Великий мясокомбинатор. Казанцев

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


" Победит ли «Дружба»?

Народ собрался на митинг на площади перед правлением ровно в полдень, чтобы сказать «Нет!» попыткам силового захвата колхоза. Так станичники по привычке называют свою «Дружбу», давно преобразованную, как и все окрестные хозяйства, в закрытое акционерное общество.
В «Дружбе» пшеница дает урожай по 50—60 центнеров с гектара, коровы — поголовно рекордистки, ну и доход у хозяйства соответствующий — 100 млн рублей в год. А по труду и зарплата: доярки получают по 8—10 тысяч рублей, механизаторы, трактористы, водители, скотники и все остальные колхозники тоже на заработки не жалуются… И потом, работают они на себя, на своей земле — не наемные работники, а акционеры.
Месяц назад к центру станицы Новодеревянковской подкатил микроавтобус, украшенный огромным объявлением: «Скупка акций ЗАО «Дружба» осуществляется в здании заводоуправления ООО «Мясокомбинат Каневской». Цена за одну акцию — 4000 рублей».
В день моего приезда в Новодеревянковскую автобус стоял на прежнем месте, только станичники обходили его стороной. Умные стали. А поначалу человек пятнадцать решили продать акции, юрист с нотариусом им какие-то бумаги дали, объяснили, что для оформления продажи надо их подписать. А через несколько дней в районный суд от имени этих людей поступило исковое заявление «о возмещении убытков, причиненных ЗАО неправомерными действиями генерального директора».
— Я даже и не прочитала, что в тех бумагах было написано, подумала, что раз их составляли юристы, грамотные люди, то там все правильно, — сетует Зинаида Шутова.
С Шутовой мы встретились в Каневском районном суде. Она, как и остальные обманутые станичники, принесла заявление: требует привлечь «грамотных юристов» к ответственности за мошенничество. Только пока что председатель районного суда Александр Мосьпан, лично рассматривающий все дела по «Дружбе», совсем другие решения выносит — все в пользу «захватчиков», как их называют в Новодеревянковской, или «инвесторов», как именуют рейдеров в администрации района.
Не будем утомлять читателей подробностями: рейдерские схемы захвата («недружественного поглощения», как их называют) ЗАО и ОАО давно известны. Хотя были применены и кое-какие свежие наработки: помимо традиционных наездов налоговых органов, милиции, СЭС и пожарных, к делу была подключена и инспекция труда. Главный государственный инспектор труда Краснодарского края Кучеренко Т.Г. не только оштрафовала директора за то, что кто-то из работников пошел в отпуск на месяц позже, чем полагалось по графику, но и… подала на директора в суд.

Какой смелый!

Глава администрации Каневского района Алексей Литвиненко своего восхищения новыми хозяевами мясокомбината скрыть не смог: эффективные собственники, производство колбасы в три раза увеличили. Одно только забыл сказать: налогов во все бюджеты — районный, краевой и федеральный — комбинат «Каневской» платит с гулькин нос, меньше колхозов. ЗАО «Дружба» платит 28 млн налогов в год, а мясокомбинат, один из крупнейших на Кубани… меньше 14 млн. Не потому ли, что при помощи все тех же обкатанных схем умело минимизирует налоговые потери?
Мясокомбинату-то наезды налоговой, ОБЭПа (и тем более инспекции по труду), смею думать, никак не грозят: 60% акций «Каневского» принадлежит самому непотопляемому в мире генералу Казанцеву — бывшему полпреду президента Путина в ЮФО.
Когда генерал заявил, что собственная супруга украла у него мясокомбинат, все ахнули. Поразило не только то, как смог Казанцев, занимая должность полпреда, заполучить такое крупное предприятие. Больше всего удивила всех его смелость: как это он не побоялся объявить об этом всему свету? Сейчас, спустя полгода, ясно, что это была вовсе не смелость, а абсолютная уверенность в том, что никто не потребует у бывшего полпреда объяснений. Ни налоговой декларации не потребует, ни каких-либо других документов о происхождении денежных средств, потраченных якобы на приобретение комбината.
Адвокаты генерала заявили, что 58 млн рублей на покупку акций он «занял». И никто не поинтересовался, у кого же он их «занял». Впрочем, знающие люди с самого начала сомневались, что генерал выложил за акции мясокомбината такую огромную сумму. На самом деле, как утверждают очевидцы событий трехлетней давности, все могло быть несколько иначе.
Когда умер бывший директор Каневского мясокомбината Николай Калинин, руководивший им 27 лет и сумевший после приватизации приобрести контрольный пакет акций, за предприятие началась ожесточенная схватка. Главное сражение развернулось между краевой властью и полпредом Казанцевым. В «психических атаках» конкурентов друг на друга участвовали все силовые структуры: налоговая, милиция, прокуратура…

«Медведовский след»
В это самое время под шумок на комбинате провернули крупную аферу, за которой, по всей видимости, стояли высокие чины администрации Краснодарского края. Главный бухгалтер Нина Карнаух, исполнявшая обязанности директора, направила губернатору Ткачеву письмо с просьбой посодействовать в объединении ЗАО мясоптицекомбинат «Каневской» с Медведовским мясокомбинатом. Объяснила она необходимость такого шага «тяжелым экономическим состоянием предприятия». На самом деле оно работало в полную силу, но администрация края сделала вид, что этого не знает, и распорядилась найти инвестора. Мясокомбинат тут же взял заем на 200 млн рублей у зарегистрированного в Динском районе ООО «Проект» под залог имущества. Но, не успев заложить производство, и.о. гендиректора подписала соглашение о поставке оборудования на эту же сумму с московской фирмой. В тот же день, когда упомянутые миллионы поступили на счет мясокомбината, они были перечислены в Москву. Заем в полтора раза превысил стоимость самого мясокомбината. Самое же интересное, что по решению наблюдательного совета и.о. директора не могла заключать сделки более чем на миллион рублей и распоряжаться имуществом комбината.
Надо ли говорить, что «Проект» оказался подставной фирмой, которую открыли сотрудники Медведовского мясокомбината. Фиктивным оказалось и предприятие, собиравшееся поставлять оборудование. Его директорами были московские алкоголики. По данным следствия, этот заем прошел через ряд московских фиктивных фирм и вернулся на Кубань. Кому — установить не удалось. Под суд пошла только зицпредседательша Карнаух, да и та отделалась условным сроком.
Мясокомбинат каким-то чудом избежал банкротства, и в схватке за него верх одержал, конечно, полпред Казанцев. О правах законных собственников в такой ситуации говорить просто смешно: по данным источников «Новой газеты», хорошо знающих ситуацию, семье покойного директора Калинина предложили за контрольный пакет акций смешную сумму — 8 млн рублей. Жена и сын попробовали было не согласиться, но… после «убедительных бесед» решили, что спокойствие дороже.
Так мясокомбинат достался Казанцевым. Оставшиеся 40% акций предприятия принадлежат бывшему федеральному инспектору полпредства Андрею Коровайко. Доподлинно известно, что этот талантливый молодой человек, в 27 лет ставший доцентом юридического факультета Ростовского государственного экономического университета, а в 28 — федеральным инспектором, лично руководил рейдерами. По крайней мере такие показания свидетелей есть в уголовном деле. Приезжал и требовал у акционеров: отдайте завод!
Сейчас господин Коровайко трудится генеральным директором концерна «Покровский», строящего два элитных жилых комплекса в самом центре Ростова. Концерн уже возвел несколько высотных домов.
Теперь концерн «Покровский» положил глаз на тучные кубанские земли. Два хозяйства Каневского района, «Исток» и «Ниву», уже прибрал к рукам, а вот с «Дружбой» заминка вышла. Когда я собралась уезжать из Новодеревянковской, ко мне стали подходить самые разные люди и, не сговариваясь, задавали один и тот же вопрос:
— Как вы думаете, удастся нам отстоять свой колхоз?
Наверное, ответ зависит от того, кто же крышует сейчас самого генерала. То, что высочайшие покровители его не оставили, теперь уже совершенно очевидно…

P.S. А недавно стало известно, что мэрия отдала под застройку часть Первомайского парка на главной улице Ростова Большой Садовой. За смешную сумму — 1500 квадратных метров за 500 тысяч рублей, да еще вместе со старинным зданием, где располагается областной Дом физической культуры — памятник архитектуры федерального значения. «Пробивал» этот вопрос во всех инстанциях Коровайко, документы оформили на одну из его фирм. По закону, чтобы снести памятник, надо, чтобы правительство РФ сначала лишило его этого статуса. Но господин Коровайко, можно не сомневаться, и так снесет, вместе со статусом."