Великий Эми

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Сахалинский этап карьеры генерал-майора ФСБ Эмира Нигамедзянова

1070274445-0.jpg В августе 1999 года в г.Южно-Сахалинск прибыл полковник Нигамедзянов Эмир Анварович на должность начальника Управления ФСБ России, который назначен на должность 4 августа 1999 года. Беспроволочный чекистский телеграф сообщил, что г-н Нигамедзянов «великолепный специалист по накрыванию полян и вылизыванию вышестоящих задниц», благодаря чему в руководстве ФСБ сложилось мнение, что он созрел до генерала. До этого он работал инспектором в инспекторском управлении ФСБ РФ. Для того кто не знает, что это такое, можно пояснить инспектора имеют полномочия совать свой нос во все щели и давать обязательные рекомендации, за которые они не несут никакой ответственности.

Не надо путать с аналогичным подразделением КГБ СССР, где был жесткий отбор, а дерьмо довольно быстро отсеивалось. Среди сотрудников инспекторского управления иногда попадаются профессионалы, но они там долго не задерживаются. В основном это слив сотрудников, которые не могут работать, но уж больно хорошо водку пьют, да язык очень мягкий и теплый. Короче выгнать жалко — надо повысить, но куда ни сунь – везде будет ущерб, вот и существует инспекторское управление, где процветал Нигамдзянов.

После ряда оперативных успехов, выразившихся в умении произносить тосты и своевременно подносить подарки, Нигамедзянова решили двинуть на генеральскую должность в Сахалинском управлении ФСБ РФ, где сложился профессиональный коллектив, оперативные успехи всегда были предметом обсуждения на высшем уровне, соответственно были и награды.

Нигамедзянов достаточно быстро показал свою натуру, когда одно из оперативных подразделений центрального аппарата ФСБ РФ предложило наградить сотрудников Сахалинского управления за конкретные оперативные результаты. Выяснилось, что результатов добился один из отделов, которые предполагал курировать г-н Нигамдзянов. Все сотрудника этого отдела уже награждались в этом году и соответственно можно было воздать должные почести и руководителям управления, которые координировали работу подразделения до приезда будущего генерала. Вроде б вопрос был прост и понятен, но г-ну Нигамедзянову не терпелось навесить «цацки» в качестве признания своей неначавшейся работы. Видимо он считал, что его приезда на Сахалин – уже подвиг и великое счастье для местных сотрудников. Он дал прямое указание кадровикам Сахалинского управления подготовить наградные документы на себя – «великого Эмира». Когда москвичи получили документы, то несколько удивились и успокоили геройского парня, что к своему пятидесятилетию он и так получит награду, т.к. в Москве еще помнят его застольные подвиги и выражают надежду, что Сахалин превратиться в достойное место для посещения сотрудников инспекторского управления ФСБ.

На Сахалин г-н Нигамедзянов сразу обнаружил, что подхалимаж на Сахалине как-то не принят, более того оказывается предыдущий начальник управления Веревкин-Рахальский не особенно лебезил перед местными властями, а в отношении некоторых местных чиновников имелась информация об участии в казнокрадстве и они находились под пристальным вниманием сотрудников УФСБ. Такое положение дел не позволяло наладить поток подарков в Москву и требовало существенных доработок.

Дальше работа пошла в «нужном» направлении. Перво-наперво Нигамдзянов стал сопровождать губернатора И.Фархутдинова во всех поездках по области. Сопровождающие отметили в поведении нового главы местного ФСБ явное заискивание и попытки понравится губернатору, что удалось опытному инспектору. Далее новый начальник взял под контроль всю информации о делишках губернатора и его команды, начал активно устанавливать «оперативные контакты» с сахалинскими предпринимателями-рыбопромышленниками, чем и воспользовалась местная «братва». На Нигамедзянова вышел некий Александр Васильевич Хам, который числился в должности консультанта председателя Государственного комитета РФ по рыболовству Юрия Петровича Синельника. Также Хам известен среди местных рыбаков своими тесными связями с одной из местных преступных группировок. Через Хама потекли рыбно-икряные подарки для Москвы, в свою очередь Нигамедзянов попытался оберегать г-на Хама от наездов правоохранительных органов. Правда надо отдать должное, Нигамедзянов все-таки имел определенный нюх и понял, что Москву кормить можно и через другие возможности, а частые контакты с одиозными фигурами подмочат его репутацию, и в результате братва потеряла «фсбешную крышу».

Нигамедзянову быстренько удалось снискать к себе благодушие губернатора и местной нефтяной компании «Сахморнефтегаз» и получить приличную сумму на ремонт здания управления. (Предыдущий начальник предпочитал не влезать в зависимость от тех, кого следовало сажать и здание управления находилось в плачевном состоянии, т.к. в ФСБ не было денег на ремонт). Конечно, не все деньги пошли на ремонт управления, часть была использована на ремонт генеральской квартиры и закупку мебели. Также Нигамедзянов выяснил, что Сахалинское УФСБ имеет небольшую базу отдыха, выстроенную руками сотрудников управления и членами их семей. Надо сказать, что база была неплохая, но уже требовала ремонта, правда вот отдельных генеральских апартаментов не было. Было все лишь три комнаты для руководства управления. Данная «несправедливость» никак не устраивала опытного инспектора, желающего насладится генеральской властью. Решение было простое: прихватить еще три комнаты для гостей генерала, а себе забрать отдельный блок из трех комнат и обставить мебелью, купленной на деньги «спонсоров». Когда Эмиру намекнули, что дескать как-то это непорядочно по отношению к сотрудникам, построившим базу, ответ был прост: «Я генерал, что хочу то и делаю, а кому хочется – пусть жалуется….»

Отдельного внимания заслуживают методы руководства г-на Нигамедзянова. Узнав, что законодательством установлен увеличенный отпуск для военнослужащих, проходящих службу в удаленных районах, генерал решил внести свои коррективы и заявил на одном из совещаний, что он считает «неэтичным для чекистов использовать столь продолжительный отпуск, т.к. надо работать во благо Отечества» (как будто до него никто не работал!!??).

Неэтичным счел руководитель и защиту интересы своих подчиненных, которым центральный аппарат ФСБ задолжал приличную сумму выплат.

Его попытки защиты сводились к дружеским беседам с сотрудниками центрального аппарата, а когда сотрудники поняли, что ждать какого-либо содействия бессмысленно, то обратились в местный военный суд и выиграли дело, получив свои деньги, которые конечно бы выплатили и без суда,… но потом…. когда инфляция свела бы их на нет. Отдельно надо отметить, что обращение в суд (было подано около 200 исков) было в основном выражение протеста против правления Нигамедзянова, если бы на его месте был бы порядочный и авторитетный руководитель, то сахалинцы бы дождались мирного решения вопроса о выплатах.

В целом генеральская служба Нигамедзянова была посвящена ублажению Москвы, да и себя он не забывал. В течении своей плодотворной службы он сумел «организовать» своим друзьям несколько джипов, водный мотоцикл и своему сыну «небольшую» автомашину Тойота. Разумеется, таможенные пошлины были выплачены чисто символические. А за отдельными подарками он посылал «с секретной миссией» своего начальника ХОЗО прямо в Японию. Все эти поездки были окутаны тайной и мраком, но во дворе управления всегда появлялась новая автомашина для Москвы. Что касается оперативного искусства, то тут получался пролет. Славному «оперу» Нигамедзянову с самого начала пришлось столкнуться с проблемой злоупотреблений со стороны бывших сотрудников ФСБ, которые вылетели по различным мотивам и занимались бизнесом. Среди них был некий господин Л., который будучи опером обманул одного из иностранных бизнесменов на 1 млн. долларов. Конечно местные сотрудники не могли так просто спустить Л. такой финт, т.к. это сильно било по авторитету «конторы», и возбудили уголовное дело по факту мошенничества. Конечно Л. побежал на прием к начальнику управления, чтоб как-то откупиться. Нигамедзянов знал это и во избежании провокаций взял в местной технической службе диктофон. Но запись сделать не удалось, т.к. у главы местного ведомства затряслись руки от волнения при включении аппаратуры перед приходом Л., в результате аппаратура грохнулась на пол, а разговор был не зафиксирован. О чем они поговорили – история умалчивает, но потом г-н Нигамедзянов дал указание не предпринимать в отношении Л. активных мер и отдать все на откуп милиции, которая без поддержки УФСБ дело успешно завалила, т.к. была перегружена другими делами, которые могли быть легко реализованы и не требовали глубокой проработки.

Другой генеральский жест был сделан другому «пенсионеру» прихватившему оперативную квартиру УФСБ. Этот пенсионер использовал поддельные документы со своим фото, которые не сдал при увольнении. Тут действующие сотрудники возмутились и попросили принять меры. Но Нигамедзянов опять поимел «интимный» разговор с «новым русским» (бывшем чекистом) и дело было замято – «дескать, ребята, не суйтесь».

Некоторое представление о личности героя нашей истории дает отношение Нигамедзянова к участию в выборных кампаниях местного губернатора и Путина. Именно участие, несмотря на запрет вмешательства военных, и особенно спецслужб, в ход таких мероприятий. Внутри УФСБ РФ вывешивались предвыборные плакаты Фархутдинова и Путина, а на совещаниях Нигамедзянов давал прямое указание своим подчиненным голосовать за указанных лиц. Более того, он пытался использовать оперативные возможности своих сотрудников в препятствовании оппозиционных статей в местных средствах массовой информации, а также предпринимать репрессивные меры в отношении газет, стоявших в оппозиции к губернатору. Сейчас это выгладить довольно пикантно, т.к. бывший руководитель Управления ФСБ по Сахалинской области генерал-майор Эмир Нигамедзянов назначен главным советником полпреда Президента РФ в Приволжском федеральном округе Сергея Кириенко по работе со средствами массовой коммуникации и информации и общественными организациями по Республике Башкортостан. Несомненно, к появлению хвалебных статей в адрес Путина будут привлечены сотрудники ФСБ Башкирии, ну а оппозиционным журналистам и особенно членам оппозиционных общественных организаций вообще не позавидуешь.

НИГАМЕДЗЯНОВ ЭМИР

генерал-майор, главный советник полпреда президента РФ в Приволжском федеральном округе

Родился в 1950 в Ишимбае Башкирской АССР. До середины 90-х занимал должности замначальника УФСБ по Башкирии, и. о. начальника республиканского УФСБ. В 1997 назначен главным инспектором инспекторского управления ФСБ России в Москве. В сентябре 1999 возглавил управление ФСБ по Сахалинской области. С сентября 2002 главный советник полпреда президента по работе с общественными организациями и СМИ. 2003 г. — заместитель Премьер-министра РБ; с 2003 — начальник Управления Государственного комитета РФ по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ по Республике Башкортостан.

Послесловие

«Материал мне прислал один из сотрудников Сахалинского УФСБ, где я когда-то работал. Вам переслал просто так — делайте что хотите. Звонить не буду, т.к. не исключаю, что будут последствия для меня. Мне это не нужно. Мне хватит общения с г-ном Нигамедзяновым, люди подобные ему, к сожалению, составляют основу руководства ФСБ, нормальные чекисты в основном ушли, а молодежь уже имеет рыночные настроения и занимаются крышеванием…

Насколько мне известно, данный материал направлялся в СМИ Японии и США. Возможно что-то опубликовано.»

Получено по почте. Специально для Скандалы.ру