Вверх по лестнице, скользящей вниз

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Вверх по лестнице, скользящей вниз От 2005-го к 2006-му: ожидания, настроения, страхи

"Аналитический центр Юрия Левады подвел итоги декабрьских опросов, в которых приняли участие 1600 респондентов в 46 регионах России. Одним из предметов исследования были ожидания и настроения, связанные у россиян с наступающим 2006 годом, – как личные, так и общественно-политические. С каждым днем безрадостнее жить? Прежде всего респондентов спрашивали, испытывают ли они уверенность в завтрашнем дне. На этот вопрос 9% опрошенных ответили «да», 24% – «скорее да» (в декабре 2004 года – соответственно 8 и 23%), 30% – «нет» и 34% – «скорее нет» (36 и 32%). Остальные затруднились с ответом. Таким образом, личная уверенность в завтрашнем дне за истекший год слегка повысилась. Далее, предлагалось оценить, каких положительных чувств (из предложенного списка) у людей в России стало больше или меньше за последние годы (см. табл. 1). И здесь уже видно: по сравнению с аналогичным опросом, проведенным в декабре 2004 года, индикаторы настроений скользят вниз. Прошедший год принес явное снижение всех и без того низких показателей благоприятных чувств и тенденций. Как и в прошлом году, но с еще большей частотой люди отмечали убыль радости, уверенности, порядка и нарастание чувства страха. Сходные с приведенными выше показателями дали ответы на вопрос: «Какие чувства проявились, окрепли у окружающих вас людей за прошедший год?» (см. табл. 2). В отличие от вопроса, отраженного в табл. 1, здесь предложен несколько иной набор психологических проявлений, и речь идет об изменениях лишь за последний год, а не за несколько прошедших лет. Вопрос задавался регулярно, и это позволяет провести сравнение результатов за десять последовательных лет. Результат сравнения следующий: 2005 год оказался самым благополучным в том плане, что рост страха был наименьшим за все годы, а рост чувства человеческого достоинства – наибольшим. При этом о растущем у людей чувстве гордости за свой народ чаще сообщают сторонники СПС, относящие себя к верхушке среднего класса. Для себя лично в целом удачным 2005 год сочли 47%, в целом неудачным – 34%, 20% затруднились оценить его в этих терминах. Что же касается видов на следующий год, то лишь 34% ожидают, что он будет хорошим или очень хорошим, 44% – средним и 10% – плохим или очень плохим; 11% воздержались от прогноза. Аналогичный вопрос задавался применительно к отдельным сферам государственной жизни. Результаты сведены в табл. 3. Возвращаясь к данным табл. 1: только с точки зрения чувства свободы в последние годы наблюдался и продолжает наблюдаться положительный баланс. О росте свободы чаще сообщают почитатели Бориса Грызлова, респонденты, одобрительно относящиеся к деятельности Владимира Путина и Михаила Фрадкова, правительства в целом и представителя президента в округе, а также считающие, что концентрация власти в руках Путина идет на благо стране. Они приветствуют последние перетасовки в правительстве и администрации и уверены, что Путин подбирает соратников по способностям, а не по лояльности. (В среднем так считают 43% населения, а 44%, напротив, усматривают здесь упор на личную преданность.) Самая большая убыль произошла за истекший год в ощущении россиянами чувства радости и уверенности. Увеличилось и число тех, кто полагает, что в стране стало меньше порядка. Причем прослеживается прямая зависимость этих двух величин – порядка и уверенности – друг от друга: среди отмечающих рост уверенности только 8% говорят об укреплении порядка и 88% констатируют его ослабление. Затрудняются высказаться о чувстве уверенности чаще всего избиратели «Родины» и собирающиеся игнорировать думские выборы лица, относящие себя к верхушке среднего слоя. Можно отметить, что степень уверенности теснейшим образом связана с более одобрительной, чем средняя по стране, оценкой деятельности органов, прежде всего местной власти. Так, среди тех, кто отмечает рост уверенности, соотношение одобрения/неодобрения деятельности представителя президента в округе – 44/44 (среднее – 32/56); губернатора области – 71/25 (55/41); законодательного собрания региона 56/40 (32/61); местных органов власти города (района) – 56/40 (37/60). Больше верят эти люди и в способность центрального правительства изменить в ближайшее время положение в стране к лучшему. Так считают 41% числа отмечающих рост чувства уверенности (при среднем показателе 21%). У теряющих уверенность выше ощущение снижения свободы (45% при среднем 37%). Не менее тесно коррелирует с чувством уверенности чувство радости. Из тех, кто сообщил об убывании радости у людей в России, 94% отметили и снижение уверенности. Естественно, что о недостатке радости чаще говорят самые малоимущие, склонные голосовать за Глазьева и его партию. Связано чувство уверенности и с ростом или убыванием страха. Те, кто отвечает, что уверенность выросла, в 62% случаев сообщают об ослаблении страха и лишь в 9% – о его усилении. О несомненном росте чувства страха говорят 14% опрошенных, и сравнительно чаще это люди из верхней части среднего слоя и из электората «Яблока». Страх и радость также идут рука об руку, но в противоположные стороны: только 13% числа отмечающих рост страха говорят о прибавлении радости. Свобода и порядок Те, кто отмечает убыль порядка, чаще относят себя к статусно низшему разряду общества и голосуют за КПРФ. Их мнение чаще всего сопровождается высказываниями о росте неуверенности и убывании радости. Гораздо более сложные отношения выявляются между понятиями «порядок» и «свобода». Из тех людей, что констатируют сужение свободы, 85% говорят об убывании порядка, а среди тех, кто отмечает расширение свободы, 70% видят одновременное ослабление порядка. Похоже, что и в более либеральных, и в конформистских, но прежде всего в левонастроенных слоях населения преобладает представление о том, что свобода несет в себе хаотические, беспорядочные начала. Заметим, что треть населения страны отмечает убывание свободы и две трети – ослабление порядка. Убыль свободы сравнительно чаще упоминают избиратели Глазьева в возрасте 40–55 лет. Мнение, что в обществе стало меньше свободы, влечет за собой меньшее желание голосовать за Путина или за кандидата, предложенного Путиным. Сосредоточение в руках Путина слишком большой власти, считают носители этой точки зрения, не сулит России ничего хорошего. Никого из окружения президента 45% людей, разделяющих это мнение, на посту президента видеть не хотят, полагая, что подбирает их Путин не по способностям, а по их личной преданности. Не связывают они никаких ожиданий улучшения и с последними перестановками и назначениями в правительстве и президентской администрации. Рейтинг одобрения/неодобрения и президента, и Фрадкова (как и правительства в целом) в этой группе существенно ниже среднего. Президент и его окружение При всех разночтениях в понимании слова «порядок» несомненна его принадлежность к ряду самых приоритетных ценностей в глазах россиян. Поэтому мнение двух третей жителей России о том, что порядка в стране стало в последние годы меньше, должно, казалось бы, серьезным образом негативно влиять на имидж президента и его рейтинги. Заметим, однако, что, по данным ноябрьского опроса 2005 года, деятельность Путина в области наведения порядка признавали успешной 48% опрошенных и столько же считали ее безуспешной, а в июле 2003 года это соотношение было 55/42. Вспомним также, что по итогам первого четырехлетия путинского правления 19% называли наведение порядка его достижением и только 10% говорили об этом как о неудаче. Достаточно ясно, что именно в самое последнее время мнение об отсутствии порядка начинает звучать с особенной остротой. Но, что примечательно, это лишь в самой незначительной мере отражается на положении Путина. В стране имеется значительная часть населения (четверть его численности), хотя и признающая убывание порядка, но все же готовая голосовать за Путина. В этой части у него сохраняются даже более высокие, чем в среднем по стране, рейтинги одобрения (91/7 при среднем 73/25) и доверия (71% при среднем 40%). 82% респондентов этой группы убеждены, что сосредоточение всей власти в руках Путина идет на благо России (в среднем в стране в этом убеждены 57%, а 29% уверены в обратном; последних чаще можно встретить среди избирателей СПС, озабоченных проблемой убыли свободы). В Путине тех, кто голосует за него вопреки своему же мнению об увеличении беспорядка, привлекает то, что он энергичный, волевой, решительный человек, назвать же его отрицательные черты они, как правило, затрудняются. Если Путин не станет участвовать в выборах, они готовы голосовать за предложенного им кандидата. При этом обращает на себя внимание их большая, чем в среднем, готовность и желание видеть на президентском посту кого-то из окружения Путина: Сергея Иванова – 29% (среднее 27%), Бориса Грызлова – 15% (9), Михаила Фрадкова – 13% (5), Дмитрия Медведева – 6% (4), Дмитрия Козака – 5% (3%), Сергея Миронова – 3% (2), Сергея Собянина – 2% (1). За кандидата, предложенного Путиным, сейчас готовы проголосовать 31% опрошенных, и это на 6 пунктов меньше, чем в ноябре; принципиально за другого человека – 16%, и 40% собираются сделать свой выбор в зависимости от обстоятельств. Таким образом, реальный «выбор 2008 года» будет определяться «обстоятельствами», то есть положением в стране, соотношением сил во властных структурах и вокруг них и т.д. Отмеченное снижение ставки на путинскую креатуру говорит в пользу такого предположения. Что касается электорального ресурса самого Путина, то он остается на том высоком и внеконкурентном уровне, который обеспечил ему избрание на второй срок в 2004 году. Если бы выборы президента России состоялись «в ближайшее воскресенье», то при отсутствии конституционного запрета «третьего срока» для действующего президента Владимира Путина поддержали бы 36% избирателей (то есть примерно 63% собирающихся голосовать), Владимира Жириновского – 2%, Геннадия Зюганова – 4%, Сергея Иванова, Дмитрия Рогозина, Амана Тулеева и Григория Явлинского – по 1%. (Фамилии кандидатов указывали сами респонденты.) 7% заявили, что стали бы голосовать против всех, 10% не намерены участвовать в выборах, еще 10% не знают, будут ли участвовать (чаще это среднеобеспеченные молодые люди 18–25 лет, уверенные, что в стране становится меньше свободы, из числа сторонников Глазьева и Явлинского); 24% не знают, за кого будут голосовать. Парадоксы массового сознания Высокие рейтинговые и электоральные показатели Путина стоят особняком в ряду не столь благополучных данных, относящихся к власти в целом. Похоже, что «вертикаль власти» стоит на голове, а это положение трудно назвать устойчивым. На вопрос «Доверяете ли вы нынешней власти?» были получены следующие ответы: «определенно да» – 8%, «скорее да» – 38%, «скорее нет» – 33%, «определенно нет» – 16%, затруднились с ответом 6%. Несмотря на высокую степень недоверия к власти, жители России склонны верить официальным объяснениям таких, например, событий, как законодательные попытки ужесточить контроль за общественными организациями. Вот как выглядят ответы на вопрос «Для чего власть намерена ужесточить контроль за НПО?»: – чтобы обезопасить страну от вмешательства извне – 22%; – чтобы обезопасить общество и граждан от распространения какой-то террористической или человеконенавистнической идеологии – 31%; – чтобы обезопасить себя от контроля и критики со стороны – 28%; – чтобы обезопасить себя от оранжевых революций – 16%; – затруднились с ответом – 15%; – ничего не слышали об этом – 13%. Версию о террористической идеологии охотнее всего поддерживают те избиратели Путина, которые считают, что пока он не вполне успешен в наведении порядка, или избиратели Жириновского, или собирающиеся голосовать на президентских выборах против всех. Распределение положительных характеристик Путина, выявляемых в вопросе «Что вас привлекает во Владимире Путине?» (см. табл. 4), на протяжении всего периода правления нынешнего главы государства демонстрирует довольно высокую стабильность. Можно обратить внимание на то, что именно в этом декабре до самой высокой отметки поднялись такие достоинства, как «опытный политик», «внешне симпатичный человек», «человек, обеспечивающий стабильность». В то же время на самый низкий уровень опустились такие качества, как способность обеспечить порядок в стране и лидерская способность повести за собой людей. Довольно красноречивую картину дают ответы на вопрос «Чем вам не нравится Владимир Путин?» (см. табл. 5). Наблюдения за несколько лет показывают, что претензии, предъявляемые Путину, менялись мало. В сводной таблице можно видеть характер этих изменений. Отдельно показано распределение ответов со стороны образованной части общества (респонденты с высшим образованием) и либеральной оппозиции (электорат «Яблока»). Не смогли назвать никаких отрицательных черт Путина 41% опрошенных, в том числе 36% людей с высшим образованием. В табл. 5 хорошо видно, как за прошедшие годы отошла на задний план главная претензия – связь с Ельциным и «семьей», но больше стало людей, недовольных тем, что Путин опирается на силовиков. У яблочников, как и вообще у людей с высшим образованием, эта претензия выходит на первое место. Постепенно растет число тех, кто полагает, что Путин вообще не справляется с руководством страной и что у него нет четкой политической линии (опять-таки мнение, наиболее присущее избирателям «Яблока»). Очень заметное место среди всех претензий у яблочников занимает Чечня и роль, которую она сыграла в истории прихода Путина к власти. Наиболее специфическим представляется отношение к Путину в оппозиционном электорате «Родины»; ответы представителей этого электората приведены в табл. 5 отдельным столбцом. В частности, родинцы решительно отказывают Путину в опытности, сильно принижают решительность и волю, но признают его внешнюю симпатичность. Характерно, что если в начале правления Путина его политику в Чечне относили к числу положительных характеристик президента от одной четверти до одной пятой опрошенных, то сегодня таковых осталось только 6%. Это неудивительно, поскольку, по данным декабрьского опроса, подавляющее большинство населения видит ситуацию не только в Чечне, но и вообще на Северном Кавказе в довольно мрачном свете. На вопрос «Как вы бы оценили сейчас обстановку на Северном Кавказе в целом?» ответы распределились следующим образом: – благополучная – 1%, – спокойная – 9%, – напряженная – 67%, – критическая, взрывоопасная – 17%, – затруднились ответить – 6%. Те, кто считает обстановку критической, чаще собираются голосовать на президентских выборах против всех кандидатов, включая Путина. Что касается прогнозов и ожиданий, то вот как ответили респонденты на вопрос: «Как изменится обстановка на Северном Кавказе в течение ближайшего года?»: – улучшится – 17%, – ухудшится – 20%, – останется без изменений – 54%, – затруднились ответить – 10%. Был также задан вопрос: «Боитесь ли вы нынешнюю власть?» и получены следующие результаты: – определенно да – 2%, – скорее да – 12%, – скорее нет – 55%. – определенно нет – 25%, – затруднились – 6%. Как видим, страха нет, но нет и ощущения защищенности, о чем говорят ответы на следующий вопрос: «Можно ли сейчас рядовому человеку в России добиться справедливости?» 2% считают, что «определенно да», 15% – «скорее да», 43% – «скорее нет». Ответ «определенно нет» дают 30% (чаще всего так отвечают люди, относящие себя к социальному низу и собирающиеся голосовать против всех на президентских выборах). В возможность добиться справедливости верят те, кто усматривает в происходящем в стране рост свободы. Наконец, 10% затруднились с ответом. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации