Вдовий бунт

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Заложников охраняла вдова Арби Бараева Зура, ей помогали вдовы полевых командиров Ахмадовых Зелимхана и Резвана

Оригинал этого материала
© "Известия", origindate::26.10.2002, Фото: "Lenta.ru"

Вдовий бунт

Converted 13659.jpg

Террористки. Кадр телеканала Al-Jazeera

"Известиям" стали известны имена террористов, захвативших Театральный центр на Дубровке. В захвате принимает участие вдова известного полевого командира [page_9567.htm Арби Бараева] Зура, тетя организатора теракта Мовсара Бараева. Среди обвешанных взрывчаткой женщин, которые скрывают свои лица паранджой, - вдовы полевых командиров [page_12271.htm Ахмадовых Зелимхана и Резвана], а также некие Раиса и Фатима, перешедшие в банду Мовсара Бараева после смерти Арби Бараева. В группу террористов входят Хампаш Теркибаев, некий Абузар (позывной "Герат"), Иса Чантиев (позывной "Маххи"), Хусейн Цаев (позывной "Совбан"), Исмаил Эскиев (позывной "Салах").

В родном селе организатора теракта Мовсара Бараева женщины жалеют, что они не участвуют в захвате заложников.

Мескер-Юрт - родное село Мовсара Бараева, подлинное имя которого Мансур Саламанов, расположено примерно в 30 км на восток от Грозного в Шалинском районе Чечни. По данным последней переписи, здесь проживают 11382 человека. В отличие от Грозного, где электричество дают по 2 часа в день, здесь у людей есть возможность смотреть телевизор. Местные жители в курсе последних новостей из Москвы, но никакого шока по поводу захвата заложников не испытывают. Женщины даже немного удивляются реакции москвичей на это событие.

- Вот, кричат матери, что они 11 часов ничего не знают о судьбе своих детей. Я уже полгода ничего не знаю о своем сыне, - говорит женщина по имени Лейла.

- Я жалею, что я не с ними, - говорит другая жительница Мескер- 
Юрта Асет Абубакарова, глядя на экран телевизора.

- С ними, это с кем? - спрашиваю я.

- С теми, кто захватил Дом культуры в Москве. Я бы тоже могла себя взорвать, только бы вернули моего сына.

Сын Асет Саид-Магомед пропал без вести 21 мая нынешнего года во время зачистки Мескер-Юрта федеральными силами, которая длилась двадцать суток. Когда военные сняли оцепление, на окраине села было найдено девять трупов молодых жителей Мескер-Юрта. Еще 16 человек пропали без вести. Шалинская районная прокуратура возбудила уголовное дело, но, так как замешаны военные, материалы забрала военная прокуратура. Прошло полгода. Никаких известий о сыне Асет так и не получила. На прощанье она показала мне вырванный человеческий ноготь, обломок кости, изодранный в клочья свитер. Все это она нашла в овраге за околицей 
после зачистки 11 июня.

- Ноготь и косточка не знаю чьи, - говорит Асет.-А свитер моего сына.

По информации, полученной из силовых структур, до мая нынешнего года в Мескер-Юрте концентрировалась крупная группа боевиков, возглавляемая Мансуром Саламовым, племянником Арби Бараева, известного своей жестокостью полевого командира, уничтоженного федералами зимой этого года. После гибели дяди Мансур Саламов решил взять имя Мовсар Бараев. 20-дневная зачистка в Мескер-Юрте подорвала его возможности в родном селе, и, по некоторым данным, он вынужден был укрываться в Грузии.

Жители Мескер-Юрта, когда их спрашиваешь, где живут родственники Монсара Саламова, отвечают, что он на самом деле Мовсар Бараев и его родственников надо искать в Алханкале. Позже, в Алханкале мне довелось слышать похожие ответы: мол, Мовсар Бараев никакой на самом деле не Бараев, а Саламов, и искать его родственников надо в Мескер-Юрте. Нежелание местных жителей накликать беду на свое село, понятно: жить на родине террориста не безопасно. Кроме того, боевики, как правило, вывозят своих родственников за пределы Чечни, либо те уезжают сами от греха подальше.

Корреспонденту "Известий", тем не менее, удалось разыскать в Мескер-Юрте родного деда Саламова-Бараева. 70-летний Ахмет поначалу назвался дедом Мансура Саламов. Но опомнившись, сказал, что не видел Мансура лет 10, что Мансур родственник ему по его умершей жене и, можно сказать, что они на самом деле никакие и не родственники.

Источник в правоохранительных органах Чечни сообщил корреспонденту "Известий" фамилии основных участников захвата Дома культуры на улице Мельникова. В группу Мансура Саламова входят Хампаш Теркибаев, некий Абузар (позывной "Герат"), Иса Чантиев (позывной "Маххи"), Хусейн Цаев (позывной "Совбан"), Исмаил Эскиев (позывной "Салах"). Все они могут находиться сейчас в ДК на Мельникова. Что касается женщин, то это, возможно, вдовы полевых командиров Ахмадовых Зелимхана и Резвана, вдова Арби Бараева Зура, а также некие Раиса и Фатима, перешедшие в банду Саламова после смерти Арби Бараева.

Внешне ситуация в Чечне за последние сутки не изменилась. Ни в Грозном, ни в Мескер-Юрте, ни в родном селе Бараевых -Алханкале (Ермоловке) крупных спецмероприятий не проводилось. Правда, на выезде из республики меня подвергли небывало тщательному досмотру, даже прослушали на выбор одну из аудиокассет. По счастью, это оказалось сравнительно безобидное интервью муфтия Чечни Ахмеда-Хаджи Шамаева.

- Вот, говорят, что в Чечне действуют только малочисленные разрозненные группы по 3-5 человек,-говорит Шамаев.-Это ложь выходит нам боком. Силы у боевиков растут с каждым днем за счет молодежи, которая, в отличии от нас, еще не научилась терпеть унижения.

Омоновец покачал головой и перемотал пленку чуть вперед.

- Женщины, по нашим обычаям должны дома сидеть,-продолжает Шамаев.-А они вышли на джихад. Я знал одну, которую федералы просто вынудили взять в руки оружие. Мужа и сына убили, ее изнасиловали. Не скажу как сейчас, а в первую кампанию только в моем родной Шатойском районе воевало 32 чеченки.

Диктофон щелкнул. Кассета кончилась.

- Классные у тебя записи,-похвалил меня омоновец.-Может ФСБ вызвать? Ладно, поезжай.

Пока я собирал вещи, ко мне подошел здоровенный боец.

- А ты точно русский?-спросил он.

Ненависть в его глазах не могли скрыть даже темные очки.

А что вы думаете об этом?