Век Статуи Свободы не видать

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

© "Коммерсант", 12.07.2004 Япончик задержится в Америке
Converted 17044.jpg

13 июля заканчивается тюремный срок, который отбывает в США самый известный из российских "воров в законе" Вячеслав Иваньков (Япончик). В России ждут его выдачи, чтобы судить за убийство. Однако вопрос экстрадиции криминального авторитета, скорее всего, решится не скоро. 

На интернет-сайте федеральных тюрем США днем освобождения Вячеслава Иванькова, получившего в 1995 году за вымогательство $3,5 млн девять лет и семь месяцев заключения, значится 17 июля. Однако, как сообщил Ъ директор по связям с общественностью федеральной тюрьмы в городе Аллентаун, штат Пенсильвания, Роберт Васкес, господин Иваньков должен освободиться именно во вторник. В тюрьме, где Вячеслав Иваньков провел пять последних лет, отказались комментировать дальнейшую судьбу Япончика, однако Ъ удалось узнать, что, скорее всего, его сразу же перевезут в одну из иммиграционных тюрем. Процедура переезда из одной тюрьмы в другую не предусматривает выхода на свободу. По всей видимости, именно в иммиграционной тюрьме Япончик будет дожидаться решения суда по делу о его выдаче России. 

Переговоры о выдаче господина Иванькова в Россию идут между ФБР, минюстом США и МВД РФ уже больше года. Представитель МВД в посольстве РФ в США Евгений Волков две недели назад сказал Ъ, что "Иваньков будет сидеть в России". Однако последнее слово в решении судьбы Япончика останется за судьей, повлиять на которого ни ФБР, ни минюст США, ни господин Волков не смогут. Процедура выдачи в США, как правило, довольно длительная, так что на скорое возвращение Вячеслава Иванькова в Москву рассчитывать не приходится. Между тем Моспрокуратуру, которая заочно обвиняет Вячеслава Иванькова в совершенном еще в 1992 году в ресторане "Фидан" убийстве двух турок (преступление было связано с бытовой ссорой), уже поджимают сроки. [...]

В 2007 году давность привлечения Япончика к ответственности полностью истечет. Поэтому у прокуратуры, если ей отдадут Япончика, не так много времени, чтобы провести с ним следственные действия и передать дело в суд, с тем чтобы последний успел вынести ему приговор до истечения этого срока давности. Но Япончик тоже знает о 2007 годе, и, если его выдадут в Россию, будет всячески тянуть время на следствии и суде. [...]
***
© "Компромат", май 2004 Век Статуи Свободы не видать
Павел Абелис
Эти фотографии обошли газеты всего мира: Федеральное бюро расследований США, долгие годы пугавшее американских налогоплательщиков невнятным призраком «русской мафии», наконец-то этот призрак не просто показало, но даже сумело его арестовать. Отечественная мафия, честно говоря, выглядела довольно неприглядно: арестованный «vor v zakonye» Вячеслав Иваньков ругался на непонятном для простых американцев языке, вырывался из рук двух дюжих агентов, плевался и пытался ударить ногой оказавшегося рядом телеоператора.

Объяснялось подобное поведение пожилого и внешне весьма солидного человека довольно просто. На операцию по задержанию «крестного отца русской мафии» ФБР выделило целых шестьдесят сотрудников. Тридцать агентов поднялись на четвертый этаж дома в Бруклине, где жил Иваньков, остальные оцепили здание. Вежливо постучав в дверь и официально прокричав: «Откройте, ФБР!», агенты услышали непонятную возню в квартире, а затем, уже снизу, раздался взрыв вполне английской матерщины. Услышав, кто пришел к нему в гости, Вячеслав Кириллович решил избавиться от нежелательных в таких случаях улик и выкинул в окно 9-миллиметровый пистолет. Пистолет угодил в голову одному из дежуривших внизу агентов.

Сотрудник ФБР в свою очередь, не сумел сдержаться и, поднявшись наверх, «нанес задержанному оскорбление действием». Так что Япончик плевался и лягался, пытаясь всего-навсего достать обидчика. Правда, на первой же после ареста пресс-конференции руководитель русского отдела нью-йоркского управления ФБР Джим Калстром предпочел об этом незначительном эпизоде вовсе не упоминать. Зато подробно перечислил все, что было найдено в бруклинской квартире Япончика: подруга «вора» Фаина Комиссар, 90 000 долларов наличными, несколько паспортов разных стран, фальшивые водительские права штатов Колорадо и Нью-Джерси. И добавил еще, что во время ареста был задержан некий гость Вячеслава Иванькова, которого после тщательной проверки пришлось отпустить.
Если верить документам ФБР таинственного гостя звали Сергей Хазаров. [...] Слава Япончик, он же Дед, он же Ассирийский зять
Вячеслав Иваньков стал настоящей легендой советского криминального мира еще в 70-х. О нем слагали легенды, его дружбы добивались известные артисты, врачи и режиссеры. Одни говорили о небывалой смелости Японца, широте его натуры и верности старым «воровским традициям». Другие - о холодной жестокости, полном пренебрежении к человеческим жизням и о том, что репутацию Иваньков заработал «всего-навсего» тем, что в начале 70-х не колеблясь применил оружие против сотрудников милиции. В брежневском СССР случай и вправду небывалый.

Свои первые уголовные университеты Япончик прошел еще в конце 60-х в знаменитой тогда банде Геннадия Корькова (Монгола), сумевшего сколотить группировку из тридцати «отморозков». Среди тогдашних «коллег» Японца был уголовник по кличке Битумщик, прославившийся тем, что выплескивал разогретый паяльной лампой битум в лицо людям. За убийство человека Битумщик брал сто рублей, а за «битум» - уже 500. Был в банде и свой специалист по пыткам - шизофреник и наркоман по кличке Палач.

На самом деле, гремевшая тогда группировка Монгола занималась банальным рэкетом. Жертвами вымогателей становились подпольные миллионеры, цеховики, фарцовщики, известные коллекционеры и работники торговли. Люди Корькова вывозили их в лес, иногда прихватывая и семьи, подвешивали их жен к деревьям, пытали, заставляли рыть себе могилы. В милицию они почти не обращались: слишком трудно было бы объяснить происхождение драгоценностей и денег тогдашним воротилам советского «черного рынка».

Тем не менее, свой первый срок Японец получил в 26 лет за банальную карманную кражу. Как утверждал один из оперативников МВД, «он всегда был болен воровской идеей. С 14 лет воровал, нигде не работал, и даже имея на кармане 100-200тысяч наличными, всегда шел на любое дело. Даже в том случае, когда был большой риск, а навар - минимальный. Но делалось это ради укрепления воровского авторитета».

В 1972 году сотрудники МУРа сумели взять почти всю банду Монгола. Уйти удалось только Япончику, и хотя материалы против него вполне могли выделить в отдельное производство, делать этого почему-то не стали. Так что еще в течение восьми лет Иванькову удавалось избежать серьезного наказания. Он сколотил собственную банду, в которую вошли известные уголовники Слива, Балда и Асаф. Группировка гастролировала по всему Союзу, вымогая деньги у цеховиков: в Свердловске дочь известного цеховика Тарланова отдала Иванькову несколько килограммов драгоценностей, в Казани ими был убит налетчик по кличке Чарлик, в Риге - спекулянт Яша.

В 70-е его арестовывали дважды, но оба раза Японец отделался небольшими сроками: в начале 74-го он провел чуть больше года в Бутырке по обвинению в подделке документов, а в 1978 Иванькова посадили за ношение холодного оружия. Во время первой отсидки, кстати, Монгол настоял на том, чтобы Японца «короновали». Воровская удача, которую многие, впрочем, объясняли заступничеством весьма высоких лиц, изменила Иванькову только в начале 80-х, когда за банду Японца взялось КГБ СССР.

Его группировку взяли в мае 1981. Машину Иванькова блокировали сразу несколько милицейских автомобилей. Он попытался пойти на таран, так что оперативникам пришлось открыть огонь по колесам. При аресте в салоне «шестерки» нашли три поддельных водительских удостоверения, четыре паспорта на разные имена и медицинские справки, свидетельствующие о том, что Иваньков В.К. является шизофреником и инвалидом II группы.

К суду над ним готовились, принимая невиданные прежде меры предосторожности: «автозак» с обвиняемым по дороге в суд впервые сопровождал ОМОН (по оперативным данным. Япончика собирались освободить по дороге). Но уже во время процесса свидетели начали один за другим отказываться от своих показаний, так что в обвинительном заключении остался лишь один эпизод вымогательства под угрозой оружия. Иваньков получил 14 лет. В деле, кстати, фигурировало и имя Отари Квантришвили. будущего президента благотворительного фонда имени Льва Яшина. Вину его так и не доказали, но после «посадки» Японца именно Отари взял на себя расходы по содержанию семьи Иванькова.

А вор в законе сначала отправился в лагерь в поселке Теплый Магаданской области, а через несколько лет как злостного нарушителя режима его перевели в Тулунскую тюрьму в Иркутской области. В его личном деле зафиксировано 56 нарушений режима. 35 раз он попадал в карцер и на два месяца - в одиночную камеру. Дважды Иванькова судил местный народный суд за нанесение телесных повреждений другим заключенным.

Тем не менее, в 1989 году Японец начинает борьбу за досрочное освобождение. Его адвокаты (а среди них был и Генрих Падва) рассылают десятки жалоб в различные инстанции. За Иванькова ходатайствуют певец Иосиф Кобзон, депутат Иркутского облсовета Нечаев, правозащитник Сергей Ковалев, офтальмолог Святослав Федоров. А сам Японец впервые пробует сыграть роль правозащитника и чуть ли не борца с коммунистическим режимом.

«Легче было войну пережить, чем в тюрьмах выжить. Они людей истязали: руки ломали, ноги, позвоночники, все от чахотки кровью харкали... И я восстал против этого! Я создал Комитет защиты заключенных, я приобщил к этому церковь! Я, даже находясь в казематах, помогал людям!». - говорил он в одном из телевизионных интервью весной 1996.

В конце концов за Иванькова заступилась и высшая судебная инстанция страны: 21 января 1991 года заместитель председателя Верховного суда РСФСР А. Меркушев внес протест в президиум Мосгорсуда о пересмотре дела Иванькова в порядке надзора. Его протест отклонили. Но Меркушев повторно обратился уже в судебную коллегию по уголовным судам Верховного суда, потребовав освобождения Японца у своих непосредственных подчиненных. Просьба была подкреплена самой радужной характеристикой из тюрьмы. В итоге 5 ноября 1991 года злостный нарушитель режима вышел на свободу, отсидев 10 лет.
Converted 17046.jpg

Поначалу Японец попытался было разобраться с кавказскими группировками, но после нескольких не слишком удачных стычек с чеченскими бандитами ему пришлось отступить. А в итоге «главным борцом с чеченцами» был назначен срочно коронованный Андрей Исаев (Роспись), сам же Иваньков стал готовиться к эмиграции. Уже потом многие говорили, что за границу Япончик уехал совершенно неожиданно и для спецслужб, и для «братвы». Но, как выяснилось, о своих планах Иваньков сообщил «ментам» предельно ясно еще осенью 1991. В личном деле вора хранится его собственноручная пояснительная записка к анкете на выдачу новых документов: 

«Я, Иваньков Вячеслав Кириллович, 1940 г. рождения, безвинно осужденный, закамуфлированный преступниками от правоохранительных органов с использованием провокатора, и отбывший более десяти лет в коммунистических совдеповских застенках, не нуждаюсь ни в каких документах, кроме справки об освобождении. Место жительства выберу самостоятельно в радиусе Московской области с целью скорейшей эмиграции из страны, где так подло и гнусно попираются гражданские и Конституционные права Человека, где мрази могут так по-бандитски расправляться с людьми. Иваньков 23/9-91».

За границу Япончика переправляли люди, ничуть не менее известные, чем те, кто хлопотал о его освобождении. Для начала продюсер Вилли Токарева и Михаила Шуфутинского Леонард Лев (Леня Усатый) организовал фиктивный брак с натурализовавшейся гражданкой США Ириной Ола, а выезжал Иваньков и вовсе по документам сотрудника киностудии «12А», основанной Роланом Быковым.
После недолгой остановки в Германии у того же Сергея Хазарова, уже налаживавшего совместный бизнес с Тайваньчиком по перепродаже остатков имущества Западной группы советских войск. Япончик перебрался в США.
Converted 17047.jpg
«Крестный отец»
В Америке Иваньков поначалу обосновался в Детройте, а затем перебрался в Нью-Йорк. Почти миллионная русскоязычная община «Большого Яблока» предоставляла куда большее поле для деятельности для вора в законе, так и не выучившего английский язык. Его часто видели в ресторане «Русский самовар» на Манхэттене, а в брайтонском «Пэрэдайзе» Иваньков устроил свой неофициальный офис.

О круге общения «крестного отца» можно судить хотя бы по фотографиям, изъятым ФБР на квартире Японца на Брайтон-Бич. Вячеслав Иваньков в рясе крестит ребенка вора в законе Миши Питерского. Фото с надписью «От братьев с Дальнего Востока». На нем - вор в законе Евгений Васин (Джем) и предприниматель Владимир Податев (Пудель). Фотографии с грузинским вором Гиви Берадзе (Гиви Резаный). Япончик вместе с руководителем «Ассоциации XXI век» Анзори Кикалишвили. Анзори там же с нынешним председателем Госкомспорта России Вячеславом Фетисовым. Япончик вместе с коллекционером Феликсом Комаровым. На заднем плане - мэр Москвы Лужков и певец Кобзон. Вор в законе Вачган Петросов. давно осевший в США. Давний друг и подельник Слива, перебравшийся в Канаду. Все тот же Сергей Хазаров...

Несколько предприятий, созданных Японцем в США, по данным ФБР были всего лишь «крышей», прикрывающей настоящий бизнес вора в законе. Как считает специальный агент Федерального бюро Лестер Макналти, отмывание денег и банальный рэкет приносили Иванькову миллионы. Не менее доходными были поставки контрабандной водки и сигарет в страны бывшего СССР Упоминаются в докладе ФБР и операции по продаже оружия и наркотиков.

Но погорел Иваньков все же на банальном рэкете. Осенью 1994 года в ФБР обратились два бизнесмена российского происхождения Волков и Волошин, совладельцы компании «Саммит Интернэшнл». По их словам, Япончик со товарищи угрозами вымогал у них ни много ни мало 2,7 миллиона долларов. Полгода велось наблюдение, все телефонные разговоры Иванькова тщательно записывались, а за его передвижением круглосуточно наблюдали восемнадцать агентов ФБР работавших в три смены. Накопив достаточно улик, Япончика и пятерых его подельников арестовали. В качестве же дополнительного доказательства приводились документы российского МВД, согласно которым Япончик прибыл в США специально для того, чтобы контролировать и направлять деятельность местных русскоязычных преступных групп.

Защиту Иванькова взяла на себя одна из самых известных в Америке адвокатских фирм - «Слотник и Шапиро». По слухам, каждому из партнеров Япончик пообещал по два с половиной миллиона долларов гонорара. Как бы то ни было, но защиту они строят крепкую и серьезную. Собрав необходимые доказательства, они утверждают, что сумма в 2,7 миллиона долларов была передана Волкову и Волошину руководством печально известного российского банка «Чара», который, прокрутив деньги в США, надеялся расплатиться с вкладчиками. Но когда полномочный представитель банка Рустам Садыков приехал в Америку, долг ему отдавать отказались. Садыков обратился за помощью к Япончику.

В итоге Иваньков получил девять с половиной лет тюрьмы. Рассказывают, что поначалу в нью-йоркской тюрьме «Метрополитан коррекшионал сентер» Японец пытался объяснить заключенным, что такое «vor v zakonje». Объяснений американские зэки не понимали, так что в послужном списке Иванькова появилось несколько серьезных стычек с черными и азиатами. Говорят, что во время одной такой драки Японец откусил китайскому заключенному ухо.

В конце концов администрация МСС решила избавиться от столь назойливого гостя, и Иванькова перевели в федеральную тюрьму Алленвуд в штате Пенсильвания. [...]
*** Из показаний специального агента ФБР Лестера Р Макналти
Converted 17048.jpg

Иваньков создал преступную организацию в России примерно в 1980 г. ...Иваньков был осужден на 14 лет тюремного заключения. В соответствии с информацией, полученной от МВД России, дав взятку члену Верховного суда России, в 1991 году Иваньков был освобожден, отбыв только 10 лег,.

После освобождения из тюрьмы Иваньков начал работу по организации преступной группы в США. В январе 1993-го МВД сообщило ФБР, что Иваньков въехал в страну, для того чтобы координировать русскую организованную преступность (РОС) в этой стране. МВД также передало американской стороне список номеров телефонов, по

которым может звонить Иваньков во время пребывания в США, после чего в телефонные линии были установлены определители номеров. Анализ телефонных переговоров выявил, что Иваньков использовал вышеназванные номера для переговоров с установленными членами русских преступных группировок. Со времени его приезда в США агентами ФБР не раз фиксировались встречи Иванькова с другими известными членами РОС. Иваньков зарегистрировал по крайней мере одну компанию в Нью-Йорке

(«Славик Инкорпорейтед»), служащую для отмывания денег. Он также участвовал в нескольких случаях вымогательства... Организация Иванькова действует в нескольких городах Европы, Канады и Соединенных Штатов, отдавая предпочтение Нью-Йорку, Лондону, Торонто, Вене, Будапешту и Москве...
В организацию Иванькова входят две основные группы «боевиков», возглавляемые Алексеем Петровым (Петрик) и Александром Иншаковым (Иншак)... Основной помощник Иншакова - Виктор Сергеев, бывший офицер КГБ. Они совершают убийства по приказу Иванькова, в том числе пять или шесть убийств лидеров российской организованной преступности, которые «перешли дорогу» Иванькову. По сообщению «секретного источника-1», Иваньков платит группе Иншакова около 100 000 долларов в месяц. В свою очередь, члены «солнцевской» преступной группировки отчисляют часть своих «заработков» в пользу Иванькова...

Среди прочих компаний, используемых Иваньковым в криминальном бизнесе, можно назвать «Атком» (Вена), похоронную фирму «Ритуал» и «Арбат Интернешнл» в Москве. Иваньков использовал «Арбат» для переправки крупных сумм из Москвы в Будапешт, для компании, контролируемой Севой Могилевичем, одним из его ближайших помощников.  Перехват телефонного разговора
9 мая 1995 г. в 15.30 Иваньков позвонил Сергею Михайлову в Москву. Они разговаривали более 50 минут, в том числе обсуждая и недавние убийства в Москве.

«Михайлов: Я звоню из места, откуда я могу говорить... Три дня назад наш друг, который был...

Иваньков: Да, да, я понял. 

Михайлов: Его попросили выйти из квартиры вечером, и он позвонил мне...
Через полчаса после этого разговора его жена позвонила... 

Иваньков: Да. 

Михайлов: Они вышли на улицу, к ним подошли трое и начали... 

Иваньков: Стрелять. 

Михайлов: Стрелять. С ними был один парень, и его убили на месте. Второй в тяжелом состоянии, и наш тоже в критическом. Он три дня пролежал в реанимации и только сегодня начал говорить. Он знает людей, которые стреляли. И думает, что они пошли против воровского закона. Понимаешь?»

В конце разговора Иваньков сказал Михайлову, что он разберется в ситуации...»