГОРА» Рамиль Ахметгалиев напомнил, что по делу о покушении Кашину присвоен статус потерпевшего, что дает ему право выдвигать версии происшедшего, не заботясь, сможет или не сможет следствие их доказать. — Врезка К.ру]

Соответчик Александр Морозов, который в своем блоге обвинял в нападении на Олега Кашина "молодежки периода идиотизма", заявил, что также настаивает на том, что его оценочное суждение не является утверждением о каких-то фактах.

— Я в своем блоге пишу просто и прямо. Если бы я хотел назвать Якеменко преступником, я бы его назвал.

Затем еще раз выступил Сергей Жорин, который возмутился по поводу того, что журналисты Олег Кашин и Александр Морозов "являются художниками слова и композиторами" и поэтому "вуалируют свои утверждения".

Судья удалился в совещательную комнату. Пока стороны ждали решения, Сергей Жорин подошел к Олегу Кашину и сказал, что у него к нему нет "ничего личного".

— Я наемный адвокат, и мне тоже не все нравится,— сказал он.— Это, между прочим, мой последний процесс с Якеменко, больше с ним я работать не буду.

Через полчаса судья вернулся в зал и начал читать резолютивную часть решения. Читал медленно, но когда произнес словосочетание "в иске", уже стало ясно, что по смыслу подходит только слово "отказать". Ответчики начали поздравлять друг друга. Отложив бумагу, судья сказал, что мотивировочная часть будет готова через десять дней и что в иске отказано, потому что суд не нашел в словах Олега Кашина и Александра Морозова утверждений о каких-либо фактах, которые можно опровергнуть. То есть их суждения можно воспринимать как оценочные.

Сергей Жорин уехал из суда, не дав никому комментариев. Позднее пресс-служба Росмолодежи распространила заявление, в котором говорится: "Судебное решение не устраивает нашу сторону, поэтому оно, естественно, будет обжаловано. Мы будем требовать отмены этого решения и повторного рассмотрения иска". Представлявший интересы Олега Кашина юрист правозащитной ассоциации "Агора" Рамиль Ахметгалиев заявил "Ъ", что считает решение суда "прецедентным для всех журналистов, которых волнуют вопросы безопасности и свободы слова". Глава Союза журналистов России Всеволод Богданов, в свою очередь, заявил "Ъ", что не стал бы делать далеко идущих выводов: "У нас самый справедливый суд, это и так было известно",— отметил он.

[BFM.ru, origindate::20.06.2011, "Глава Росмолодежи измерил моральный вред кликами в ЖЖ": По словам Кашина, суд не может удовлетворить иск, так как следствие по его делу еще не закончено. «Я считаю, что Якеменко просто нужна справка из суда о том, что он тут непричастен», — подытожил журналист. — Врезка К.ру]

[Slon.Ru, origindate::21.06.2011, "Якеменко привык разбираться с врагами в несудебном порядке": В интервью Slon.ru Кашин объяснил, почему считает Якеменко главным подозреваемым в нападении и как так получилось, что чиновнику не хватило административного ресурса для победы в суде. [...]
— А почему Якеменко для вас остается главным подозреваемым? Почему не Турчак, например?
— Почему отвалился Турчак, я не могу говорить, потому что тут уже начинается моя подписка о неразглашении. А почему Якеменко остался единственным, кого стоит считать страшным человеком, — вчера исчерпывающий ответ дал Марат Гельман, рассказавший одному изданию впервые публично об истории пятилетней давности, как после угроз братьев Якеменко его так же, как меня, избили стальным прутом. [...]
— Так вот этот суд, получается, и доказывает преувеличенное значение роли Якеменко в политической системе…
— Ну я бы сказал так: вот у балерины развиты большие пальцы ног, у штангиста развиты мускулы, так и у Якеменко развиты не те части административного ресурса, которые отвечают за судебную власть. Он привык решать свои проблемы и разбираться со своими врагами в несудебном порядке. — Врезка К.ру]