Верность традициям

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Русский Forbes", 2004, Фото: "НГ"

Верность традициям

Алексей Миллер вернул в "Газпром" имущество, потерянное Ремом Вяхиревым. Но спустя три года деньги снова уходят из компании неизвестно куда

Мария Игнатова, Александр Малютин

Converted 16892.jpgМонте-Карло, Авеню де Лигюре, офис инвестиционной компании Sovereign Asset Management. До недавнего времени она была третьим по размеру акционером «Газпрома», владея порядка 5% акций. Больше было только у государства и немецкого концерна Ruhrgas. Однако сегодня курс газпромовских акций на авеню де Лигюре мало кому интересен.

Многое изменилось за последний год. В прошлом июне владельцы Sovereign—выходцы из Новой Зеландии братья Кристофер и Ричард Чандлеры, добились аудиенции у председателя правления «Газпрома» Алексея Миллера, после чего официально заявили, что высоко оценивают усилия Миллера по повышению эффективности «Газпрома». Миллер в ответ пообещал сделать «Газпром» еще эффективнее. Обычное, ни к чему не обязывающее коммюнике с признаниями сторон во взаимном почтении. Между тем, по свидетельству источников Forbes на фондовом рынке, вскоре после встречи с Миллером Чандлеры начали сбрасывать акции.

Зачем понадобилось лукавое заявление? В самой Sovereign хранят молчание. По мнению представителя другой крупной инвестиционной компании— исключительно для того, «чтобы поддержать рынок и дать ему позитивный сигнал». Рынок к сигналу прислушался. Ничего похожего на панику не возникло. Акции «Газпрома» продолжали расти, подорожав к началу июня 2004 года по сравнению с июнем 2003 года почти вдвое.

Руководителя западной корпорации за такие показатели акционеры наградили бы бонусом в миллионы долларов.  Миллера же, напротив, ждет критика. [...]

Миллер наводит порядок

В прошлом Чандлеры оказывали немалое влияние на ход реформ в «Газпроме»: они не раз обращались с предложениями к высокопоставленным российским чиновникам, убеждали менеджмент соблюдать интересы акционеров. Вложившись в «Газпром» в середине 90-х годов, в 2001 году они поддержали государство, намеревавшееся сменить команду Рема Вяхирева. Именно благодаря их поддержке в 2000 году в совет директоров компании прошел глава «Объединенной финансовой группы» Борис Федоров- резкий критик прежних газпромовских приемов работы.

Задача перед новым руководством «Газпрома», как известно, стояла тяжелейшая: из компании выводились активы, были заключены невыгодные контракты с посредниками, финансы не отличались прозрачностью. Закрытая от внешнего мира система отношений в «Газпроме» формировалась в течение десятилетия, и министерскому чиновнику Миллеру было от чего растеряться. За первые сто дней своего правления он не сумел сделать ни одного решительного шага. И только добившись увольнения ближайших соратников Вяхирева Вячеслава Шеремета и Александра Пушкина, спустя полгода взялся, наконец, за дело.

Сравнительно быстро Миллер вернул в лоно «Газпрома» нефтегазохимический холдинг «Сибур» и переданный «Стройтрансгазу» пакет акций «Газпрома» размером почти в 5%. Близкая к бывшим топ-менеджерам «Газпрома» компания «Итера» лишилась статуса посредника при поставках туркменского газа на Украину по принадлежащим «Газпрому» трубопроводам. Инициатива исходила от украинцев, но Миллер не возражал. Шаги по возврату активов вызывали одобрение акционеров, в том числе и Чандлеров. К тому же «Газпром» твердо обещал избавиться от разделения рынка акций на внутренний и внешний. Эта система, существовавшая с середины 90-х, позволяла иностранцам покупать лишь более дорогие производные бумаги, котирующиеся на Лондонской бирже. С объединением рынка на него хлынули бы деньги иностранных инвесторов. Состав акционеров значительно расширился бы, и соответственно усилилось бы давление на компанию.

Итак, со времени назначения Миллера прошло три года. Чандлеры сбрасывают акции. Очевидно, они считают, что ресурс их влияния на реформу компании исчерпан, либо же они нашли лучшее применение своим капиталам. В отсутствие Чандлеров активизируются другие миноритарные акционеры «Газпрома».

Новые загадки

Одно из самых загадочных явлений эпохи Алексея Миллера—компания Eural Trans Gas (ETG), «надевшая тапки «Итеры», по выражению главы исследовательского отдела инвестиционного фонда Hermitage Capital Management Вадима Клейнера.

ETG была зарегистрирована в Венгрии на четыре физических лица вскоре после того, как «Итера» лишилась статуса посредника между Украиной и Туркменией. Предполагалось, что в дальнейшем владеть ею на паритетных началах будут «Газпром» и «Нафтогаз Украины». Затем разговоры об их участии в капитале ETG прекратились, а схема владения ETG стала весьма запутанной. Владельцы ее акций — три европейские компании, а их акционеры в свою очередь—это в основном офшоры и номинальные держатели.

В «Газпроме» говорят, что к ETG никакого отношения не имеют—мол, это посредник между Туркменией и Украиной, к ним и вопросы. В «Нафтогазе Украины» от комментариев воздерживаются. Почему «Газпром» отказался от первоначального плана стать учредителем ETG? В «Газпроме» полуофициально объясняют это тем, что украинцы в какой-то момент предложили российской стороне лишь 20% акций. Но даже такая доля в прибыли ETG не помешала бы «Газпрому». По данным самой ETG, ее прибыль в прошлом году составила $ 180 млн. А фонд Hermitage, ссылаясь на украинскую таможенную статистику, уверяет, что ETG вела поставки не только на Украину, но и в Германию, Польшу и Словакию, где газ вдвое дороже. Тогда, если верить выкладкам Hermitage, прибыль ETG могла бы достичь $767 млн.

Самое любопытное, что якобы лишенный доли в прибыли ETG «Газпром» через дочерний Газпромбанк выписал ETG кредит на $70 млн и вдобавок выступил гарантом по кредиту на $227 млн, который ETG получила от Внешэкономбанка.

Серьезные претензии к менеджменту «Газпрома» могут быть предъявлены по части операционных расходов, которые за прошлый год существенно увеличились. Причем, по словам аналитика «Тройки Диалог» Кахи Кикнавелидзе, «конкретных мероприятий, которые приводили бы к снижению операционных затрат «Газпрома», пока не видно».

Данные по операционным расходам «Газпрома» за 9 месяцев прошлого года можно обнаружить в проспекте эмиссии долговых обязательств на $5 млрд, подготовленном инвестиционными банками Credit Suisse First Boston и Deutsche Bank Securities.

Расходы на электроэнергию, например, выросли на 60%. При этом тарифы на энергию увеличились только на 17%, а газа «Газпром» добыл на 3% больше. Откуда такой процент прироста расходов—а это более $125 млн,—неизвестно. В «Газпроме» говорят о жестких правилах РАО ЕЭС, которое беспощадно штрафует как за недобор, так и за перебор согласованных объемов поставок. Выход был найден такой — с октября 2003 года ряд структур «Газпрома» начал покупать электричество не непосредственно у РАО ЕЭС, а на оптовом рынке через компанию «Русэнергосбыт», которую контролирует известный предприниматель Григорий Березкин. Он не штрафует, но зато берет посреднические. А это тоже лишние траты.

Списанные активы и благотворительность

Еще одна статья потерь—так называемое списание стоимости строящихся объектов еще до того, как они введены в строй. Это присущее вяхиревской эпохе уникальное хозяйственное явление, которое почти не встречается в других нефтегазовых компаниях. Суть его состоит в том, что если готовый объект согласно плану должен стоить, скажем, 300 млн руб., а аудитор обнаруживает, что реальная стоимость тянет только на 200 млн руб., то 100 млн руб. списывается в убытки. Год назад казалось, что эта практика искоренена—финансисты Миллера даже сумели вернуть часть стоимости ранее списанных объектов на баланс компании. Но теперь, похоже, его команда вернулась к методам хозяйствования команды Рема Вяхирева—за отчетный период в «Газпроме» по указанной статье ушло 3,9 млрд руб., то есть более $130 млн.

Но наиболее сильно — на 92% — выросли показатели, записанные в статью «прочие затраты». Если приводимые банкирами данные за 9 месяцев 2003-го пересчитать на год, прирост их зашкалит за $1 млрд. Куда подевались эти деньги, понять сложно. Банкиры в отчете политкорректно пишут: ушли на научные исследования, страхование, транспорт, техобслуживание оборудования и благотворительность. Сумма расходов на благотворительные цели в «Газпроме» — конфиденциальная информация, но, поскольку ни одна из других статей расходов не могла за год вырасти почти вдвое, можно заключить, что дополнительные непрозрачные расходы следует считать именно благотворительностью.

Вадим Клейнер упрекает руководство «Газпрома» и в чрезмерном, по его мнению, расходовании средств на проект «Голубой поток». Этот грандиозный трубопровод проходит по территории России (373 км), дну Черного моря и территории Турции (444 км). Российский участок короче турецкого, но обошелся дороже—$1,1 млрд против $0,6 млрд. «Вот пример того, как «Газпром» распоряжается строительным бюджетом»,— говорится в отчете Клейнера, подготовленном к собранию акционеров. «Господин Клейнер молодец,—парирует пресс-секретарь Миллера Сергей Куприянов,—но он забыл, что мы построили три компрессорные станции, чтобы прокачать газ под морем, а турецкая сторона—одну. Каждая станция стоит $200-300 млн». То есть потери на «Голубом потоке», если и были, не так велики, как утверждает представитель миноритариев.

Предвыборные страсти

Острые вопросы менеджменту «Газпрома» звучат в момент подготовки к годовому собранию акционеров, которое состоится 25 июня, и выборов в совет директоров компании. За места в совете развернется борьба между представителями миноритарных акционеров—прежде всего между Федоровым из ОФГ и Клейнером из Hermitage.

В прошлом Федоров сумел одолеть конкурентов при поддержке братьев Чанддеров с их 5% и еще около 3% голосов акционеров газового концерна. На этот раз попасть в совет директоров Федорову может оказаться сложнее—многое зависит от того, сколько именно акций и кому успели продать братья Чандлеры. (Сам Федоров обсуждать перспективы своего вхождения в новый совет директоров «Газпрома» отказался.)

Но можно не сомневаться, что Миллеру на собрании акционеров припомнят все—и мнимые провинности, и действительные.