Вексельбергово вето

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Виктор Вексельберг. Фото rbc.ru
"Ведомости"

Акционеры "Русала" ведут судебно-позиционную войну друг с другом

В Международном арбитраже в Лондоне завершилось разбирательство между акционерами UC Rusal — Sual Partners [1] и [2], En+ [3] и Glencore — об интерпретации акционерного соглашения, рассказали « Ведомостям» четыре источника, близких к разным акционерам компании. Арбитраж постановил: право вето является неограниченным и обязательным для выполнения всеми основными акционерами в случае, если оно используется одним из них, рассказали два собеседника « Ведомостей». Третий отмечает, что решение « не содержит никаких выводов о нарушениях со стороны En+ или Glencore применительно к предмету иска». Представители En+, Sual Partners, Glencore и [4]  ( акционер UC Rusal) от комментариев отказались. Разбирательство между акционерами UC Rusal началось в 2012 г. Sual Partners потребовала остановить действие двух долгосрочных контрактов UC Rusal с Glencore на сумму $47 млрд, а также возместить ущерб от их действия и сумму неправомерного обогащения. Sual Partners посчитала, что, прежде чем выбирать трейдера, нужно было провести тендер и определить лучшее предложение, поэтому применила право вето, предусмотренное акционерным соглашением. Но En+ и Glencore все равно проголосовали « за». Впоследствии гендиректор UC Rusal и владелец En+ Дерипаска не раз подчеркивал, что эти контракты выгодны для компании, так как предусматривают премию к цене Лондонской биржи металлов.

Требование остановить контракт Sual Partners отозвала в январе, UC Rusal перестала быть стороной процесса. За мировую была выплачена компенсация, рассказывали « Ведомостям» источники, близкие к разным сторонам сделки. По данным одного из них, сумма выплаты — около $80 млн. UC Rusal заявила, что никаких компенсаций не выплачивала. Кто заплатил — En+ или [5], выяснить не удалось. Право вето, как следует из меморандума к IPO [6], имеет каждый из крупнейших акционеров компании: En+, Sual Partners, Glencore и « Онэксим». Причем, если его использовал один из акционеров, то проголосовать против должны и другие. Оно применимо при голосовании по вопросам о сделках со связанными сторонами, о смене регистрации, делистинге, допэмиссии. Кроме этого En+, до тех пор пока владеет не менее чем 40% акций UC Rusal, может использовать право вето против независимых директоров, номинированных Sual Partners или « Онэксимом». Sual Partners — пока владеет не менее чем 8,6% — против независимых директоров, номинированных En+ или « Онэксимом». Glencore, пока владеет не менее чем 8,6%, может заблокировать избрание независимых директоров от En+, Sual Partners и « Онэксима».

А « Онэксим», пока он владеет не менее чем 5%, — избрание независимых директоров от En+ или Sual Partners. Изменились ли в результате арбитражного разбирательства эти условия применения вето, собеседники « Ведомостей» говорить отказываются. « Решение арбитража означает, что любой из основных акционеров может использовать право вето исключительно для защиты своих собственных интересов независимо от того, совпадают ли эти интересы с интересами других акционеров или компании, а остальные подписанты акционерного соглашения обязаны его поддержать», — объясняет один из них. Не все так однозначно, парирует другой собеседник « Ведомостей». Вдаваться в детали он не пожелал. Резолюция арбитража — не конец истории, говорит третий собеседник. Безусловное право вето в условиях корпоративного конфликта может привести к блокированию ситуации по большинству вопросов, к которым оно применимо, указывает руководитель корпоративной практики Goltsblat BPL Антон Панченков. Стандартным выходом может быть выкуп пакета недовольного акционера или продажа акций в рынок, резюмирует он. Александра Терентьева    

Ссылки

Источник публикации