Вдовы и родственницы боевиков под брендом "Матери Дагестана"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Вдовы и родственницы боевиков под брендом "Матери"

Глушитель к автомату Калашникова, граната и тротиловые шашки для правозащитных нужд

Оригинал этого материала
© "Комсомольская правда", origindate::13.01.2009, На Кавказе задержали активистку общественной организации «Матери за права человека»

"Правозащитница" чуть не взорвала маршрутку

Александр Игорев

В «КП» от origindate::23.12.2008 мы подробно рассказывали об этой организации (материал «Правозащита по-кавказски»). Вдовы и родственницы боевиков, объединившись под брендом «Матери», громко раздували дела о «ментовском беспределе», защищали в судах отъявленных террористов, а сами тайком перевозили для них оружие и амуницию. Одна из активисток этого «правозащитного» движения - вдова амира Расула Макашарипова Динара Бутдаева по кличке Асма - и была задержана вчера на трассе Хасавюрт - Махачкала.

- Она ехала в маршрутке, - рассказали «КП» в республиканском МВД. - Машину остановили на посту для проверки документов. Бутдаева занервничала. Вывели ее аккуратно и при досмотре личных вещей обнаружили целый арсенал.

В сумке у Асмы оказались три мобильных телефона, семь SIM-карт, около сотни патронов различного калибра, глушитель к автомату Калашникова, граната Ф-1 и две тротиловые шашки по 200 граммов. Очевидно, что все это предназначалось не для правозащитных нужд.

Кстати, чуть позже оперативники проехали по адресам, которые Бутдаева посетила в Хасавюрте. По одному из них были обнаружены автомат «Борз» (чудо чеченских подпольных оружейников) и цинк с автоматными патронами калибра 7,62 мм.

***

Оригинал этого материала
© "Комсомольская правда", origindate::23.12.2008, Фото РИА "Новости"

Правозащита по-кавказски

Под «крышей» дагестанской общественной организации собираются «черные вдовы»

Александр Игорев

Converted 28165.jpg

Пока Динара Бутдаева (вдова «амира») ратовала за права человека...

- Вот, посмотри, - демонстрирует мне знакомый в Махачкале фотографию на своем мобильнике.

На маленьком экранчике - фойе здания МВД, три тумбочки, на каждой из которых портрет молодого человека в милицейской форме. Углы фотографий перетянуты траурной ленточкой. Их расстреляли накануне на одной из улиц Махачкалы - это ЧП вскользь прошло по новостям. Да и то только из-за того, что уничтоженным в этой же перестрелке боевиком оказался 11-классник местной школы. Его подельники, убегая с места боя, добили своего раненого «младшего товарища» автоматной очередью в лицо, чтобы опознать было сложнее.

- И теперь эти правозащитницы из «Матерей» будут на каждом углу охать про этого пацаненка, - горячится мой собеседник Хабиб, в прошлом сам офицер милиции. - А о парнях в погонах кто подумает? Об их матерях?

Нехорошее родство

Правозащитная организация «Матери за права человека» появилась в республике полтора года назад. За короткий срок громко заявила о себе на нескольких судебных процессах о «ментовском беспределе». Членам организации не отказывали в аудиенции ни президент, ни председатель Комиссии по правам человека Элла Памфилова, ни даже комиссар Совета Европы по правам человека Томас Хаммарберг. Только подшефных «Матерей», оправданных судами присяжных по особо тяжким преступлениям, с завидной периодичностью позже либо задерживали с оружием, либо уничтожали во время адресных спецопераций. Да и личности правозащитниц, бьющихся за законность и порядок, далеко не ангельские.

Converted 28166.jpg

...ее брат Вадим организовывал диверсии и обстреливал силовиков.

- Руководит всем этим движением Гульнара Рустамова, - рассказал мне знакомый дагестанский опер. - По нашим данным, она - пособница боевиков. Ее сестра Динара Бутдаева, также защищающая права человека, имеет две судимости за кражу и к тому же вдова «дагестанского Басаева» Расула Макашарипова. В 2005-м он гремел - каждый день взрывы. У Динары даже кличка есть арабская - Асма. Еще у одной правозащитницы Светланы Исаевой трижды судимый сын по лесам бегает. Кстати, родной брат Гульнары и Динары Вадим Бутдаев недавно был уничтожен во время адресной спец- операции вместе с еще тремя боевиками, среди которых был Магомед Салихов. Последнего как раз до этого оправдал суд присяжных при активном вмешательстве в дело «Матерей». После этой операции в дом Бутдаевых приходили подруги и коллеги по правозащитному цеху и... поздравляли их семью с тем, что «Вадим наконец-то стал шахидом», что Всевышний теперь «дарует ему рай», забыв при этом, что на его совести немало убитых дагестанцев и горе их близких. Гульнара и Динара с радостными улыбками на лице принимали поздравления...

Семейный бандподряд

Впрочем, сестра, вдова, мать... Родственная кровь - это же не преступление. Однако из признаний задержанных в разное время боевиков и их пособников вырисовывается картина, ну никак не укладывающаяся в рамки защиты прав человека.

Из показаний Наримана Мамедьярова (кличка Абу-Бакр): «Примерно в середине сентября 2008 года я встретился с Бутдаевой Д. Л., которая попросила меня вместе с Курбановым М. В. забрать автомат из тайника и передать его Бутдаеву В. Л. Однако мы посчитали небезопасным перевозить автомат по центру города и отказались. После чего Бутдаева забрала автомат сама и через несколько дней обратилась ко мне с просьбой отвезти его Курбанову. Бутдаева принесла с собой автомат и, приехав к Курбанову, лично передала его ему, также проинструктировала его о месте, времени и порядке передачи автомата Бутдаеву Вадиму. В последующем, по указанию Бутдаевой, после ранения, полученного ее братом в перестрелке, организовал его лечение и временно скрывал его у Курбанова».

- Собственно, эти «Матери» родились из нужд бандподполья, - рассказывает мой собеседник. - У нас ведь как происходит: молодые люди начинают интересоваться исламом. Попадают под дурное влияние - конспирация, тайные встречи - это же круто! В один прекрасный момент решают: «Давайте соберемся в группу, купим пистолеты, выйдем на лесных братьев, они нам поставят задачу». Так возникла и группа Вадима Бутдаева в 2007 году. Поначалу живут легально, приходят домой, постреляв на улице. А потом они чувствуют слежку или псевдослежку. По их инструкциям сразу необходимо исчезнуть - «выселиться» на их языке. При этом может быть звонок родителям: «Мама, так и так, мы с ребятами поехали в Москву или в Сочи работать». И родители кушают эту лапшу. А они едут в лес, проходят так называемую «учебку». Периодически звонят домой: «Мама, я в Москве, все хорошо». Затем они приезжают в Махачкалу «сделать работу». У них свои пособники, которые выслеживают сотрудников правоохранительных органов и передают информацию. Поселяются на конспиративной квартире и начинают взрывать, обстреливать, убивать. В один прекрасный день мы выходим на такую группу.

Адресные операции в сегодня проходят с применением тяжелой техники.
Адресные операции в сегодня проходят с применением тяжелой техники.

В квартире спецоперация, сначала предлагаем сдаться, они отказываются, их уничтожают. И тут выходит на арену Светлана Исаева или Гульнара Рустамова и говорит: «Вы их подбросили, этот человек был в Сочи». И начинается шум-гам о «ментовском беспределе». А бывает по-другому. Уходит человек в лес, родственники знают об этом. Идут к «Матерям» и пишут заявление, что его похитили люди в форме. Заранее ставят органы в проигрышную позицию. Человека задерживают, он начинает колоться, а потом приходит адвокат. У них есть несколько прикормленных адвокатов, которых оплачивает правозащитная организация «Мемориал». «Матери», к слову, получают гранты и от многих зарубежных организаций. Как правило, дела по терроризму рассматривают присяжные. Позиция такова: мы давно заявляли, что его похитили, вот его держали, пытали, кололи психотропными веществами, заставили себя оговорить. А присяжные, люди необразованные, им верят: как же, это же правозащитники, они же за правду.

Замуж за ваххабита

Если Гульнара Рустамова заботилась о комфорте боевиков - теплая одежда, вкусные торты, то Асма - Бутдаева беспокоилась о душевном равновесии бандитов. Как-то же должен моджахед отдыхать от трудов праведных, а где, как не в теплой семейной обстановке, можно иногда снимать стресс. Вот и подбирала молодых девчонок, которых, когда надо, выдавали замуж по шариату, а после его смерти за другого, затем за третьего...

- Сначала начинаются разговоры: надо молиться, - рассказывает мне дагестанский оперативник. - Дальше постепенно начинается: фильмы и книжки про джихад, обсуждения по каждому пункту. Даже безобидный религиозный постулат они трактуют в сугубо экстремистской форме. Надо обязательно убивать, можно не молиться, главное - делать джихад. Человек, который раньше был никем, бегал на пщёчинах, вдруг начинает быть значимым, самоутверждается в кругу ваххабитов, его уважают в этом сообществе. Девушкам Асма обычно предлагает: не хочешь ли ты выйти замуж за настоящего моджахеда? И та соглашается, но в один прекрасный момент этой девочке придется уйти из дома и жить на конспиративной квартире. Достаточно частый случай. Семьи распадаются, трагедии у людей. Одну такую мы успели вытащить. Вышли на отца: так и так, замуж вашу дочь хотят выдать в лес. Он вернул ей мозги на место.

Кстати, недавно в при оказании сопротивления был уничтожен известный в своих кругах ваххабит Нустапа Абдурахманов. По данным российских спецслужб, еще в начале 90-х он прошел религиозную и боевую подготовку в Пакистане, в районе городов Лахор, Банну, Райванд. Именно в этих местах, к слову, постигали террористическую науку боевики, напавшие недавно на индийский город Мумбай. В середине 90-х Абдурахманов вывозил в эти лагеря своих земляков, мотивируя поездки необходимостью подготовки к созданию в исламского государства. С 2005 по 2007 год этот деятель периодически выезжал в Пакистан для встречи с представителями международной неправительственной организации «Дааватуль джамаатуль таблиг», проповедующей радикальный ислам. Там же он общался с гражданином Саудовской Аравии Зайнутдином Зандаги, известным спецслужбам многих государств как один из спонсоров вооруженного джихада в различных странах мира. А за месяц до нейтрализации Нустапа Абдурахманов стал активным членом организации «Матери за права человека»...