Верный Рашид

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Почему не тонет министр Нургалиев

1265091120-0.jpg Если судить по информационной ленте, то кажется, что уже в ближайший понедельник в МВД начнут происходить кардинальные преобразования, в результате которых милиционеры — из тех, кого не уволят, — начнут защищать граждан, следователи перестанут брать взятки, а гаишники станут лучшими друзьями пешеходов и автолюбителей. Как минимум перестанут переезжать первых и общипывать кошельки вторых. Однако только очень наивный человек способен поверить, будто мотивацией любых реформ правоохранительных органов в современной России может быть нечто иное, кроме управления их лояльностью. Забудьте: даже по официальным заявлениям, реформа начнется не раньше 1 января 2012 года. Если вообще начнется.

Новейшая история

Еще в середине прошлого года сразу несколько политических «центров силы» заявили о притязаниях на пост главы МВД. Именно это объясняет и громкие разговоры о реформе МВД, и следствия, и непрекращающуюся мощную публичную кампанию, нацеленную на отставку Рашида Нургалиева, равно как и изумительную живучесть этого не любимого обществом министра. Схватка дуумвиров и их аппаратов за кабинет на Житной, где располагается штаб-квартира МВД, началась наутро после рокового 27 апреля 2009 года, когда начальник ОВД «Царицыно» майор милиции Денис Евсюков открыл огонь по посетителям супермаркета «Остров». Знакомые с ситуацией сотрудники МВД утверждают, что премьер Владимир Путин поначалу достаточно индифферентно отнесся к решению президента отправить в отставку главу ГУВД Москвы Владимира Пронина. Зато решительно воспротивился предложению Медведева и руководителя его администрации Сергея Нарышкина «в пакете» с Прониным уволить и министра Нургалиева. Президент Дмитрий Медведев, вдохновляемый амбициозными «ближними» чиновниками — начальником кремлевского Контрольного управления Константином Чуйченко и министром юстиции Александром Коноваловым, настаивал на своем. Поговаривают, что они, а также еще один президентский однокурсник, полпред в Уральском федеральном округе Николай Винниченко были сами не прочь въехать в министерский кабинет. В борьбу, если верить милицейской молве, вмешались и коллеги Нургалиева — первый замминистра Михаил Суходольский и заместитель министра Евгений Школов, куратор борьбы с экономическими преступлениями и бывший сослуживец премьера по дрезденской резидентуре ПГУ КГБ СССР.

Победил Путин. Нургалиев усидел, а на пост главы столичного ГУВД Кремлю удалось неформально согласовать с премьером только пятого по счету кандидата — экс-начальника УВД по Орловской области Владимира Колокольцева. На все это, правда, ушло четыре месяца, но зато за лояльность Колокольцева перед Владимиром Владимировичем лично поручился коллега премьера по работе в УКГБ по Ленинградской области и Ленинграду, полпред в Центральном федеральном округе Георгий Полтавченко. Именно он осуществлял общее руководство прославившей генерал-майора Колокольцева операцией по «зачистке» органов власти и основных бизнесов Орловщины от родственников и друзей экс-губернатора Егора Строева.

В борьбе за…

Национальные особенности реформы правоохранительных органов уже не впервые поражают воображение современников. Так, в июне 2007-го из единой Генеральной прокуратуры с мясом вырвали следственные подразделения, грубо и поспешно слепив из них Следственный комитет при Прокуратуре Российской Федерации. Владимир Путин готовился тогда к прыжку из Кремля в Белый дом. А потому почел за благо максимально «развести» руководителей силовых и право¬охранительных ведомств, чтобы на всякий случай обезопасить себя от их консолидированных недружественных действий. Оба главных игрока в МВД — министр Рашид Нургалиев и начальник Следственного комитета при МВД Алексей Аничин — замкнуты на пульт главы государства порознь. Первый — ставленник Николая Патрушева, одного из самых влиятельных путинских соратников, возглавлявшего в те времена ФСБ. Второй — из когорты однокурсников Владимира Владимировича по юрфаку ЛГУ имени А.А. Жданова. Почему бы не сделать то же самое в системе Генпрокуратуры? Преемнику будет гораздо труднее договориться с двумя ставленниками предшественника, чем с одним. Официально эта операция была названа «следственной реформой»: считалось даже, что в скором времени СКП при прокуратуре якобы станет ядром Объединенного следственного комитета, который вберет в себя соответствующие подразделения МВД, Госнаркоконтроля и таможни.

ФСБ vs ФСО

Однако возглавивший СКП однокурсник Путина Александр Бастрыкин был сделан первым заместителем генерального прокурора Юрия Чайки — главного оппонента «реформы следствия». Соответственно, именно Чайка и распоряжался единой бюджетной строкой ассигнований на деятельность Генпрокуратуры и СКП. Это «гениальное» управленческое решение, спровоцировавшее двухлетнюю межведомственную войну и многомесячный паралич прокурорского следствия, стало плодом технического компромисса между конкурирующими силовыми кланами, причастными к судьбе Большой Дмитровки. Бастрыкина поддерживали ФСБ и тогдашний замруководителя кремлевской администрации, а ныне всесильный нефтяной вице-премьер Игорь Сечин. Чайку — руководство Федеральной службы охраны. Войну с генпрокурором Бастрыкин в конечном счете проиграл. Его многоопытный оппонент, сумевший вписаться в новую кремлевскую коман¬ду, отправил незадачливого питерского провинциала в политико-аппаратный нокаут. Только безумец может теперь помышлять о создании нового следственного органа на базе скомпрометированного бастрыкинского ведомства. Так что и нынешние разговоры о создании Объединенного следственного комитета, скорее всего, закончатся тем же и там же, что и все предыдущие.

Кремль vs Житная

При президенте Медведеве генерал армии Патрушев, как известно, переместился на пост секретаря Совета безопасности. Это существенно ослабило позиции его клиентелы не только в ФСБ и СКП при прокуратуре, но и в Министерстве внутренних дел. Чем и воспользовались соратники Медведева. И хотя первый раунд они проиграли премьеру, неудача их не обескуражила. На сцене появились майор Дымовский и знаменитая «милицейская золотая кровать», за какие-то несусветные деньги (бюджета) купленная для министра. Новостные редакции государственных телеканалов, еще недавно считавшие подобные темы «чернухой», вдруг стали сервировать для аудитории чуть ли не все случаи убийства людей сотрудниками милиции. Выяснилось, что в 2009 году число уголовных дел по обвинению сотрудников милиции в должностных преступлениях выросло на 20%, а число жалоб граждан на работу милиции — на 13%. Отставки Нургалиева не требовал только ленивый.

Наконец, 25 сентября 2009 года Медведев, уже доверивший нескольким своим однокурсницам ключевые посты в судебно-следственной системе, назначил первым заместителем начальника Следственного комитета при МВД России еще одну — Татьяну Герасимову.* * The New Times подробно писал об этом в № 44 от 7 декабря 2009 года. Это огромное ведомство, штатом примерно на треть больше, чем прокурорский СКП, расследует львиную долю экономических преступлений. В декабре 2009 года глава СК генерал-лейтенант Аничин готовился отпраздновать свое 60-летие. Но глава государства не изъявил желания продлевать ему срок службы, хотя не далее как в январе прошлого года Аничин получил статус замминистра. Стало ясно, что в лице Герасимовой ему прислана сменщица. Здесь Медведев уже задел детонатор. Никто не знает, к каким аргументам прибегнул премьер Путин, прибывший 1 декабря к преемнику в резиденцию «Горки», но Аничин пока усидел.

А вслед за этим была официально закрыта и тема отставки Нургалиева. 24 декабря президентским указом «О мерах по совершенствованию деятельности органов внутренних дел Российской Федерации» подготовка реформы МВД была поручена действующему министру, а разработка законодательных изменений, касающихся оптимизации структуры и состава органов внутренних дел и освобождения милиции от не свойственных ей функций, — правительству. Гора родила мышь. Анонсированные Медведевым перевод милиции общественной безопасности на федеральное финансирование и 20-процентное сокращение общей численности сотрудников МВД перенесены за отсутствием средств в казне на 1 января 2012 года. Между тем, например, на безвозвратную поддержку АвтоВАЗа у Белого дома запросто нашлись 75 млрд рублей.

Не упал, но отжался

Наконец, 12 января глава государства специальным указом внес изменения в некоторые прежние президентские акты по вопросам деятельности Министерства внутренних дел. В пункте 1 «в» нового указа русским по белому написано, что отныне кандидатуру на пост заместителя министра — начальника Следственного комитета при МВД России президент назначает по представлению не главы МВД, а председателя правительства. Это зримо противоречит ст. 32 Федерального конституционного закона «О Правительстве Российс¬кой Федерации», согласно которой руководство силовыми и право¬охранительными ведомствами осуществляет именно глава государства. Зато делает ключевой пост начальника СКП при МВД недоступным для притязаний Медведева.

На этом фоне приободрившийся Нургалиев вступил в мягкую полемику с президентом. 25 декабря в интервью «Российской газете» он заявил, что реформа МВД займет два года и не потребует отставок. 21 января на заседании президиума Ассоциации юристов России он и вовсе выступил против «огульных сокращений» в милицейском ведомстве. В ответ Медведев 24 января сделал невразумительное заявление о том, что реформа МВД (которая начнется-то только в 2012 году) будет продолжена и после 2012 года.

Стало ясно, что план реформы МВД (как, впрочем, и других правоохранительных ведомств) будет рисовать Путин — и только он. Совет Федерации, политические партии, Ассоциация юристов России и еще несколько экспертных групп наперебой предлагают Кремлю противоречащие друг другу проекты «федерализации» МВД, или, наоборот, разделения ведомства на федеральную полицию, муниципальную милицию и национальную гвардию, или создания Объединенного следственного комитета на базе СК при МВД. Но все они не стоят и выеденного яйца, ибо Путин еще не сказал своего слова. Он, как всегда, держит паузу…

Оригинал материала

«Новое время» от origindate::01.02.10