Вексельберг и Пугачев попали под каток "госрейдеров"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Государственные компании внедряют новые технологии "дружественных" поглощений

1148281339-0.jpg Революция Германа Грефа подавлена в зародыше, хотя сам он может еще и не догадывается об этом. В четверг, 18 мая, на заседании правительства министр экономразвития устроил бунт против засилья рейдерства в российской экономике. «Как только на рынке появляется лакомый кусочек, со всех сторон на него устремляются взоры, государство в то же время пока не может обеспечить защиту собственников от таких грабительских действий», – отметил Греф. Причем, по его словам, наиболее эффективные собственники нередко оказываются беззащитными, если у них нет «крыши» во властных структурах.

Инициатива, как говорится, наказуема, а потому в ответ на эмоциональное выступление Германа Грефа премьер-министр Михаил Фрадков поручил Минэкономразвития в течение месяца разработать необходимые поправки в законодательство. Впрочем, поправки Грефа могут устареть еще до того как будут внедрены в жизнь.

Действительно, в последнее время против рейдерских захватов выступили уже многие министры, верховные судьи, высокопоставленные силовики. Однако вся эта кампания может привести лишь к тому, что рейдерство станет уделом избранных – государственных компаний, «крыша» которых находится в самых высоких кабинетах государственной власти. Уже сегодня, некоторые из них опробируют новые «высокие» технологии поглощений, уже не требующие силового вмешательства правоохранительных органов или длительных, изнуряющих и затратных, судебных тяжб.

Вексельберг связался с импотентами

Чуть ли не в тоже то время когда Герман Греф возмущался рейдерскими практиками в зале заседаний правительства, один из ведущих топ-менеджеров «Газпрома» рассказывал о том, как должны вести себя компании, желающие дружить с газовым гигантом.

ОАО «Газпром» может рассматривать глобальное сотрудничество с ТНК-ВР в том случае, если та отдаст «Газпрому» нефтедобывающее ОАО «Удмуртнефть» «бесплатно или по символической цене», заявил журналистам в Ташкенте заместитель председателя правления «Газпрома» Александр Рязанов.

Совсем не давно «Ведомости» со ссылкой на неназванного источника в «Газпроме» рассказали, что «Газпром» «надеется убедить ТНК-BP, что «Сибнефть» — наиболее подходящий покупатель для «Удмуртнефти», несмотря на то, что предложенная ею цена — самая низкая. Сам Рязанов, являющийся также президентом НК «Сибнефть», контрольный пакет которой недавно приобрел «Газпром», решивший развивать нефтяной бизнес, заявил, что «если ТНК-ВР отдаст «Удмуртнефть» бесплатно или по символической цене, то можно рассматривать какие-то другие вещи. Но пока эта цена чисто рыночная, поэтому нельзя говорить о каком-то глобальном сотрудничестве».

Логику «Газпрома» понять не трудно. Конечно, ТНК-BP хотела бы получить за «Удмуртнефть» рыночную цену. Но Рязанов фактически предложил подумать руководству ТНК-BP о судьбе и стоимости других своих активов. Прежде всего о капитализации самой ТНК-BP.

Самым больным вопросом для ТНК-BP является разработка Ковыктинского месторождения. Компания уже давно готова приступить к его разработке, но в силу ряда административных причин ни как не может начать здесь добычу газа. «Рассмотрение программы создания единой системы газодобычи и транспортировки газа в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке переносится уже в третий раз, и «нет уверенности в том, когда этот вопрос будет рассмотрен. Сегодня самый больной вопрос — когда», — подчеркнул в одном из своих выступлений исполнительный директор и владелец ТНК-ВР Виктор Вексельберг. Он подчеркнул, что проблемы освоения этого месторождения — в отсутствии позиции по нему у Минпромэнерго, которое откладывает рассмотрение программы освоения газовых месторождений Восточной Сибири и Дальнего Востока. «Это какая-то административная импотенция» — эмоционально заявил топ-менеджер ТНК-ВР.

Предложения «Газпрома» — почти приговор

Эту позицию, однако, не разделяют менеджеры «Газпрома». Они считают, что в откладывании разработки Ковыкты есть стратегический замысел. Впрочем, чем бы не объяснял Газпром свою позицию не трудно догадаться, что не Минпромэнерго, а именно «Газпром» затягивает начало освоения Ковыкты. Понятна и логика его действий.

Эксперты не раз уже говорили о том, что к 2015 году, когда будут построены новые газопроводы в Китай и в Западную Европу, у «Газпрома» просто не будет столько газа, чтобы обеспечить обещанные объемы поставок. Ситуация еще более ухудшится если американцы смогут реализовать планы строительства газопроводов в Европу и Китай из Казахстана. Тогда «Газпром» просто лишиться дешевого казахского и туркменского газа и не сможет выполнять свои обязательства даже в текущих объемах. К этому добавляется и хронический, по оценкам экспертов, дефицит средств у газовой монополии. Именно поэтому «Газпром» не позволяет ни кому из альтернативных газодобывающих компаний России поставлять газ на экспорт, и в тоже время стремиться поглотить все сколь-нибудь привлекательные газовые активы в стране.

Ситуация с ТНК-BP и Ковыктинским месторождением очень сильно напоминает то, что происходило в прошлом году с «Нортгазом» и неокомскими залежами газа в Северном Уренгое. Четыре года «Газпром» изматывал «Нортгаз» многочисленными судебными исками. Дело доходило до того, что независимой газодобывающей компании приходилось отбиваться чуть ли не от 30 судебных исков за раз. Но сдался «Нортгаз» лишь, после того, как Минприроды вдруг лишило компанию лицензии, и она просто потеряла возможность работать и зарабатывать деньги. После этого владельцам «Нортгаза» уже ничего не оставалось, как согласиться на условия поглощения, предложенные «Газпромом», и отдать монополисту бесплатно контрольный пакет акций своей компании. Кстати, как мера воздействия на строптивую компанию, применялось и ограничение «Газпромом» доступа «Нортгаза» к трубе для поставки газа потребителям, и ограничение возможности для независимой компании работать на экспорт.

В этот раз, похоже, «Газпром» решил миновать долгую и дорогостоящую стадию судебных тяжб, и дождаться, когда у ТНК-BP истечет срок лицензии. ТНК-ВР уже выбивается из сроков, записанных в лицензии на разработку «Ковыкты». К концу года компания Виктора Вексельберга должна выйти на указанные в лицензии объемы добычи, в противном случае она эту лицензию потеряет. Но без «Газпрома», который назначен правительством в качестве координатора разработки программы создания на востоке страны единой системы газоснабжения, разработку Ковыкты Вексельберг начать не может. При этом, «Газпром» не пускает ТНК-BP в Китай, а когда компания решила искать сбыт газа в России, прежде всего в Иркутской области у нее вдруг начались проблемы с местными региональными властями. Главным же ударом для Вексельберга может стать намерение «Газпрома» отложить программу разработки Ковыкты на десять лет.

Таким образом, можно предположить, что, выступая в Ташкенте, заместитель председателя правления «Газпрома» Александр Рязанов просто популярно объяснил Виктору Вексельбергу, что для ТНК-BP лучше сейчас отдать даром «Удмуртнефть», чем продать ее дорого, но остаться без Ковыкты. Ведь тогда ТНК-BP потеряет гораздо больше. Впрочем, и подарив «Удмуртнефть» «Газпрому» Вексельберг вовсе не гарантирует себе успешного решения вопроса с газовыми месторождениями в Сибири.

Дружба дружбой, а верфи нужны «Рособоронэкспорту»

Но «Газпром» не единственная государственная компания, решившая побороться за увеличение своих активов не совсем рыночными способами.

На днях в прессе появились сообщения о том, что ФГУП «Рособоронэкспорт» приступило к реализации программы установления госконтроля над судостроительной отраслью. Первой жертвой программы стал не кто-нибудь, а сенатор от Тувы, экс-глава Межпромбанка Сергей Пугачев, которого еще не давно называли «кардиналом Кремля». Но то ли дружба Пугачева с Путиным оказалась сильно преувеличенной, то ли, когда речь заходит о «государственных» интересах любая дружба уходит на второй план.

После создания крупных государственных корпораций в нефтегазовой промышленности, по инициативе возглавившего в 2004 году ФГУП ”Рособоронэкспорт” Сергея Чемезова, государство приступило к объединению активов в машиностроении. Чемезов лично разработал стратегию превращения своей компании из отдела продаж российского ВПК в крупнейший финансово-промышленный конгломерат страны.

Но привлекательных объектов для инвестиций такого масштаба ни в оборонке, ни в машиностроении практически не осталось. Все мало-мальски успешные предприятия уже давно обрели своих хозяев, поэтому Чемезов был поставлен перед выбором — либо начинать передел собственности, либо за счет крупномасштабных финансовых вливаний поднимать убыточные предприятия, перепрофилируя их в соответствии со своей стратегией. Реализуя свои промышленные амбиции, шеф «Рособоронэкспорта» чаще всего использовал первый вариант.

Не без скандалов обошлось объединение «Рособоронэкспортом» активов в ракетостроении и военном самолетостроении. А после операции по поглощению «АвтоВАЗа» «Рособоронэкспорт» стали упоминать в числе крупнейших российских рейдеров. Теперь, видимо, очередь дошла до судостроения.

По данным «Коммерсанта» «Рособоронэкспорт» сделал предложение Межпромбанку о приобретении «Северной верфи» и Балтийского завода. Однако цена, названная банком руководителям «Рособоронэкспорта» показалась завышенной, а потому переговоры, начатые еще осенью, прервались. Однако эксперты издания уверены, что рано или поздно «Межпромбанку» придется продать свои судостроительные активы. Причем, некоторые из них считают, что Сергей Пугачев, вынужден будет пойти на уступки уже в июне, после того как в конце мая президент Владимир Путин заслушает членов правительства о ходе реструктуризации судостроительной промышленности.

Впрочем, залогом успеха «Рособоронэкспорта» будет даже не интерес к отрасли президента, а случившиеся вдруг у питерских верфей Межпромбанка проблемы с оборонным заказом. Еще в декабре переданный было «Северной верфи» контракт на постройку трех фрегатов проекта 1135.6 для ВМС Индии стоимостью $1,54 млрд. ушел к калининградскому заводу «Янтарь». Интересно, что государственная комиссия, решившая вдруг поменять заказчика, даже не учла, что именно «Северная верфь» и Балтийский завод специализировались на строительстве фрегатов этого проекта и уже построили для Индии 6 подобных кораблей. Тогда как калининградский «Янтарь», контрольный пакет акций, которого принадлежит государству, вдруг остался без единого представителя государства в совете директоров.

По мнению экспертов, передача этого контракта «Янтарю» стала главным способом давления на господина Пугачева для того, чтобы заставить его согласиться на продажу верфей и снизить на них цену. «У Сергея Пугачева нет вариантов – без экспортных контрактов за счет гражданских и внутренних военных заказов и с учетом затрат на выкуп Балтийского завода у группы ИСТ он не сможет обеспечить рентабельность верфей»,– отмечает эксперт Центра анализа стратегий и технологий Константин Макиенко.

Нет дыма без огня

Справедливости ради надо сказать, что обе стороны отрицают факт ведения переговоров о покупке-продаже верфей. Официально в «Рособоронэкспорте» заявляют, что никаких официальных бумаг с предложением о покупке «Северной верфи» и Балтийского завода корпорация не получала, и никаких официальных переговоров о покупке пакетов акций этих предприятий с Межпромбанком не ведет. В свою очередь в Межпромбанке корреспонденту газеты «Век» так же заявили, что ни каких официальных предложений о продаже верфей от «Рособоронэкспорта» не получали.

Объединенная Промышленная Корпорация (ОПК), официально владеющая контрольными пакетами акций питерских верфей, распространила заявление о том, что «рассматривает эти предприятия как стратегические активы, не планирует их продажу и не ведет соответствующих переговоров ни с государственными органами, ни с частными структурами». Как заявили «Веку» в пресс-службе ОПК, « о желании поглотить «Северную верфь» и Балтийский завод «Рособоронэкспортом» мы ни чего не знаем».

Что же касается проблем с индийским проектом, то корреспонденту газеты «Век» удалось узнать, что по нему была жесткая конкурентная борьба, «в которой мы не выиграли». Как рассказывают в ОПК, состоялись жесткие переговоры с руководством «Рособоронэкспорта» о стоимости проекта. В ОПК решили, что за предложенную госкорпорацией цену не смогут выполнить заказ качественно, а потому стороны не договорились. В свою очередь калининградский «Янтарь» предложил меньшую цену, которая «Рособоронэкспорт» вроде устроила. Хотя, насколько известно договор на исполнение индийского контракта до сих пор не подписан.

Интересно только, что в официальных источниках среди участников переговоров по индийскому проекту «Рособоронэкспорт» практически не упоминается. Главная роль здесь принадлежит комиссии Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству (ФСВТС), подчиненной вице-премьеру, министру обороны Сергею Иванову, активное участие в работе которой принимают так же Федеральное агентство по промышленности (Роспром) и Минэкономразвития.

Но как бы то ни было, история питерских верфей Сергея Пугачева, как и Ковыктинского месторождения Виктора Вексельберга, демонстрирует, что у госкомпаний всегда найдутся технологии для «дружественного» поглощения партнеров-конкурентов. И ни какие инициативы Германа Грефа, направленные на изменение законодательства и борьбу с рейдерством, не помешают инициативам «Газпрома», «Рособоронэкспорта» и им подобным.

Николай Беляков

Оригинал материала

«Век» от origindate::19.05.06