Великий опийный путь

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Паритет-медиа", origindate::10.09.2008, Фото: "Коммерсант"

Великий опийный путь

Наркотическое "ханство" Кирсана Илюмжинова

Руслана Земляникина

Converted 27488.jpg Пока в Кремле раздумывают над тем, откуда черпать кадры для смены региональных кадров, насквозь погрязших в коррупции, глава Калмыкии Кирсан Илюмжинов по-прежнему уверенно ведет подведомственную республику к пропасти. В прессе писали о процветающем клановом бизнесе, а также о пещерном национализме «степного хана» (см. [page_22948.htm «Стерилизатор»], «Нацификатор»). Однако столь сомнительными «достижениями» дело не ограничилось.

Аналитики отмечают, что в период правления Илюмжинова наркотизация населения небольшой нижневолжской республики достигла невиданных прежде размахов. Впечатляют и масштабы наркотранзита в прочие регионы России. По оперативной информации, через территорию Калмыкии ежегодно перевозятся тонны (по другим данным, десятки тонн) сильнодействующих наркотических веществ. Что, без преувеличения, представляет собой масштабную угрозу национальной безопасности страны.

«Обдолбанная» республика

Тысячу лет назад по землям, где сейчас расположена Калмыкия, частично проходил Великий шелковый путь – мощный торговый тракт между Азией и Европой. В советскую эпоху, при Брежневе, здесь начали активно курсировать кавказские и среднеазиатские наркоперевозчики. Ассортимент – афганские опиаты, ядреная анаша из Азербайджана и Чуйской долины Киргизии.

Кое-что из этого мутного потока оседало и в самой Калмыкии. Правда, наркотики хорошего качества (если вообще возможно отнести к наркотикам определение «хороший») были доступны немногим – прежде всего, криминальным авторитетам и т.н. «золотой молодежи». Простая калмыцкая молодежь предпочитала «раскумариваться» доморощенным зельем.

Азиаты, в силу физиологических особенностей плохо переносящие алкоголь, собирали в степи дикорастущую «травку» и употребляли в разных видах. Жадно курили «план», глотали «малагу» (молочно-конопляный отвар), с аппетитом поедали «кузьмича» – свежие побеги конопли, обжаренные на сливочном масле с добавлением сахара. И затем впадали в сладостную нирвану, «под кайфом» грезя сказочной «Бумбин орн» («страной Бумба»), чьи образы были навеяны средневековым ойратским эпосом «Джангар».

В те годы внутривенное употребление «герыча» (героина) и «ханки» (вытяжки из маковой соломки) не особенно приветствовалось, и было относительно редким явлением. Все изменилось после развала СССР. Контроль над оборотом наркотиков значительно ослаб, и республика со временем покрылась густой сетью «точек» по сбыту зелья на любой вкус. И на то имелись дополнительные причины.

Президент (ныне – глава) Калмыкии Кирсан Илюмжинов, пришедший к власти в 1993 г., в считанные недели «разобрался» с преступностью в своей вотчине. По его собственному признанию в СМИ, он «собрал у себя в кабинете местных криминальных авторитетов и сказал им: будете беспредельничать – вывезу в степь и расстреляю». С тех пор, по словам «хана Кирсана», в республике воцарилось спокойствие.

На самом деле, по наблюдениям экспертов, в калмыцкой преступной среде произошел банальный передел сфер влияния. Есть свидетельства, что вплоть до сегодняшнего дня местные авторитеты исправно «отстегивают» главе РК отступные – в обмен на неприкосновенность жизни, здоровья и нелегального бизнеса. Косвенным подтверждением этому служит тот факт, что за все 15 лет правления Илюмжинова не был арестован или хотя бы задержан ни один из калмыцких распальцованных «паханов». Все они здравствуют и процветают, за исключением некоего Сатурна, несколько лет назад убитого в бандитских «разборках».

Процветает в Калмыкии и наркоторговля. Так, наркополицейские РК только за 9 месяцев 2006 г. выявили 153 преступления, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных и сильнодействующих веществ. Расследовано и направлено в суд 99 уголовных дел, к уголовной ответственности привлечено 112 лиц, участвовавших в незаконном обороте наркотиков. За отчетный период из незаконного оборота изъято более 50 килограммов наркотических и психотропных веществ. Кроме того, пресечена деятельность 16 наркопритонов. Учитывая огромный процент латентных преступлений в сфере торговли наркотиками, ситуация выглядит удручающе.

В прошлом году наркологическая обстановка в регионе резко обострилась. Только за первый квартал в Калмыкии было изъято свыше 54 кг наркотиков – в 5 (!) раз больше, чем в первом квартале 2006 г. Ежегодно в маленькой республике с населением около 280 тыс. человек примерно на четверть растет число официально выявленных наркоманов, катастрофически увеличивается количество смертей от передозировки. Учащаются и «сопутствующие» преступления, совершаемые наркоманами с целью раздобыть денег на дозу – кражи, грабежи, разбойные нападения, убийства.

Похоже, Кирсана Илюмжинова все это не очень волнует. И немудрено: еще в 1988 г. его отчислили с пятого курса МГИМО за употребление и распространение наркотиков. Будущий глава Калмыкии был задержан в московской гостинице «Пекин», где он пытался сбыть партию марихуаны. По сообщениям ряда СМИ, в тот раз Илюмжинову удалось избежать уголовной ответственности из-за вмешательства высоких покровителей.

Позднее, работая в совместном российско-японском предприятии «ЛИКО-Радуга», Илюмжинов, если верить его заявлениям в прессе, сделал свои первые миллионы. На чем именно сделал – доподлинно неизвестно. Впрочем, известно: большинство подобных предприятий занимались далеко не тем, что у них было прописано в уставе, а тем, что приносит бешеные прибыли. Включая оружие и наркотики.

В 2001 г. в Москве разгорелся скандал вокруг стриптиз-клуба «Доллс» («Куколки»), где при обыске была обнаружена крупная партия кокаина. В итоге доказать факт распространения следствию не удалось, и дело пришлось закрыть. Пикантная подробность: одним из совладельцев-основателей клуба был Кирсан Илюмжинов. Но и в этой истории «степной хан» вышел сухим из воды.

Поговаривают, что и сам Илюмжинов на протяжении целого ряда лет увлекался кокаином («коксом» на наркоманском жаргоне). Жители Калмыкии долго не могли объяснить многочисленные странности в гиперактивном поведении Кирсана Николаевича, который очень мало ел, еще меньше спал, аффективно говорил и отличался контрастными перепадами настроения. Все эти симптомы, по мнению наркологов, типичны для кокаиниста со стажем.

Осенью 2002 г., в разгар избирательной кампании, 40-летний Илюмжинов, находясь в рабочем кабинете, неожиданно потерял сознание. Как сообщили источники из ближайшего окружения главы РК, прибывшие медики констатировали остановку сердца. Реаниматологи постарались на славу, и «хан» Кирсан вернулся из небытия. С тех пор, по слухам, он избавился от наркотической зависимости, пройдя курс лечения в одной из московских клиник.

Любопытная деталь: за полгода до выборов мало кому интересная Калмыкия попала на страницы ведущих российских СМИ. На сей раз – в связи с кровавым наркотическим скандалом.

Смерть чекиста

26 мая 2002 г. в столице Калмыкии Элисте был убит начальник отдела по борьбе с экономическими преступлениями и коррупцией УФСБ по РК Наран Дженгуров. По данным следствия, в 11-м часу воскресного утра майор Дженгуров вышел из подъезда и направился к припаркованному поблизости BMW. Он собирался поехать в роддом – навестить жену и новорожденного ребенка.

На улице было около 25° тепла, и, едва сев в автомобиль, Дженгуров открыл водительское стекло. В этот момент, как показали очевидцы, к BMW подошел молодой человек в черной майке, джинсах и солнцезащитных очках, держащий в руке целлофановый пакет. Прислонившись к дверце, парень о чем-то спросил водителя и спокойно пошел дальше.

Спустя минут пять к автомобилю подошел сосед с намерением поздороваться с майором. Увидев застывшего в кресле чекиста и кровавые пятна, расплывающиеся на его рубашке, мужчина побежал звонить в милицию.

Судя по всему, майора застрелил заезжий профессионал высокого класса. Из неудобного положения, через целлофановый пакет, киллер произвел всего два выстрела, каждый из которых оказался смертельным. Обе пули, выпущенные из ПМ с глушителем, попали точно в сердце. Никаких улик убийца не оставил – пистолет и стреляные гильзы унес с собой.

По факту гибели сотрудника ФСБ республиканская прокуратура возбудила уголовное дело по ст. 105 ч. 2 п. б (убийство лица, связанное с его служебной деятельностью). Незадолго до смерти Наран Дженгуров и его подчиненные разрабатывали крупную группировку, снабжавшую героином практически всю Калмыкию. Однако взять преступников с поличным было нелегко. По оперативным данным, банда наркодельцов действовала под «крышей» начальника калмыцкого межрегионального отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков (ОБНОН) Дорджи Мунянова. Причем майор Мунянов, как выяснили чекисты, не только «прикрывал» шайку барыг, но и лично приторговывал героином.

24 мая майор Дженгуров, после длительных усилий, все-таки выбил в республиканской прокуратуре санкцию на арест Мунянова. Для этого чекисту пришлось преодолеть сильное сопротивление тогдашнего министра внутренних дел РК Тимофея Сасыкова. В результате начальника ОБНОН и его подельников (двоих сотрудников отдела и троих гражданских наркокурьеров) поместили в следственный изолятор по подозрению в незаконном приобретении, хранении и сбыте наркотиков – у каждого из них изъяли героин. Причем Сасыков цинично заявил, что «свидетельские показания опустившегося наркомана и какой-то шприц, найденный в носке у милиционера – не повод, чтобы вешать на офицера Мунянова всех собак». А через двое суток у дома №15 в 8-м микрорайоне Элисты произошло явно заказное убийство. Совпадение? Как-то не верится.

Буквально на следующий день после убийства все официозные СМИ республики опубликовали истеричное, написанное в духе 37-го года обращение Кирсана Илюмжинова, объявившего «всенародную войну с торговлей наркотиками в республике». Цитата:

«…Считаю необходимым сказать всем тем, кто намерен использовать данный трагический факт и последовавшие за ним события, как повод для дестабилизации социально-политической обстановки в Калмыкии, что их коварным замыслам и амбициозным планам народ Калмыкии противопоставит решимость и сплоченность, наш общий гнев и неминуемое возмездие.

К сожалению, мы не можем исключить из рассмотрения политическую составляющую преступления, не учитывать и то обстоятельство, что мы имеем дело с попытками некоторых нечистых на руку политиканов таким вот преступным способом раскачать лодку общественного спокойствия и согласия, вызвать в республике напряженность, противопоставить одни группы населения другим...

Мы отдаем себе отчет в том, что за спиной коварных убийц могут стоять погрязшие в дворцовых интригах высокопоставленные заказчики. Но мы, сплоченный и единый народ Калмыкии, уже сейчас решительно и твердо говорим им: вы просчитались господа! Совершенно очевидно: врагам республики очень выгодно… в мутной воде междоусобицы… поймать на крючок пустых заявлений и голословных обещаний самых простых и доверчивых избирателей»…

Таким образом, Илюмжинов ловко сколотил себе политический капитал накануне выборов, нагло обвинив Кремль в насильственной смерти майора Дженгурова и выступив в выигрышной роли «объединителя нации» перед лицом «внешней опасности». Символично, но очень скоро в калмыцкой прессе началась диффамационная кампания по обвинению чекиста, погибшего при исполнении служебных обязанностей, в обширных связях с криминальным миром. Как можно предполагать, без вмешательства Илюмжинова здесь вряд ли обошлось – подконтрольные местному «Белому дому» СМИ без команды «свыше» не отважатся даже бесшумно испортить воздух.

По сведениям источников, имеющих отношение к спецслужбам, Наран Дженгуров слишком близко подобрался к высокопоставленным фигурантам калмыцкого «дела о наркотиках». За что и поплатился жизнью. Как утверждают те же источники, майор Дженгуров незадолго до своей гибели руководил съемкой оперативного фильма по заданию начальника УФСБ по РК Николая Терентьева. Скрытая камера зафиксировала, как средь бела дня в столице Калмыкии Элисте сотрудники милиции, ни от кого не скрываясь, сбывают героин трясущимся от «ломки» наркоманам, а затем передают собранные деньги своему боссу – по неподтвержденным данным, одному из заместителей главного милиционера РК Тимофея Сасыкова.

Надо заметить, в этой ситуации Николай Терентьев повел себя крайне непрофессионально. Вместо того чтобы переслать видеозапись вышестоящему начальству, он передал ее сотруднику Калмыцкой телерадиокомпании (КГТРК), наивно надеясь, что скандальный фильм будет показан в эфире местного ТВ. Разумеется, запись незамедлительно попала в руки председателя КГТРК Евгения Ункурова (одноклассника Кирсана Илюмжинова). По цепочке видеоматериал дошел до руководителя администрации президента РК Баатра Шалхакова, который положил кассету на стол самому Илюмжинову.

Илюмжинов, просмотрев запись, тут же потребовал готовить к вылету свой личный самолет. Николай Терентьев тоже наконец-то догадался вылететь в Москву. Но было уже поздно. По всей видимости, Илюмжинов использовал все свои связи в Кремле, чтобы добиться отставки неугодного чекиста. Как бы то ни было, Терентьев слетел с поста начальника республиканского УФСБ в мгновение ока. Где-то «затерялась» и скандальная видеокассета – видимо, навсегда. Следствие по делу об убийстве Нарана Дженгурова застопорилось, а потом и вовсе перешло в категорию «висяков»: убийца сотрудника ФСБ не найден до сих пор.

Многоканальный наркоприемник

Подробности второго калмыцкого наркоскандала остались неизвестными для СМИ. Весной 2003 г. над Тимофеем Сасыковым сгустились мрачные тучи. В Калмыкию прибыла комиссия Главного управления кадров МВД РФ – с приказом о его отстранении от должности министра на период проверки.

Ранее сотрудники Главного управления собственной безопасности (ГУСБ) МВД РФ установили, что Сасыков «крышевал» преступные группировки, контролирующие браконьерский лов рыб осетровых пород, и «курировал» нелегальную добычу и переработку нефти, ворованной из нефтепроводов. Также была выявлена причастность Сасыкова к взиманию дани с калмыцких похитителей людей и чеченских боевиков, находящихся в розыске.

10 апреля глава МВД России Борис Грызлов издал еще один приказ – о назначении начальника ГУВД Тюменской области Вячеслава Матвеева и. о. министра внутренних дел РК. Но Сасыков не подчинился федеральным властям. Он распорядился не пускать нового министра в кабинет и успешно оспорил приказ Грызлова в элистинском суде. Более того, «друг степей» настолько утратил чувство реальности, что от своего имени разослал по всем субъектам РФ издевательское «Открытое письмо инженеру Грызлову от генерала Сасыкова».

Реакция Москвы не заставила себя ждать. 26 мая президент РФ Владимир Путин подписал указ об отстранении Тимофея Сасыкова от занимаемой должности. Это, впрочем, не помешало Сасыкову на следующий день при полном параде приехать в Нальчик, на совещание руководителей милицейских управлений Южного федерального округа. Там он был задержан по обвинению в превышении должностных полномочий и отправлен самолетом в Ростов-на-Дону.

Сидел Сасыков в следственном изоляторе ростовского областного управления ФСБ. По всей видимости, сотрудники «конторы» припомнили ему прошлогоднее убийство коллеги. Наверняка припомнили и то, что министр внутренних дел небольшой республики не мог не знать о проделках своих подчиненных, открыто торгующих наркотиками. Ведь ясно и ребенку: как минимум, Сасыков покрывал барыг в погонах, как максимум – был в доле.

Согласно инсайдерской информации, особый интерес эфэсбэшников вызвала возможная причастность к наркобизнесу Кирсана Илюмжинова. Но здесь вышла загвоздка. Сасыков упорно не «сдавал» шефа, с которым его связывали приятельские отношения еще со школьной скамьи. И не ошибся: Илюмжинов до последнего бился за «друга детства», день за днем осаждая администрацию президента РФ.

В июле 2003 г. Тимофей Сасыков вышел на свободу с редкой для российского обвинительного правосудия формулировкой «по ходатайству адвоката». Еще более странно то, что постановление суда оформлялось задним числом. Вскоре уголовное дело против бывшего главы МВД РК окончательно замяли.

Кстати, после отсидки в ростовском СИЗО Сасыков долго лечился. Очевидцы утверждают, что у него наблюдалась явно выраженная синюшная странгуляционная борозда на шее. Это означает: либо его подвешивали на виселице, выбивая показания, либо он сам пытался вздернуться, не выдержав пыток. Кажется, помощь «хана Кирсана» подоспела вовремя…

В Калмыкии Сасыков без дела не остался – глава РК назначил его руководителем республиканского дорожного фонда. Не Бог весть, какая должность – по меркам донельзя коррумпированного «степного ханства». Но все равно лучше, чем сидеть за решеткой или болтаться в петле.

Сейчас Кирсан Илюмжинов, заручившись поддержкой Нурсултана Назарбаева, активно лоббирует идею постройки канала «Евразия», соединяющего два моря: Каспийское и Черное. Однако специалистов настораживает одно немаловажное обстоятельство – то, что большая часть «тяжелых» наркотиков (в первую очередь – опиатов) нелегально завозится в Россию из Афганистана и бывших советских республик Средней Азии через территорию Казахстана.

К слову, не так давно в Москве приняли решение о поэтапном обустройстве российско-казахстанской границы. Скоро там будет все, как положено – контрольно-следовая полоса, пограничники с собаками и строгий досмотр транспорта. А значит, и провезти к нам наркотики сухопутным путем станет намного сложнее.

То ли дело – «международный» канал, по сути, отсекающий от России южные регионы. Ведь, если откроется «Евразия», «дурь» можно будет возить практически беспрепятственно. Досмотр – номинальный, на каждом морском судне – сотни и тысячи укромных уголков, где можно спрятать нехилую партию наркотиков. Выходит, Кирсан Илюмжинов лоббирует новый, относительно безопасный наркотраффик из Азии в Европу?

И напоследок. 26 августа текущего года первый заместитель председателя правительства Калмыкии Андрей Циркунов встретился в Москве с заместителем руководителя Федерального агентства воздушного транспорта («Росавиация») Юрием Андрияновым. Как пишут СМИ, «в ходе встречи обсуждалась подготовка к подписанию соглашения между правительством РК и «Росавиацией» о передаче 100% акций ОАО «Аэропорт Элиста», находящихся в федеральной собственности, в собственность Республики Калмыкия».

На первый взгляд, ничего не значащая информация – какая разница, в чьей собственности будет захудалый элистинский аэропорт? Но, например, еще один бывший начальник УФСБ по Калмыкии Владимир Тимофеев думает иначе. Вот его слова: «...наш аэропорт планировался международными наркодельцами для ввоза и вывоза наркотиков из России, как аэропорт по доставке оружия чеченским боевикам»…

…Неужели Кремлю так трудно понять, что заигрывать с режимом калмыцкого «хана» – все равно, что богатому дураку жениться на прожженной проститутке-«клофелинщице»?