Вексельберг отбил себе Faberge

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Коллекционер отсудил права на товарный знак, но $82 млн компенсации не добился

Оригинал этого материала
© Газета.Ру, origindate::27.08.2012, Фото: РИА "Новости"

Вексельберг отбил себе Faberge

Екатерина Брызгалова

Compromat.Ru

Виктор Вексельберг

Предприниматель Виктор Вексельберг получил права на торговую марку Faberge. Он отсудил ее у Брайна Гилбертсона, бывшего партнера по инвестициям, но не смог добиться компенсации в размере $82 млн. Компания, владевшая знаменитым брендом, за несколько лет существования не принесла прибыли.

Председатель совета директоров группы компаний «Ренова» Виктор Вексельберг выиграл судебное разбирательство с бывшим партнером Брайном Гилбертсоном. Поводом для спора стали инвестиции в бренд Faberge (ранее — знаменитый ювелирный дом).

Вексельберг требовал признать его права на использование бренда Faberge и компенсацию в размере $82 млн, пишет The Australian News.

Основанная в 1842 году Густовом Фаберже одноименная компания производила ювелирные изделия, самые известные из которых — пасхальные яйца, которые Faberge делала для дома Романовых, 50 из них были сделаны в период с 1885-го по 1916 год. После революции 1917 года выпуск ювелирных изделий был прекращен, а потомки Faberge продали бренд в 1951 году американцу Сэмюэлу Рубину за $25 тысяч. Он начал использовать бренд для продажи предметов розницы, начиная от парфюмерии и заканчивая одеждой. Бренд утратил свою актуальность.

Гилбертсон и Вексельберг предполагали, что покупателем старого бренда выступит созданный ими фонд Pallinghurst, в который Вексельберг вложил $150 млн. Покупка Faberge была одной из первых целей бизнесменов в рамках обсуждавшейся инвестпрограммы.

В 2007 году бизнесмены вели переговоры о покупке торговой марки Faberge у британско-голландской компании Unilever, которая выпускала под этим брендом мужские дезодоранты.

Партнеры предполагали возобновить производство ювелирных изделий.

Но переговоры о покупке пришлось приостановить, после того как банк UBS, сопровождавший сделку со стороны Unilever, потребовал выплатить $40 млн — это было больше суммы, о которой Pallinghurst ранее договорился с компанией-продавцом. Вексельберг согласился предоставить эти средства при условии, что продукцию будет производить одна из его компанией, а Pallinghurst будет получать прибыль от использования бренда.

Но Гилбертсон решил выкупить Faberge совместно с другими инвесторами, а затем перепродать ее по более высокой цене. Для этого он создал новую компанию Project Egg, но для финансирования сделки использовал средства из общего фонда, описывает ситуацию The Australian News.

В результате компания досталась Гилбертсону. Получив контроль над Faberge, он вложил $140 млн в открытие фирменных магазинов в Лондоне и Нью-Йорке.

«Я не думаю, что мы можем потерять от такой стратегии, напротив, мы получим больше пользы», — цитирует письмо Гилбертсона одному из членов его консорциума The Australian News.

Инвестиционные консультанты Гилбертсона пытались предостеречь его от сделки, убеждая бизнесмена в том, что, когда Вексельберг узнает о сделке, «он будет очень зол».

Российский бизнесмен подал в суд на бывшего партнера по месту регистрации его компании — на Каймановых островах. В суде Гилбертсон утверждал, что Вексельберг отошел от сделки через некоторое время после договора с Unilever, но суд отклонил его довод.

В итоге суд частично удовлетворил иск Вексельберга, признав действия Гилбертсона неправомерными и квалифицировал их как «нарушение доверия, приведшее к единоличному захвату Faberge». Но судья отказал в выплате компенсации в размере $82 млн, так как компания Faberge за несколько лет существования не принесла прибыли.

«Гилбертсон знал, что он неправильно поступает, и Вексельберг прав, считая его действия противоречащими соглашению», — решил судья.