Вернуть "Отчину и Дедину". Хакамада

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Как уже сообщал "ВПК" в прошлом номере, Сухумская декларация, принятая президентами Приднестровья, Абхазии и Южной Осетии Игорем Смирновым, Сергеем Багапшем и Эдуардом Кокойты, еще раз подтвердила главный ориентир общего движения этих непризнанных республик - Россия. Что же делать в этом случае Москве? Какими должны быть ее действия?
И тут стоит обратиться к истории. В период собирания русских земель, борьбы за освобождение Украины и выход к Балтийскому морю российская внешняя политика основывалась на безусловном праве государства и обязанности правительства вернуть стране все незаконно у нее отнятое. Именно тогда в дипломатический оборот прочно вошло выражение: "Наша отчина и дедина". Последовательная и принципиальная позиция, равно понятная и правителям, и простолюдинам, дала блестящий результат - превратила Московское княжество в величайшую державу мира. Сейчас по прошествии пятнадцати лет после распада СССР приходит время вспомнить об этом ясном и честном принципе внешней политики России, вернуть его в практику современной российской дипломатии.

В проблеме интеграции постсоветского пространства всегда особо выделялся вопрос взаимоотношений России с Абхазией, Южной Осетией и Приднестровьем. Причина вполне понятна - они отказались признать распад единого государства, не поддержали сепаратистов Грузии и Молдавии и в той или иной форме выразили свою готовность воссоединиться с Россией. Полтора десятилетия российские власти проводили по отношению к ним политику "тяни-толкай", поддерживая и сдавая одновременно. Например, разрешили подавляющему большинству жителей непризнанных республик (до 90%) принять российское гражданство и отказались учитывать их при переписи населения РФ и т.п.

При этом наши правители считали для себя обязательным регулярно клясться в верности принципу территориальной целостности Грузии или Молдавии. К столь "последовательной" политике все уже давно привыкли и стали воспринимать ее как само собой разумеющуюся. Зарубежных и отечественных наиболее последовательных либералов возмущало лишь затягивание Россией карательной экспедиции по усмирению своих непокорных сограждан и скорейшей передаче их в ведение "подлинно демократических режимов" в Тбилиси и Кишиневе.

На этом фоне как гром среди ясного неба прозвучало заявление официального представителя МИД РФ Михаила Камынина: "Мы с уважением относимся к принципу территориальной целостности. Но пока эта целостность применительно к Грузии - скорее возможное состояние, чем наличная политико-правовая реальность, и создать ее можно только в результате сложных переговоров, при которых исходная югоосетинская позиция, как мы понимаем, базируется на не менее признаваемом в международном сообществе принципе - праве на самоопределение". Еще более пугающими для одних и обнадеживающими для других стали слова президента Владимира Путина о том, что отделение Черногории от Сербии станет прецедентом при решении проблемы непризнанных республик.

Последние заявления и, в гораздо меньшей мере, действия российской власти позволяют говорить о наметившемся пересмотре политики РФ по отношению к бывшим советским республикам, в первую очередь непризнанным. Однако для того чтобы этот пересмотр стал реальностью, должны произойти изменения в сознании как общества, так и власти. В первую очередь надо избавиться от стереотипов и страхов, внушенных нам в период распада.

Одним из наиболее эффективных и отработанных способов противодействия попыткам России поддержать непризнанные республики является обвинение в двойных стандартах. Эту позицию очень четко сформулировала спикер грузинского парламента Нино Бурджанадзе: "Нельзя бороться с сепаратизмом в Чечне и через несколько километров поддерживать сепаратизм в Грузии. Если Россия хочет быть ответственным государством, то почему она использует двойные стандарты, почему не дает Грузии вернуться в ее естественные границы?".

Для США или любой другой страны Запада подобные обвинения были бы пустым сотрясанием воздуха, но на российскую власть и общественное мнение, как показывает опыт, обвинение в двойных стандартах производит поистине парализующее действие. Это ни хорошо и ни плохо - это данность, и нам вовсе не надо отказываться от собственных стереотипов поведения и брать во всем пример с "товарища волка". Нам нужно ясно и четко понять, что никакого отношения к политике двойных стандартов поддержка непризнанных республик не имеет.

В двойных стандартах, в поддержке разрушительного принципа права наций на самоопределение Россию можно было бы с полным правом обвинять в случае раздувания и поддержки сепаратизма в Шотландии и Уэльсе, на севере Италии или в американских штатах, где значительная часть населения говорит на испанском языке. Однако, поддерживая Южную Осетию, Абхазию и Приднестровье, Россия ни в коей мере не отступает от принципа территориальной целостности государств и нерушимости границ, без которого мир погрузился бы в хаос войн и мятежей.

Давно пора перестать смотреть на мир и на себя чужими глазами и вспомнить, что Россия - не пораженный в правах, а полноправный и равноправный член мирового сообщества, и на нее тоже распространяются все нормы международного права, в том числе и принцип территориальной целостности.

Если встать на эту позицию, единственно возможную для российского гражданина, то становится ясно, что, именно поддерживая непризнанные республики и любые интеграционные инициативы, Россия противодействует распространению сепаратизма на постсоветском пространстве, олицетворяемого режимами Саакашвили, Ющенко и Воронина.

С точки зрения международного права (принцип континуитета) Российская Федерация является правопродолжателем Российской империи и Советского Союза. Точно так же, как Франция независимо от изменения общественно-экономических формаций (феодализм-капитализм), политического строя (абсолютная монархия, конституционная монархия, империя, республика) и территориальных изменений остается одним и тем же субъектом истории и международного права, выступающим на арене истории в форме Франции то Капетингов, то Бурбонов, то многочисленных республик.

ЧТО НЕ ПОДВЕРГАЕТСЯ СОМНЕНИЮ

Континуитет Российской Федерации никем и никогда не отменялся и не подвергался сомнению. Свидетельство тому - автоматическое занятие места СССР в Совете Безопасности ООН (РСФСР вовсе не входила в ООН), ответственность по долгам СССР и Российской империи и многое, многое другое. Кстати, даже столь модные претензии за "грехи" СССР и Российской империи, например пакт Молотова-Рибентропа, никому не приходит в голову предъявлять Узбекистану или Украине: каяться полагается лишь Российской Федерации.

Миф демократической пропаганды о начале в 1991 г. с чистого листа истории некоей новой России столь же соответствует действительности, как и миф коммунистического агитпропа о начале истории с 1917 г. Им место на одной свалке. 17-й и 91-й - годы тяжелейших катастроф российской государственности, подобные Смутному времени XVII века, которые, однако, не привели к исчезновению России как субъекта истории и международного права. Знаменательно, что президент Владимир Путин, начиная восстановление российской государственности и подводя черту под периодом революционных потрясений, на символическом уровне закрепил идею исторической непрерывности России: герб - Московского царства и Российской империи, флаг - Российской империи, музыка гимна и воинское знамя - СССР.

Границы СССР, правопродолжателем которого является современная Российская Федерация (кстати, естественные границы России с точки зрения геополитики), имели международно-признанный характер. Хельсинский акт закрепил нерушимость границ в Европе, и под ним стоят подписи всех европейских государств, а также США и Канады. Никаких правовых или моральных оснований для прекращения действия этого основополагающего международного документа в отношении нашего государства не существует. СССР не заканчивал жизнь самоубийством - нет ни одного юридически значимого документа о самоуничтожении. Например, деятели Беловежья умудрились денонсировать Союзный договор 1922 г., давно утративший силу: его юридически безукоризненно заменили Конституции СССР 1936 и 1977 гг., которые без ссылки на договор 1922 г. обеспечивали юридическую и политическую основу существования СССР. Отменить Конституцию СССР забыли или не удосужились.

НЕСОСТОЯТЕЛЬНЫЕ ПОПЫТКИ

Самое же главное, народы страны ясно и четко высказались за сосуществование в едином государстве на референдуме 1991 г. В соответствии со ст. 29 Закона СССР "О всенародном голосовании (референдуме СССР)" от 27 декабря 1990 г. №1869-I решение, принятое путем референдума СССР, является окончательным, имеет обязательную силу на всей территории СССР и может быть отменено или изменено только путем нового референдума СССР. Как известно, нового референдума по данному вопросу не проводилось. Более того, юридическая сила результатов референдума по вопросу о сохранении СССР для Российской Федерации подтверждена постановлением Государственной Думы Федерального Собрания РФ №157-II от origindate::15.03.96 г., которое никто не отменял.

Попытка вывести за скобки вопрос о принципе территориальной целостности в отношении СССР ссылками на то, что в 1991 г. произошла революция и она (эдакое стихийное бедствие) отменила все предшествующие юридические акты, мягко говоря, несостоятельна. Не понятно в таком случае, почему даже не одна, а две революции не помешали западным кредиторам Российской империи получить ее долги с Российской Федерации. Кроме того, полезно напомнить, что революций и гражданских войн не избежала ни одна великая держава, но никому и в голову не приходит утверждать, что каждый раз их история начиналась с чистого листа и поэтому есть основания ставить под сомнение территориальную целостность Испании, Великобритании или Франции.

В 1991 г., в период тяжелейшего социально-экономического, идеологического и политического кризиса, вопреки воле народа, всем нормам международного и внутреннего права от России (тогда именуемой СССР) были отделены значительные территории, на которых возникли так называемые новые демократические государства. Ни одна республика не отделилась от страны с соблюдением необходимых юридических норм. Полезно напомнить, что в СССР существовал закон, регламентирующий эту процедуру. Соответственно, мы имеем все основания утверждать, что принцип нерушимости границ и территориальной целостности государств, зафиксированный в Хельсинском акте, был грубо попран по отношению к СССР. Ссылки на то, что новые независимые государства были признаны Российской Федерацией и мировым сообществом, некорректны. Россия имеет полное право относиться к территориальным уступкам, сделанным Ельциным или Лениным, исключительно как к историческим фактам, точно так же, как современная Франция к тому, что наподписывали Наполеон III или маршал Петен. В отношении международного признания полезно напомнить о международном признании аннексии гитлеровской Германией Судетской области.

Обращение к нормам международного права - таким, к примеру, как Хельсинский акт - вовсе не открывает ящик Пандоры: мол, завтра в ответ поставят вопрос о законности присоединения тех или иных земель к России - и полная дезинтеграция и хаос обеспечены. Сепаратисты всегда были, есть и будут, и им предлоги не нужны. Ни одно же цивилизованное государство официально не станет разыгрывать этой карты. США возникли в результате войны на истребление индейских племен, испаноязычные южные штаты были отторгнуты у Мексики. Вся история Франции - история кровавого завоевания парижскими королями ее современной территории. Англия веками вела войну против Шотландии. И одновременно напомним, что Россия никогда не воевала ни с Грузией, ни с Молдавией, ни с Украиной.

ДА, ЭТО ОТТОРГНУТЫЕ ОТ РОССИИ ТЕРРИТОРИИ

Осознание того, что Российская Федерация - правопродолжатель Российской империи и Советского Союза, тот же субъект истории под другим названием, имеет сугубо морально-психологическое и идеологическое значение и крайне важно для нашей политики на постсоветском пространстве. В соответствии с принципом континуитета Российской Федерации все новые государства - это с точки зрения международного права незаконно отторгнутые от России территории. Как говорили в старину: "Наша отчина и дедина". Из чего, конечно же, вовсе не следует, что их срочно надо вернуть огнем и мечом или признать все наши договоры с новыми независимыми государствами недействительными. Боже упаси. Переписывание истории, "отмена" исторических событий и договоров - дело политических маргиналов, типа доморощенных либералов, большевиков или лидеров "маленьких, но гордых" прибалтийских государств.

"Собирание земель", как показывает история, - дело тонкое и сложное, в котором насилие и поспешность лишь усложняют задачу. Наши предки эту проблему когда-то уже решили. Давайте постараемся быть достойными их. Для чего прежде всего надо понять свои права и обязанности. Занять ясную и четкую политическую позицию, чуждую любых проявлений двойных стандартов, основанную на главенстве норм международного права и безусловном соблюдении принципа территориальной целостности. Реальным проявлением такой политики должна стать последовательная поддержка интеграционных процессов на постсоветском пространстве и твердое противодействие воинствующему сепаратизму.

Конечно же, избавление от кошмара двойных стандартов, осознание своих прав лишь первый шаг на пути интеграции. Не менее важно избавиться и от других навязанных нам мифов, связывающих нашу политику по рукам и ногам: мифе о России - "стеклянном доме" (югославский сценарий) и о том, что "Запад нам не позволит".

Разруха, как известно, начинается в голове, поэтому и заканчивать ее надо там же.

Владимир АНОХИН
вице-президент Академии геополитических проблем,
Игорь ШИШКИН
главный редактор "Народного радио"
"