Великий трансформатор

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Великий трансформатор Анатолий Чубайс выбрал преемников. Новые хозяева розетки. РАО «ЕЭС России» разорвут на части Дерипаска, Вексельберг, Потанин и др.

"Реформа отечественной электроэнергетической отрасли близится к завершению. Уже определились основные участники рынка, которые придут на смену РАО «ЕЭС России». Это «Газпром», СУЭК, «Норильский никель», «КЭС-Холдинг», UC RUSAL, ЛУКОЙЛ. Осуществят ли они идеи энергореформы, сформулированные главой энергомонополии Анатолием Чубайсом? В ночь на 1 июля 2008 года весь коллектив РАО «ЕЭС России» будет пить шампанское и запускать фейерверки. Это пообещал глава монополии Анатолий Чубайс. Менеджеры РАО «ЕЭС» отпразднуют ликвидацию своей компании, а Чубайс – десятилетний юбилей в должности руководителя отечественной электроэнергетической отрасли. Скорее всего, Чубайса наградят. Пока в орденской книжке главного энергетика только пустые страницы. Он удостоился лишь трех благодарностей президента в 1995, 1997 и 1998 годах, причем не за вклад в развитие энергетики, а за иные, достойные государственного мужа, поступки. Теперь ему дадут что-нибудь посерьезнее: например, медаль ордена (существует и такая довольно странная награда) «За заслуги перед Отечеством» II степени. Во времена Бориса Ельцина подобной наградой отмечали менеджеров госкомпаний или чиновников, досиживающих последние дни в своем кресле. «За заслуги» получил бывший глава «Газпрома» Рем Вяхирев накануне своей отставки из концерна. Затем орден перестал быть синонимом увольнения. Нынешний председатель правления газовой монополии Алексей Миллер получил его еще в 2002 году, менее года «отсидев» в «Газпроме». Чубайс вправе рассчитывать на президентский презент. В него стреляли, обливали майонезом, обвиняли в растратах, «веерных отключениях» малоимущих регионов, предательстве России… Но, похоже, что если Анатолий Чубайс и продал Родину, то не сильно на этом обогатился. В начале января 2006 года, когда была ограблена государственная квартира главы РАО «ЕЭС» на юго-западе Москвы по адресу: улица Академика Зелинского, дом 6, представители энергомонополии заявили, что преступники просчитались. «Квартира была вскрыта, вещи разбросаны, но взломщики, вероятно, были разочарованы, поскольку никаких ценных вещей в квартире нет», – говорили тогда официальные представители РАО «ЕЭС». В квартире Чубайса воры взяли несколько предметов личного гардероба. Для сравнения: в тот же день и в том же доме из квартиры министра финансов Алексея Кудрина грабители унесли 50 000 рублей, золотые украшения и коллекцию юбилейных монет. Впрочем, глава РАО «ЕЭС» по этому адресу не проживал и использовал квартиру лишь в крайних случаях. Хотя большинство россиян продолжают винить Чубайса во всех смертных грехах, сам глава РАО «ЕЭС» никогда не выказывал антипатии в отношении какой-либо персоны. Лишь однажды он позволил себе крайность: в беседе с журналистом Financial Times Чубайс признался в почти физической ненависти к Федору Достоевскому, произведения которого он перечитывал в те дни. Отечественные и зарубежные инвесторы, напротив, должны быть благодарны идеологу энергореформы за то, что он сумел представить «дочек» РАО «ЕЭС» потенциальным покупателям в столь привлекательном свете, что игроки рынка оторвали их с руками. Сумма, привлеченная от продажи энергоактивов, приближается к $30 млрд. Это почти вдвое больше, чем Чубайс обещал заработать на реформе накануне первого IPO российской генерирующей компании. Желание вкладывать средства в энергетику у инвесторов не отбило ни то, что с начала 1990-х годов и до последнего времени в нашей стране не было построено ни одного нового энергоблока, ни то, что многие рекордные сделки стали возможными только после закулисных переговоров главы монополии с ведущими отечественными бизнесменами. Последние пять месяцев Чубайс будет допродавать оставшиеся у РАО «ЕЭС» сбытовые и сетевые компании. «Потребность в инвестициях в электроэнергетику столь высока, что государство вряд ли смогло бы обеспечить эту отрасль в одиночку. Эффективность работы энергетических компаний будет значительно выше при частной структуре собственности», – считает первый зампред правления Оргрэсбанка Игорь Буланцев. Первые доказательства этот прогноз уже получил. Частные владельцы генерирующих предприятий, таких как ОГК-3, ОГК-4 и ТГК-8, уже посмотрели инвестиционные программы, разработанные, когда компании еще находились под контролем РАО «ЕЭС». Новые отечественные энергетики глядят в будущее. Многие из них уже готовятся к объединению друг с другом в консорциумы, которые вновь монополизируют поставки энергии в ряде федеральных округов страны. Хотя основная задача энергореформы заключалась в ликвидации доминирующего положения РАО «ЕЭС», вместо одной государственной монополии промышленные потребители электричества и тепла получат олигополию частных структур . Хотя Чубайс выступал против обмена генерирующими активами инвесторами в течение нескольких лет после завершения либерализации рынка, подобных сделок, по мнению экспертов, можно ожидать уже в ближайшем будущем. Помимо «Газпрома» и СУЭК, которые еще год назад договорились о создании совместного энергохолдинга, об объединении скупленных у РАО «ЕЭС» активов, по мнению аналитика «Атона» Андрея Бутенко, могут задуматься «КЭС-Холдинг» Виктора Вексельберга и «Норильский никель» Владимира Потанина и пока еще Михаила Прохорова. У Чубайса еще остается шанс призвать частных инвесторов к порядку. Курировать работу энергетического хозяйства после ликвидации монополии будет новое ведомство при Министерстве промышленности и энергетики – Федеральное агентство по энергетике. Руководитель этой структуры уже известен. Это бывший топ-менеджер РАО «ЕЭС» Дмитрий Аханов. Самого Чубайса прочат на пост главы Министерства энергетики, которое, скорее всего, также будет выделено из состава Минпромэнерго. Глава монополии заранее отказался от этой должности – он рассчитывает «завязать» с чиновничьей работой и «уйти на трудовую пенсию, заслуженную за долгие годы тяжелого труда». Тем не менее его могут принудительно оставить у руля отечественной энергетики сразу по двум причинам. С одной стороны, «без Чубайса риск огосударствления отрасли посредством влияния «Газпрома» увеличивается многократно», – опасается старший аналитик Альфа-банка Александр Корнилов. Глава РАО «ЕЭС» является, по сути, залогом того, что тенденции, наметившиеся в энергетике в последние годы, не примут прямо противоположного направления. Чубайс нужен и государству – он должен остаться в качестве буфера, способного вести прямой диалог с частными энергетиками, отклонившимися от курса реформы отрасли. Не исключено, что Чубайсу будут поручены новые проекты. В кулуарах правительства всерьез говорят о нем как новом руководителе другой монополии – «Российских железных дорог». Эта госкомпания также находится в процессе реформы, поэтому организаторские способности и накопленный опыт Чубайса не будут лишними для транспортного холдинга. Идеологом реформы РЖД является Владимир Якунин. Вызывает сомнения, что он легко расстанется с креслом президента компании. Впрочем, реформировать естественные монополии Чубайс может, и не являясь их руководителем. «Менеджер такого уровня сумеет руководить реализацией одного из национальных проектов», – замечает аналитик «Финама» Константин Рейли. Подобное назначение можно будет сравнить с запомнившейся с советских времен «битвой за урожай»: цели и способы их достижения не ясны, но средства из бюджета, которые необходимо осваивать, уже выписаны. Оптимальным для Чубайса сценарием, по мнению экспертов, можно считать отказ правительства от идеи создания специального регулятора в электроэнергетике. Сам глава монополии устраняется от дискуссии по этому поводу. «Решать, какой госорган должен регулировать отрасль – Минпромэнерго, Минэнерго или какая-то иная структура – является компетенцией президента и правительства», – полагает Чубайс. «Возможно, необходимости в таком органе нет», – заявлял ранее глава Минпромэнерго Виктор Христенко. Функции регулирования в отрасли уже распределены между рядом ведомств: ценовой прейскурант устанавливает Федеральная служба по тарифам, а сделки по слиянию и поглощению контролирует Федеральная антимонопольная служба. Глава РАО «ЕЭС» в таком случае получил бы целый мешок предложений от коммерческих структур с просьбами стать топ-менеджером или войти в состав совета директоров, причем не только от российских, но и зарубежных корпораций. При любом раскладе вместе с Чубайсом уйдет в прошлое эпоха разгосударствления экономики и первоначального накопления капитала, последним осколком которой, по крайней мере в государственных структурах, пока остается председатель правления энергомонополии. Реальные управленческие рычаги он уже потерял, а роль свадебного генерала (это позволяет пост президента Электроэнергетического совета СНГ, который Чубайс занимает с 2000 года) во время разборок чиновников с частными владельцами электростанций вряд ли его удовлетворит. В учебниках новейшей российской истории фамилия главы РАО «ЕЭС» будет упоминаться не реже, чем фамилии президентов, и гораздо чаще, чем имена премьер-министров. Одни, например бывший член совета директоров РАО «ЕЭС» Борис Федоров, продолжат считать его «самым плохим менеджером в России, который за счет государства и акционеров пытается стать крупным олигархом». Другие, в том числе и секретарь Федерального политсовета по законодательной деятельности Союза правых сил Борис Надеждин, будут уверены, что Чубайсу «по плечу любые должности». Прижизненный памятник лучшему министру финансов по итогам 1997 года не поставят: оставленный им след в истории страны не требует каких-либо символических проекций. Шаг вперед, два назад Деятельность «Газпрома», направленная на построение собственной электроэнергетической составляющей, преследует сразу три цели. Во-первых, газовой монополии необходимо диверсифицировать бизнес. Для этого покупалась «Сибнефть», ради этого скупался контрольный пакет «Мосэнерго». Во-вторых, соответствующее распоряжение «Газпрому» дал Владимир Путин. Государство, допуская частных бизнесменов в сферу генерации, старается по возможности оставить за собой хотя бы часть этого рынка. Достичь этой цели за счет «Газпрома» – наиболее приемлемый вариант. И в-третьих, с помощью газового концерна можно перекроить топливный баланс генерирующих предприятий. Если сейчас больше половины электроэнергии производится с использованием природного газа, то спустя десятилетие упор будет сделан на уголь, запасы которого в нашей стране позволяют рассчитать энергетическую стратегию чуть ли не до конца века. Самостоятельно выполнить все наказы президента, особенно касающиеся перераспределения топливного баланса, «Газпром» не в состоянии. Тем не менее монополия рассчитала, как сократить зависимость энергетики от поставок газа. Еще в прошлом году руководство концерна договорилось о создании энергетического СП с владельцами Сибирской угольной энергетической компании Андреем Мельниченко и Сергеем Поповым . В состав совместного предприятия партнеры обещают внести уже приобретенные генерирующие активы, обеспечивать топливом которые будет не только «Газпром», но и СУЭК, располагающая значительным угольным производством. Объединенный холдинг станет самым крупным электроэнергетическим объединением на российском рынке. Учитывая, что «Газпрому» принадлежит 10,5% акций РАО «ЕЭС». После ликвидации РАО «ЕЭС» летом 2008 года монополия получит за этот пакет целый ряд активов: по 40% ОГК-2 и ОГК-6, 10,5% ТГК-11, 5% ТГК-12 и 6% ТГК-13. Их суммарная стоимость оценивается в $4 млрд. Крупнейшие активы СУЭК в энергетике – 48% ТГК-12 и 45% ТГК-13. У создания СП «Газпрома» и СУЭК было много противников. Чубайс назвал эту сделку «большой ошибкой государства». Глава Федеральной антимонопольной службы Игорь Артемьев пригрозил рынку тем, что «Газпром» получит «полный контроль в топливном цикле в газовой и угольной отрасли». Впрочем, административный ресурс газового концерна позволил «переубедить» недовольных. Действительно, рост угольной составляющей в топливном балансе генерирующих предприятий позволял сократить поставки газа на электростанции. Высвобожденные объемы «голубого топлива» могли быть использованы на другие нужды, в том числе и для поставок за рубеж, где газ стоит гораздо дороже, чем в России. Дополнительные экспортные доходы перевесили критику, инициативе «Газпрома» и СУЭК был дан зеленый свет на всех административных уровнях. Впрочем, реальные очертания сделки до сих пор неизвестны. Причины заключаются в разногласиях партнеров относительно стоимости вносимого имущества. «Газпром» считает, что его доля практически адекватна активам СУЭК. Тогда как угольная компания уверена, что монополии необходимо доплатить существенную сумму за половину СП. Компании неоднократно переносили сроки окончательного образования совместного бизнеса. Сначала это был май прошлого года, затем октябрь–ноябрь. Сейчас сделка зависла в воздухе. Отсрочка сыграла на руку противникам СП. За последний год они, помимо голословных упреков в адрес партнеров, смогли найти новые аргументы против этого объединения. В частности, переориентация на уголь возможна только благодаря существенным инвестициям в генерирующие установки, поэтому дополнительные средства, которые поступят от увеличения экспорта, опять же придется вкладывать в ГРЭС, что снижает рентабельность их производства. По мнению экспертов, предметные переговоры о параметрах сделки будут возобновлены после президентских выборов. По наиболее вероятному сценарию, СУЭК заставят согласиться с условиями «Газпрома», и юридическое образование предприятия будет завершено до середины года. С удвоенной энергией Одним из крупнейших бенефициаров российской электроэнергетики является ГМК «Норильский никель». Об интересе основных акционеров меткомбината Владимира Потанина и Михаила Прохорова к этой отрасли стало известно в августе 2005 года, когда компания пообещала в кратчайшие сроки увеличить присутствие в энергоактивах как по стратегическим, так и по экономическим соображениям. По мнению Прохорова, «в «Норникеле» уже не будет кратного роста стоимости», следовательно, необходимо открывать новые горизонты бизнеса. В прошлом году «Норникелю» удалось собрать более 70% акций ОГК-3. 1 кВт установленной мощности обошелся ГМК в $600. Многим отечественным и зарубежным инвесторам такая оценка показалась завышенной. Однако «Газпром», до последнего боровшийся с «Норникелем» за ОГК-3, рассчитывал заплатить практически столько же, сколько предложила компаниия Прохорова и Потанина. Для сравнения: компания Виктора Вексельберга «Комплексные энергосистемы» (КЭС) на аукционе по размещению допэмиссии ТГК-5 предложила около $500 за кВт. Ранее представители КЭС заявляли, что не согласятся платить больше $450, считая, что энергетические активы сильно переоценены. В результате энергетический бизнес сравнялся для «Норникеля» по значимости с металлургическим. Стоимость ОГК-3 составляет больше половины стоимости энергоактивов ГМК – более $7 млрд. Всех акционеров «Норникеля» интересовал вопрос, будет ли этот сегмент выделен в отдельную компанию до конца 2007 года. Выделение могло означать рост курсовой стоимости акций «Норникеля» и его энергетической «дочки». После продажи Прохоровым своего пакета основному владельцу UС RUSAL Олегу Дерипаске миноритарным акционерам ГМК приходится лишь надеяться на появление новой структуры на базе энергоактивов «Норникеля». Список активов, которые могут быть включены в этот холдинг, известен уже сейчас. Помимо доли в ОГК-3, это 27,8% акций ТГК-14, 25,5% «Красноярскэнергосбыта», 24,8% «Кольских магистральных сетей», 25,5% «Красноярскэнерго», 7,4% ТГК-1, 24,9% «Колэнерго», 24,8% Кольской энергосбытовой компании, 25% «Красноярских магистральных сетей», 25,5% Тываэнерго-холдинга, а также 3,5% РАО «ЕЭС» (эту долю после ликвидации монополии можно обменять на акции различных региональных структур). Несмотря на намерение «Норникеля» приобрести доли, как минимум, в одной-двух ТГК, покупка ОГК-3 на сегодняшний день стала для него последней. Не исключено, что на фоне острых разногласий с бывшим партнером Прохорову было не до масштабных приобретений в энергетике. Недавно стало известно, что ОГК-3 заинтересовалась допэмиссией и госпакетом ТГК-4, заявки на покупку которых будут приниматься с 5 февраля. В случае победы на аукционах по продаже этих активов ОГК-3, а соответственно и владельцам компании, достанется около 45% акций территориальной структуры. Сумма, которую придется потратить на приобретаемый актив, обещает превысить 18 млрд рублей. Помешать ОГК-3 могут не только многочисленные претенденты на ТГК-4 – корейская КЕРСО, чешская CEZ, Prosperity Capital Management, НЛМК и казахская Eurasia, но и Федеральная антимонопольная служба, которую, скорее всего, заинтересует тот факт, что у ОГК-3 уже существует одна ГРЭС в зоне бизнеса ТГК-4. Александр Бранис, управляющий директор Prosperity, которая сейчас владеет 19% акций ТГК-4 через офшор Archivo Ltd, пока не дает прогнозов по стратегии своего фонда в отношении этого предприятия. По мнению аналитиков, Prosperity постарается не потерять долю в ТГК-4, а возможно, и нарастить ее до блокирующего пакета. Аналитик Альфа-банка Александр Корнилов считает, что фонд вступит в альянс с другими претендентами – CEZ или КЕРСО. Неопределенность в энергетической политике «Норникеля» распространяется и на другие активы. В январе менеджмент ТГК-14 (самая маленькая компания в секторе тепловой генерации с установленной мощностью 650 МВт), где ГМК принадлежит 27,7% акций, а государству – почти 50%, получил распоряжение РАО «ЕЭС» провести переговоры с «Норникелем» о совместной продаже этих акций стороннему инвестору. «Я думаю, что ГМК согласится с предложением государства», – говорит аналитик «Атона» Андрей Бутенко. Прописка в «коммуналке» В отличие от «Газпрома» и других новых игроков электроэнергетического рынка России, холдинг «Комплексные энергетические системы» (КЭС) Виктора Вексельберга не всегда претендует на контроль над генерирующими компаниями. Однако это не умаляет масштаба деятельности холдинга. КЭС владеет 3% РАО «ЕЭС», 10% «Пензаэнерго», 46,1% ТГК-5, 22% ТГК-6, 23% Волжской генерирующей компании, 34% ТГК-9, 26% «Комиэнерго», 30% «Нижновэнерго», 2% ОГК-4, 10% «Иркутскэнерго», 2% ОГК-2. Ключевым активом группы является ТГК-9. Вексельберг раньше других стратегических инвесторов понял, что вкладывать деньги в российскую энергетику – стоящее дело. Пару лет назад КЭС был одним из крупнейших акционеров в энергетике. Однако теперь масштаб его деятельности померк в сравнении с «Газпромом», СУЭК и «Норникелем». По-видимому, Вексельберга вполне устраивает почетное третье место по объему участия в энергетической отрасли России. КЭС-холдинг считается наиболее вероятным претендентом на покупку оставшихся акций ТГК-9. Кроме того, КЭС претендует на контроль в ТГК-6 и ТГК-7. Недавно компания Primagate Trading Ltd, представляющая интересы холдинга, подала заявку на консолидацию 100% акций ТГК-6 и ТГК-7. Основными конкурентами Вексельберга на аукционах по продаже акций этих компаний, скорее всего, выступят «Газпром» и фонд Prosperity Александра Браниса. Неудача на аукционах не разочарует КЭС. Помимо прочего, Вексельбергу принадлежат «Российские коммунальные системы» (РКС) – крупнейшая федеральная компания, обслуживающая коммунальный сектор. Долей в ТГК-5, ТГК-6 и ТГК-9 будет вполне достаточно, чтобы обслуживать коммунальное хозяйство регионов, где находятся эти предприятия. В настоящее время КЭС ведет работу по созданию инвестиционного фонда, который объединит контролируемые холдингом пакеты акций региональных сетевых компаний. Задача фонда будет заключаться в удвоении стоимости этих активов за три года. Хотя, по словам президента КЭС-холдинга Михаила Слободина, «коммуналка» является непрофильным бизнесом его компании, эксперты уверены, что энергетическая составляющая корпорации Вексельберга в ближайшие годы будет неотделима от проектов в области ЖКХ. Проект РКС создавался в 2003 году с помпой. Акционерами компании были РАО «ЕЭС», Газпромбанк, «Интеррос» и другие именитые инвесторы. В 26 регионах были созданы «дочки» РКС, которые договаривались с местными властями об управлении объектами ЖКХ. Но в течение двух лет компания являлась убыточной, и учредители разбежались. Доли партнеров выкупала компания Вексельберга, 25% осталось у энергомонополии. Из этого следует вполне логичный вывод: забота о региональной «коммуналке» была поручена Вексельбергу высокопоставленными представителями кремлевской администрации. Внедряясь в сферу ЖКХ, он не столько решал задачи развития бизнеса, сколько демонстрировал лояльность власти. Примерно по тем же соображениям бизнесмен купил пасхальные яйца Фаберже, а затем передал их государственным организациям. По мнению экспертов, остается неясным, дадут ли Вексельбергу провести IPO коммунальной компании или же он продолжит в одиночку поднимать этот далеко не самый рентабельный вид бизнеса. ЖКХ в России – «это непаханое поле», считает аналитик «УралСиба» Матвей Тайц. Стоимость РКС он оценивает в $400 млн. Продажа блокирующего пакета акций компании принесла бы Вексельбергу не менее четверти от этой суммы, что для коммунального хозяйства более чем значительная инвестиция. Вместе с этим чиновники пока не уверены, что бизнесмен потратит привлеченные средства на развитие объектов ЖКХ. Впрочем, рычагов давления на Вексельберга довольно много. Например, его доли в UC RUSAL и ТНК-ВР. По мнению экспертов, бизнесмен был бы рад продать эти активы заинтересованным сторонам (на акции нефтяной компании претендует «Газпром») и зафиксировать прибыль, полученную в «нефтянке» и металлургии. Обстоятельством, которое повлияло бы на благословение этих сделок чиновниками, могло бы стать «правильное поведение» Вексельберга в отношении энергетики и «коммуналки». ЛУКОЙЛ на току Интерес крупных российских сырьевых компаний к энергетике превратился в устойчивый тренд. ЛУКОЙЛ создает отдельное объединение под свои энергетические активы. Компании, входящие в группу ИФД «КапиталЪ» (основные акционеры фонда Вагит Алекперов и Леонид Федун контролируют крупные доли в нефтяном холдинге ), в 2007 году купили 76,44% акций ТГК-8. В дальнейшем «КапиталЪ» может продать эту долю ЛУКОЙЛу. Нефтяной компании интересна ТГК-8 – она расположена рядом с Волгоградским НПЗ, входящим в состав холдинга. Также нефтяная компания, наряду с «Норникелем», «Газпромом», E.ON и Gaz de France, претендует на ТГК-10. До конца марта любой из этих инвесторов получит шанс стать владельцем более 80% акций территориальной компании. Правда, актив покупателю обойдется недешево – за контроль над ТГК-10 придется заплатить более 100 млрд рублей. ТГК-10 снабжает электроэнергией богатый природными ресурсами регион – Тюменскую область и Ямало-Ненецкий АО. Обеспечить собственной энергией добывающие предприятия хотели бы практически все нефтяники и газовики, но ЛУКОЙЛ, по неофициальной информации, рассчитывает поставлять электроэнергию только на собственные предприятия. Не исключено, что даже в случае покупки ТГК-10 ЛУКОЙЛу придется конфликтовать с остальными участниками рынка, которые могут задействовать в этой борьбе административный ресурс. Эксперты прогнозируют, что компанию Алекперова заставят делиться мощностями с остальными претендентами. Риск лишиться части купленной генерации ЛУКОЙЛ может застраховать за счет объединения с зарубежным стратегическим инвестором, например, с Gaz de France. «Даже на уровне президента может быть вынесено решение, позволяющее французам войти в состав ТГК-10. Россия давно предлагает Gaz de France и Electricity de France войти в состав одной из ОГК или ТГК, а ЛУКОЙЛ любит совместные проекты с иностранцами», – полагает аналитик «Атона» Андрей Бутенко. Другой иностранный претендент на ТГК-10 – германский концерн E.ON, наряду с «Газпромом» и Enel, является крупным игроком на электроэнергетическом рынке Урала, владея 72,7% акций ОГК-4. По словам директора Нalsyon Advisors Дэвида Херна, эта ОГК является лучшим активом в российской тепловой энергетике, обладая самыми новыми мощностями, хорошей загрузкой мощностей и низкой себестоимостью производства. Пакет ОГК-4 обошелся E.ON более чем в 140 млрд рублей. Задолго до покупки немцы рапортовали о том, что их не устраивают условия участия, предполагающие огромные штрафы за отказ от строительства экономически неэффективных энергоблоков. Специально ради них условия были изменены. Участие E.ON в новом аукционе может свидетельствовать о том, что компания не разочаровалась в сделанных инвестициях. В марте российским компаниям предстоит побороться с иностранцами в аукционе по продаже допэмиссии ТГК-2 (28,3% акций). Одновременно с размещением допэмиссии РАО «ЕЭС» намерено реализовать и госдолю в размере 26%. Купивший оба пакета инвестор получит контроль над компанией. Крупнейшим миноритарием ТГК-2 является фонд Prosperity Capital Management – ему принадлежит 27% акций энергокомпании. Управляющий директор Prosperity Александр Бранис говорит, что фонд намерен участвовать в аукционе по ТГК-2. Однако, помимо него, актив может быть интересен многим покупателям, таким как «Газпром», «Норникель», немецкий RWE, японская Mitsui, франко-бельгийский Suez, итальянская Enel, корейская KEPCO и финский Fortum. Prosperity интересен еще один энергоактив – ТГК-4, чьими 19% акций фонд владеет через аффилированную компанию Archivo Ltd. «Наши планы включают в себя расширение наших инвестиций в электроэнергетику, так как мы считаем, что активы в отрасли по-прежнему недооценены», – говорит Бранис. Он не исключает, что компания будет участвовать и в аукционе по ТГК-6, в которой владеет около 20% акций, как и КЭС-холдинг Виктора Вексельберга. Борьба за контроль между двумя крупными миноритариями может развернуться нешуточная. Дан приказ ему на Запад Зачем впускать на свой энергетический рынок зарубежных инвесторов? Хотя бы затем, чтобы несколько ослабить аппетиты крупнейших российских игроков энергетического рынка, прежде всего – «Газпрома». «Окологосударственные собственники российской энергетики в достаточной мере эффективны, хотя и не настолько, как ряд зарубежных «стратегов», – говорит аналитик «Финама» Константин Рейли. – Основными недостатками окологосударственных собственников являются потенциальное ущемление прав миноритарных акционеров, излишняя бюрократия, неэффективные управленческие технологии, принятие решений исходя из государственных задач, а не с точки зрения повышения эффективности бизнеса. Плюсом станет административный ресурс, который могут применить структуры с госдолей в капитале». Продавая энергоактивы иностранцам, Россия глубже интегрируется в глобальное экономическое пространство Евросоюза. «Газпром» в рамках этой стратегии планирует покупать и строить электростанции в Европе. «Интер РАО ЕЭС» уже владеет некоторыми активами за рубежом, отдельные генерирующие мощности в Европе также могут быть приобретены российскими компаниями», – напоминает аналитик «УралСиба» Матвей Тайц. – Однако основной прирост активов в электроэнергетике будет наблюдаться внутри России». В подтверждение этой версии в июне прошлого года итальянская Enel за 39,2 млрд рублей купила блокпакет акций ОГК-5 , при том, что начальная цена составляла всего 24,7 млрд рублей. Сейчас доля итальянцев в генерирующей компании превышает 37%. В ближайшее время она вырастет: в декабре Enel выставила миноритариям ОГК-5 оферту на выкуп акций. Ее срок истекает 4 февраля. Аналитики уверены, что миноритарные акционеры начнут в спешном порядке избавляться от «лишних» бумаг, перекладывая инвестиции в те проекты, где борьба за контроль еще предстоит. Условно всех зарубежных игроков в российской энергетике эксперты называют «тихими инвесторами». Иностранцы не концентрируют в своих руках пакеты акций нескольких энергокомпаний и стараются не переплачивать за активы. Пожалуй, самым «ленивым» зарубежным претендентом на российскую генерацию можно назвать финский Fortum. Концерн владеет 25,69% акций ТГК-1. Скандинавы отказались от борьбы за контрольный пакет этого предприятия, отдав это право «Газпрому», получившему 55% акций ТГК-1. В начале марта РАО «ЕЭС» выберет стратегического инвестора ОГК-1, который станет собственником более 41% компании. Аналитики считают, что этот актив купит германский концерн RWE или французская Electricity de France. Зарубежным компаниям российская генерация нужна не только для того, чтобы обосноваться в нашей стране. В отличие от остальных видов ресурсов электроэнергия практически не поставляется за пределы России. Ее дефицит давно закрыл двери генерирующих компаний на западные и азиатские рынки. Приобретя производственные мощности, иностранные инвесторы со временем могут поставить вопрос о возобновлении экспорта. Вряд ли такое предложение последует в ближайшие 5 – 7 лет – России необходимо закрыть собственные пробелы в обеспечении спроса. Однако вполне вероятно, что зарубежные компании, которые смогут обзавестись российскими ГРЭС, уже сейчас будут вести предварительные переговоры о поставках электроэнергии в граничащие с Россией государства. Здесь существует огромный потенциал для выбора клиента. «После 2010 года будут запущены проекты по экспорту электроэнергии в Китай с озвученными объемами до 60 млрд кВт/ч», – напоминает аналитик Deutsche Bank Дмитрий Булгаков. «Китай отличается большой фрагментарностью энергосистемы. Российская электроэнергия была бы весьма востребована в северных регионах Китая, которые лежат близко к границе с Дальним Востоком», – рассуждает аналитик Альфа-банка Александр Корнилов. Еще одним потенциальным покупателем обещает стать Индия. Правда, экспорт электроэнергии будет тесно сопряжен со строительством высоковольтных линий, поэтому взамен на право экспорта российские чиновники могут потребовать от иностранных партнеров существенных инвестиций и в этот сегмент энергетики. Кругом вода Установленная мощность энергосистемы России составляет порядка 250 ГВт, из которых 45 ГВт сосредоточено в гидроэнергетике. Более половины от этого объема войдет в состав «ГидроОГК». Около 78% ее акций сейчас принадлежит РАО «ЕЭС». «Остались еще 2 ГЭС, которые будут присоединены летом этого года», – рассказывает глава департамента целевых коммуникаций «ГидроОГК» Евгений Друзяка. В частные руки контрольный пакет холдинга чиновники передавать не планируют. Гидроэнергетика выгодно отличается от тепловой отсутствием топливных затрат, что делает ее особенно привлекательной для инвесторов. Кроме того, рынок «водной» электроэнергии более прогнозируем благодаря долгосрочным контрактам с крупными промышленными потребителями. За счет высокой маневренности гидростанции покрывают пики в энергосистеме, обеспечивая стабильность ее работы. В этом году гидроэнергетический холдинг подпишет долгосрочные соглашения на поставку электроэнергии с UС RUSAL. Олег Дерипаска считается одним из фаворитов в борьбе за «ГидроОГК». Бизнесмен уже несколько лет пытается заручиться поддержкой чиновников, чтобы создать целый промышленный кластер в Красноярском крае, где работает три завода UС RUSAL – Саяногорский, Хакасский и Новокузнецкий, получающие электроэнергию с Саяно-Шушенской ГЭС. В планах Дерипаски – расширение бизнеса. Он намерен построить Богучанский алюминиевый завод мощностью почти 600 000 тонн алюминия в год. При удачном для совладельца UС RUSAL раскладе предприятие будет получать электроэнергию с Богучанской ГЭС установленной мощностью 3000 МВт, которую возведут вблизи будущего завода. Впрочем, для этого Дерипаске придется подключиться к финансированию строительства электростанции, инвестиции оцениваются почти в $7 млрд. Будет ли завершен этот проект и в какие сроки – пока не рискует прогнозировать ни один эксперт. Стоимость кВт установленной мощности Богучанской ГЭС составляет $2300, что в несколько раз больше, чем у любой теплогенерирующей компании. Это лишь чистая стоимость строительства станции в последние годы, которое началось еще в советское время. Реальная цена киловатта ГЭС может достигать $4000. Окупить затраченные инвестиции станет возможно лишь через 10 – 15 лет. Следовательно, нет никаких гарантий, что частные бизнесмены, за исключением Дерипаски, согласятся вкладывать свои средства в расчете на получение прибыли по истечении столь значительного срока. Будущее гидроэнергетики зависит от подобного рода совместных проектов с потребителями. На базе Алтайской и Крапивинской ГЭС предполагается создать промышленный кластер в Западной Сибири, который будет способствовать разработке полиметаллических месторождений и строительству металлургических заводов. «ГидроОГК» также ведет переговоры с потребителями по Восточно-Сибирскому кластеру, правда, до окончательной договоренности еще далеко. Одна из главных проблем гидроэнергетики – высокий износ мощностей. У «ГидроОГК» есть станции, которым более 50 лет. Например, на Угличской ГЭС, которая была запущена в 1941 году, оборудование не менялось более 65 лет. Причем модернизации мешает не только отсутствие инвестиций, но и недостаток производственных мощностей, способных изготовить необходимое энергетикам оборудование. «Чубайсу удалось убедить власть, что энергетику нужно спасать. Сейчас машиностроительные заводы перегружены заказами. Западные поставщики тоже не способны в полной мере обеспечить все потребности отрасли. Между тем производство силовых агрегатов для гидростанций может отнимать у заводов до 2,5 лет», – рассказывает Друзяка. У «ГидроОГК» уже есть проблемы с поставщиками, не соблюдающими сроки строительства силового оборудования. Проблемой также является удорожание силовых установок и других основных компонентов. Например, кубометр железобетона с 2004 года подорожал на 70%. При этом стоимость плотины занимает 50 – 85% в строительстве ГЭС. Кадровый голод и существенное повышение зарплат квалифицированных специалистов в последние годы также ставят под сомнение успех проекта «ГидроОГК». Когда 2,5 года назад компания приступила к возрождению Богучанской ГЭС, средняя зарплата в Красноярском крае составляла 5000 рублей. Сегодня она достигает 18 000. При этом кадры, потерянные за 15 лет стагнации в отрасли, еще только предстоит возместить."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации