Вексельберг отбил свои яйца

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Вексельберг отбил свои яйца Миллиардер нашел способ вернуть сотню миллионов долларов, потраченную на яйца Фаберже. За наш с вами счет

"Хорошая сделка: продать в 7 раз дороже, чем купил. Но только в том случае, если речь не идет о государственных деньгах 100 миллионов долларов — сумма, конечно, несопоставимая с дивидендами, которые Вексельберг получает от «Реновы», — более 600 миллионов долларов ежегодно, и капля в море личного 13-миллиардного состояния. Однако, как оказалось, даже такими деньгами православный меценат-олигарх не брезгует. Особенно, когда они бюджетные. В 2008 году Вексельберг за 21,3 млн долларов купил у посольства Венгрии в Москве здание торгпредства. А в 2009 году продал его Минрегионразвития за 116 млн долларов, или 3,5 млрд рублей. К сделке приложили руку вице-премьер Александр Жуков, зампред правительства Дмитрий Козак, министр регионального развития Виктор Басаргин, депутат Госдумы Юрий Медведев и ФСБ. Схема — привычная и отработанная. Поражает лишь наглостью. Купил задешево, продал — в 7 раз дороже. Нормальная бизнес-схема? Да, но только в том случае, если речь идет именно о бизнесе. Когда дело касается бюджетных средств, это не бизнес, это — воровство. Переводя на юридический язык, часть четвертая статьи 159 Уголовного кодекса Российской Федерации — «Мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере». А в этом деле, похоже, имело место быть и то, и другое. Опубликованные на днях Алексеем Навальным документы свидетельствуют: все участники сделки знали о ее нечистоте. Знали заранее. Венгерские правоохранители заинтересовались этой историей еще в 2009 году, и трое высопоставленных венгерских чиновников уже успели провести несколько месяцев за решеткой. У нас пока даже не дошло до возбуждения уголовного дела. Расторгнуть сделку при всем желании российской и венгерской стороны сегодня вряд ли возможно. Уже не существует офшора — непосредственного покупателя, не существует и фирмы, входившей в «Ренову», на баланс которой поступила недвижимость. Вернуть 100 млн долларов в российскую казну возможно только через суд. А значит, уголовное дело должно быть не только возбуждено, но и дойти до суда. И пока Генпрокуратура занимается курированием проверки по этому делу, «Новая» начинает отсчет — сколько времени потребуется Генпрокуратуре, чтобы довести до суда дело, суть которого очевидна всем. Время пошло. Выгодное вложение Приход структур Вексельберга на рынок по-настоящему крупных девелоперских проектов эксперты предрекали во второй половине нулевых. И не ошиблись: «Ренова-СтройГруп» начала возводить не просто жилые комплексы — целые микрорайоны и городки. Правда, все это вне Москвы, по словам самого Вексельберга, при Лужкове в столице был нездоровый инвестиционный климат. Однако в 18 тысяч квадратных метров на Красной Пресне он все же вложился. Да так, что один метр в центре столицы в непосредственной близости от Белого дома обошелся ему в 1,2 тысячи долларов. Государству, однако, эти же метры встали в 6,5 тысячи долларов за единицу площади. В интервью венгерской газете Nepszabadsag бывший посол Венгрии в Москве Арпад Секей, который проработал в России с 2005 по 2008 год, рассказал, что получил назначение в Москву в том числе в связи с продажей здания торгового представительства Венгрии (точный адрес здания — Красная Пресня, д. 3, стр. 1), когда государство, борясь за сокращение дефицита бюджета, решило снизить расходы на загранпредставительства. Решение о продаже здания на Красной Пресне — одного из крупнейших объектов недвижимости Венгрии за рубежом —принималось на уровне правительства. Предложения о покупке начали поступать уже в 2005-м. От одного пришлось отказаться ввиду слишком низкой цены, предложенной за здание (по сведениям «Новой», сумма была сопоставима с той, за которую здание в итоге продали), от другого из-за того, что покупателями хотели выступить венгерские бизнес-структуры — и сделку вряд ли согласовала бы российская сторона (земля, на которой стоит здание, находится в собственности Москвы, и в силу еще советских соглашений сделки с этой недвижимостью могут осуществляться только с одобрения правительства России). В ноябре 2007 года на совещании у заместителя председателя правительства Александра Жукова при участии Дмитрия Козака (тогда занимал пост министра регионального развития), Юрия Медведева (и.о. главы Росимущества) и Вексельберга было решено — разрешить венгерскому посольству здание продать, а Минрегионразвития для своих нужд при содействии Росимущества — приобрести. В феврале 2008-го разрешение на продажу здания официально закрепляется распоряжением правительства России за подписью Виктора Зубкова. 7 марта венгерскую сторону уведомляют о принятом решении, а уже 14 марта заключается договор купли-продажи между посольством и офшором Diamond Air, принадлежавшем компании «Инновационные технологии Ренова». В интервью Nepszabadsag Арпад Секей упоминал, каким образом в судьбе здания возникла эта компания: Diamond Air была предложена российской стороной в процессе переговоров в здании на Лубянке в присутствии генералов ФСБ и представителей Вексельберга. Перед продажей проводилась оценка здания. По словам бывшего посла, оценщика выбирали тщательно, так, чтобы ни к Венгрии, ни к России он отношения не имел. Американская Cushman&Wakefield оценила строение в $19,9 млн. Столь низкая цена не удивила Арпада Секея — земля под зданием не была в собственности, имела множество обременений, а сама постройка требовала серьезного ремонта. Стоимость здания, озвученную венгерской прокуратурой в ходе следствия — $52 млн, — господин Секей назвал «нонсенсом». Но вернемся к документам. Несмотря на то что договор купли-продажи был подписан еще в марте, МИД Венгрии на основании постановления совета по Управлению национальным имуществом Венгерской Республики от 30 июля 2008 года объявляет закрытый конкурс на право приобретения здания. Крайний срок подачи заявок — 10 сентября 2008 года. Именно в этот день вскрывают конверты с заявками (в конкурсе участвуют три организации), победителем признается Diamond Air. 10 ноября 2008-го из федерального бюджета Минрегионразвития выделяются 3 миллиарда рублей для покупки здания. А 10 декабря заключается контракт на покупку строения 1 по улице Красная Пресня, д. 3. Следствие Первой забеспокоилась венгерская сторона. Еще в 2009 году были проведены проверки, после которых дело заглохло и воскресло только в середине 2010 года. Тогда же Козак, теперь уже в должности заместителя председателя правительства, обращается в Минэкономразвития к Эльвире Набиуллиной и сменившему его на посту министра регионального развития Виктору Басаргину с просьбой «принять меры к расторжению договора купли-продажи здания, заключенного с явными нарушениями законодательства». Венгерская прокуратура вновь вернулась к этому делу только после встречи премьер-министров Венгрии и России в конце прошлого года. А вскоре были взяты под арест основные высокопоставленные фигуранты дела с венгерской стороны: бывший посол Арпад Секей, бывший секретарь МИДа Марта Фекси и бывший глава комитета по госимуществу Миклош Татраи. Впоследствии меру пресечения смягчили. Что же касается российской стороны, уголовное дело не возбуждено до сих пор. Пока правоохранительные органы ограничиваются проверками, которые, правда, находятся на контроле у Генпрокуратуры. А Минрегионразвития совместно с Росимуществом проводит экспертизу отчетов по оценке здания и пытается установить его реальную стоимость. Ответственность Очевидно, что без заранее согласованных действий всех трех сторон: венгерской, российской и Вексельберга, — подобная сделка не могла бы состояться. Но если с ролью венгерского посольства в этом деле, которое провело фиктивный тендер (а о том, что здание к тому моменту уже продано, оно не знать не могло), и Вексельберга все вроде бы ясно, остается открытым вопрос о том, кто же персонально причастен к проведению мошеннической сделки с российской стороны. В курсе дела были участники совещания 2007 года Жуков, Козак и Медведев, об обстоятельствах щекотливого дела наверняка знал и нынешний глава Минрегиона Басаргин (подготовка продажи здания Минрегиону шла при Козаке, а выделение средств и непосредственное заключение договора — при его последователе). Кто же все-таки стал бенефициаром сделки в российской чиновничьей среде? На этот вопрос должно ответить следствие, которое не началось до сих пор. Владелец группы компаний «Ренова», президент фонда «Сколково», член общественного совета при Министерстве регионального развития. В 2011 году занял 10-е место в списке 200 богатейших бизнесменов Росcии (по версии журнала Forbes). В 2004 году прибрел коллекцию из девяти яиц Фаберже стоимостью более $100 млн. В девелопменте не новичок. «Ренова-СтройГрупп» последние 5 лет не только успешно реализует проекты по строительству новых микрорайонов в Свердловской, Челябинской, Пермской, Ярославской, Московской и других областях, но и умудряется продать их государству. Так, в микрорайонах «Академический» под Екатеринбургом и «Яблоневый посад» под Ярославлем Министерство обороны уже выкупило 171 800 кв. метров (за 5,7 млрд рублей) и 33 200 кв. метров (за 1,2 млрд рублей) жилых площадей соответственно. Одним из наиболее неудачных девелоперских проектов Вексельберга является покупка 46 га земли близ музея-усадьбы «Архангельское». На фирмы, на которые оформлена аренда земли, подала в суд Росохранкультура."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации