Ведомство со многими нулями

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Ведомство со многими нулями Как Министерство печати ворочает миллионами

"Это разговор о Министерстве печати и о деньгах. Обратите внимание: я хочу немедленно оставить за скобками лично министра печати Лесина с его личными деньгами и личными делами. Лесин и "мерседесы", Лесин и рекламное агентство "Видеоинтернешнл", Лесин и финансы ВГТРК, Лесин и передел собственности на каналах ОРТ и НТВ - всего этого здесь не будет. Потому что все уже было (в печати), все есть (в реальной жизни), никого богатая внеслужебная активность Михаила Юрьевича не беспокоит (в Кремле), а значит, дальнейшее перемалывание перемолотого бессмысленно.

Это разговор о других деньгах - о ваших, читатели, которые идут в бюджет, а затем - на счета Министерства печати, и о деньгах телекомпаний, которые сразу идут на счета Министерства печати. Сколько их - этих денег? На что их тратит министерство? Вот о чем речь. 
Есть видимая часть денежного айсберга. Постановление, подписанное 10 сентября 1999 года председателем правительства РФ Путиным, коим закреплялся факт создания Министерства РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций, гласило: "Установить предельную численность работников центрального аппарата министерства в количестве 430 единиц (без персонала по охране и обслуживанию зданий) и работников его территориальных управлений в количестве 151 единицы и фонда оплаты труда в размере, соответственно, 3.276.600 рублей и 1.050.800 рублей (в расчете на квартал)". 
В сущности, это скромные цифры. Каждый работник министерства в среднем обходится нам в 2,5 тысячи рублей в месяц. Зачем нам полтысячи таких работников - другая тема. Собственно, на этих цифрах и заканчивается вся выставленная на общее обозрение бухгалтерия министерства. 
Другой строчкой постановления Министерству финансов предлагалось согласовать смету расходов на содержание Министерства печати. Смету, конечно же, давно согласовали, хотя огласке она не предавалась. Да и бог с ней. Раз есть министерство, значит, есть люди и есть текущие расходы - и все это бюджету положено оплачивать. 
А дальше начинается другая - невидимая и непонятная часть финансирования Министерства печати. В прошлом году этому министерству из бюджета выделили крупную сумму денег "на избирательную кампанию". Я довольно долго крутила в руках Положение о Министерстве печати, в котором перечислялся список его функций, пытаясь найти в нем ту функцию, которой можно было бы оправдать подобное "выделение", да не нашла. Разве что это функция "разработки и реализации государственной политики в процессе производства рекламы, а также ее распространения средствами массовой информации"? Потом прошли выборы в Думу, потом первый тур президентских выборов... А второго тура, как вы помните, не было. А деньги на второй тур Министерству печати были уже перечислены. Но государство благородно не отозвало этих денег назад, а министерство благородно не рассовало их по карманам. Оно решило пустить их на благое дело - на поддержку социально значимых телевизионных и радиопроектов. 
"Грант" - если кто не знает, это денежное вспомоществование, не облагаемое налогом, которое, как правило, присуждается в конкурсном порядке. В марте текущего года Министерство печати огласило условия проведения конкурсов на свои гранты. "Приоритетным правом на получение грантов пользуются проекты, раскрывающие темы патриотического воспитания граждан РФ, нравственного и физического здоровья общества, образовательные, детские, просветительские программы". Огласка условий была не слишком широкой - путем размещения их в электронном бюллетене Национальной Ассоциации телевещателей, подписчиков у которого под четыреста человек. Нежелание министерства особо афишировать свой конкурс привело к тому, что на последнем заседании конкурсного экспертного совета (2 октября) было представлено всего-то под пятьдесят работ со всей России. Деньги выделили восемнадцати из них. А на предыдущих трех заседаниях совета гранты получили около 30 программ. В условиях, как вы понимаете, столь же скудной конкуренции. 
Конкуренция-то скудная, а вот средства, которые получили эти программы, скудными назвать никак нельзя. Без учета октябрьского конкурса было распределено... 169 миллионов рублей. 7 миллионов долларов, чтоб попроще. Кто именно распределял эти средства? И кому они достались? Сразу оговорюсь: дабы получить информацию об этих грантах, я честно прошла всю цепочку. Из приемной первого заместителя министра Михаила Сеславинского меня отсылали в приемную Нины Лихачевой, начальника информационно-аналитического управления Министерства печати, оттуда - к рядовым сотрудникам этого управления, оттуда - в пресс-службу министерства... Я уж не буду рассказывать, от кого в конце концов удалось добиться информации. Здесь важнее другое: нежелание работников Минпечати вообще обсуждать эту тему... 
Итак, состав экспертного совета определял заместитель министра Михаил Сеславинский. Кроме самого Сеславинского, который стал главой совета, в него вошли еще два сотрудника Министерства печати (Лихачева и Романченко), советник аппарата Госдумы по культуре Сизова и два деятеля культуры - Медведев и Хуциев. Меня поразило отсутствие среди экспертов журналистов - работников радио или телевидения. Как это?! Почему качество телевизионных и радиопрограмм определяют не профессионалы? Армен Медведев и Марлен Хуциев - люди с авторитетом и со вкусом. Но достаточно ли этого? Впрочем, кто бы ни входил в состав экспертного совета - его функции ущербны изначально. Видите ли, эксперты вправе согласиться: да, та или иная программа стоит гранта. Но вот определять сумму гранта - это уже не их дело. "Конкретное количество средств на каждый проект определяет министерство, - сказал мне Армен Медведев. - В финансовую сторону дела экспертный совет не вмешивается". 
Да ведь количество средств - это и есть главное! Какой эксперт будет спорить с тем, что деньги надо дать программе "Спокойной ночи, малыши!" ОРТ? У кого поднимется рука на программу "Колобок и два жирафа" "Радио России"? Кто будет возражать против того, чтобы поддержать проекты фонда "Образование"? И в конце концов, почему не дать денег на программу "Чечня свободная", которую совместно делают "Маяк", "Радио России" и "Голос России"? Но давайте посмотрим на пропорции при распределении средств на эти проекты. Благодарные родители, которые каждый вечер видят в заставке "Спокойной ночи, малыши!" строчку "Программа выходит при поддержке Министерства печати", пусть знают, что министерство выделило на эту программу 5 миллионов рублей. "Умникам и умницам" досталось 2,5 миллиона, программе "Ищу тебя" - 9 миллионов. Неплохо! Но пусть телезрители (они же налогоплательщики) знают и о том, что на "Чечню свободную" (это пропагандистская радиопрограмма для Чечни, которую в Москве делает группа из нескольких человек под чутким руководством двух кураторов из ФСБ) выделен грант размером... в 19 миллионов 200 тысяч (более 700 тысяч долларов)! А питерская студия "Позитив" (которая никаких значимых проектов, кроме программы "Городок", до сих пор не производила, а в самом Питере, как сообщили мне наши собкоры, известна своими теплыми отношениями с Михаилом Лесиным в бытность того зампредом ВГТРК) на фильм о "контртеррористической операции в Чечне" получила и того больше. 
Почему бы Министерству печати не предать огласке полный список своих грантополучателей с проставленными в нем суммами? Пусть бы авторитетные - сторонние! - специалисты внимательно посмотрели, как распределились 169 бюджетных миллионов между поощренными министерством компаниями и программами. И пусть бы оценили и качество "чеченских" программ, и качество серии роликов социальной рекламы, деньги на производство которой получил некий "Милена-фильм", одна из структур "Видеоинтернешнл"... И при анализе денежных пропорций задали бы вопрос: почему произошел столь резкий крен в сторону пропаганды? Может, надо перестать наконец кокетничать и официально назвать Министерство печати министерством пропаганды, как его давно неофициально нарекла пресса? 
Если не знать вышеупомянутых деталей, ситуация выглядит пристойно. Министерство печати, пусть и за счет бюджета, подкармливает радио и телевидение. Но одновременно происходит и обратный процесс - министерство изымает в свою пользу деньги у того же радио и телевидения! 
Летом прошлого года министерству было разрешено брать деньги с теле- и радиокомпаний за получение лицензий на вещание. Компании и до этого платили за лицензии деньги - однако совсем небольшие: от 30 до 50 минимальных зарплат. Теперь министерству разрешили устанавливать плату по своему усмотрению. Согласно постановлению правительства, 60 процентов полученных средств должно было идти в доход бюджета, 20 процентов - на разработку новых частот и 20 процентов - Министерству печати "для покрытия расходов на проведение конкурсов по распределению частот, обеспечение работы конкурсных комиссий". 
Зимой 2000 года министр печати Лесин своим приказом несколько скорректировал это постановление. Минпечатевые 20 процентов, согласно приказу, намечалось пускать на поддержку социально значимых проектов, на техническое развитие Министерства печати и, в случае недополучения бюджетных средств, на содержание аппарата министерства. Как мы уже видели, социально значимые проекты министерство финансирует с помощью других источников. (Не только, кстати, "предвыборных". Минфин поддерживает начинания Минпечати и за счет других специальных статей, к примеру, государственных программ "Русский язык", "Празднование третьего тысячелетия", "50-летие Великой Отечественной войны...".) Это значит, что 20 процентов денег, полученных от теле- и радиокомпаний за лицензии, министерство использует на свои нужды. Сколько их - этих денег? 
12 января сего года министр Лесин издал еще один приказ, которым установил единый тариф на получение лицензий для общенациональных каналов в размере 30.000.000 рублей и произвольность тарифов - для всех остальных каналов. Вообще-то размер платы за лицензию, судя по тексту Положения о федеральной конкурсной комиссии по телерадиовещанию, всякий раз должна устанавливать именно эта комиссия. Но на практике члены комиссии, среди которых есть авторитетные профессионалы телевидения - Владимир Познер, Манана Асламазян, Всеволод Вильчек, - ничем подобным не занимаются. Их всего лишь знакомят с цифрами, определенными самим министерством. 
Что это за цифры? Всякий раз разные, иногда трудно поддающиеся мотивации. Лицензия на телевещание в Краснодаре в метровом диапазоне продается за 1.068.400 рублей, а в Магадане, в диапазоне дециметровом, который должен быть дешевле, - за 2.671.000. Во Владивостоке метровая частота "стоит" 1.996.400 рублей, а в Чебоксарах, тоже метровая - 570.000... Не всегда ясно (не только мне - но и "сторонним" членам самой комиссии): почему именно такие деньги? Но всегда ясно, что это, как правило, БОЛЬШИЕ деньги. Особенно - для мелких региональных станций. 
Не все частоты министерству удается "продать" - бывает, сумма лицензии совершенно неподъемна для региональных станций. Но и тех денег, что уже удалось собрать министерству, вполне достаточно! В апреле Минпечати заработало на "региональных" лицензиях 11.893.840 рублей, в мае - 6.804.880, в июне - 7.429.800, и т.д. А теперь прибавьте сюда шестьдесят миллионов, полученных с ОРТ и ТВЦ, и вы убедитесь, что Министерство печати крепко стоит на ногах! Не считая 80 процентов, перечисленных в бюджет и связистам, министерство на сегодняшний день "чистыми" получило для себя под восемьсот тысяч долларов. Прекрасное подспорье для технического переоснащения. Да и туалеты в министерстве наконец отремонтировали. И на случай задержек зарплаты есть солидная страховка. Но... не слишком ли жирно? Почему, скажите на милость, региональные станции должны содержать Министерство печати, которое они и без того содержат, являясь налогоплательщиками? 
Для ласкового теленка, который, как известно, сосет двух маток, - не жалко. На то он и ласковый. А вот для Министерства печати двух источников - и бюджетного, и "радиотелевизионного" - почему-то жалко. Ведь ничего стоящего, кроме скандалов, предупреждений и судебных процессов оно не производит. А деньги бюджетные на гранты распределять - так это любая журналистская комиссия справится. И с распределением частот - тоже может справиться отдельная, независимая Федеральная комиссия, каковая нам по закону о СМИ и положена. Михаил Сеславинский, впрочем, недавно пытался доказать, что у его министерства есть полезная миссия - защитника прессы. Он говорил, какой шквал негодования обрушился на Минпечать в связи с программами Елены Масюк по РТР: "И правительственные телеграммы продолжают сыпаться, и звонки от руководителей республик, от нас требуют снять передачу с эфира, примерно наказать как журналистов, так и сам канал, и в общем-то не так просто от всего этого отбиваться..." Но вот ведь какой вопрос: а почему ОНИ звонят и жалуются в Министерство печати?! Потому что чувствуют своих. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации