Вероника Скворцова заработает на тромбах

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Вероника Скворцова заработает на тромбах FLB: У нового министра здравоохранения есть свой «арбидол»

" Министр Скворцова сможет заработать на лекарстве около $7 млн Препарат против тромбов, который разработала министр здравоохранения Вероника Скворцова, может стать «блокбастером» в фармацевтике « На счету министра здравоохранения Вероники Скворцовой несколько запатентованных методик лечения и авторский антитромбический препарат . Это «Известиям» подтвердил пресс-секретарь министра Олег Салагай. Однако от подробных комментариев он воздержался. Разработки нового министра касаются лечения и профилактики инсульта. Например, она разработала способ реабилитации больных в острой стадии инсульта с использованием биологической обратной связи и виртуальной реальности, когда пациент представляет себя дельфином. Также министр запатентовала способ лечения острого периода ишемического инсульта с применением глицина, антитромбический препарат, в состав которого вошли гепарин и пептид «Семакс» . Пока эти разработки широко не применяются. Что в принципе понятно, так как на внедрение одного только антитромбического средства потребуется несколько миллионов долларов. Хотя, по прогнозам экспертов, этот препарат имеет все шансы на успех на фармацевтическом рынке . — Это инновационный российский препарат. Причем сам «Семакс» тоже инновационный препарат. Инновации на российском фармрынке не так часты и обычно приходят с Запада. А препарат Скворцовой имеет шанс стать «блокбастером», если докажет свою эффективность , — рассказал «Известиям» член координационного совета Госдумы по вопросам инновационного развития медицинской и фармацевтической промышленности Давид Мелик-Гусейнов. При удачном раскладе рентабельность такого проекта может составить 30–40% , подсчитали аналитики инвестиционной компании «Финам» Анна Мишустина и Максим Клягин. То есть на одном только антитромбическом препарате можно заработать $6,5–7 млн. Обычно на внедрение нового лекарства межнациональные фармкомпании тратят порядка $1 млрд. Если ограничиваться только российским рынком, то можно «уложиться» в $5 млн, прогнозирует Мелик-Гусейнов. — Многие фармкомпании разрабатывают подобные препараты, но совершенный препарат никто не может предложить, поэтому есть шанс, что российское антитромбическое средство могло бы занять хорошую нишу, — предполагает эксперт. При этом министру удастся избежать патентной войны, если она все-таки начнет выпускать лекарство. «Семакс»-препарат сам находится под патентом, а «Семакс»-субстанция, которая собственно и входит в состав антитромбического средства, разработанного Скворцовой, — уже нет , объяснил генеральный директор инновационного научно-производственного центра «Пептоген», который производит препарат «Семакс», Алим Немерский. Однако относительно других изобретений Вероники Скворцовой эксперты не испытывают столько оптимизма. — Лечение острого периода ишемического инсульта с применением глицина — это довольно смешная разработка, — объяснил президент Общества специалистов доказательной медицины Василий Власов. — И идея реабилитации с помощью обратной биологической связи и виртуальной реальности, когда человек представляет себя дельфином, тоже вызывает улыбку. Лет 20 назад биологическая связь была очень интересным направлением. Правда, оказалось, что она не работает. Такая же ситуация с глицином. При этом, отмечает собеседник издания, если будет доказана действенность технологии, то их будет применять весь мир, так как аналогов за рубежом нет . Однако пока сказать, сколько могло бы стоить такое лечение для обычных граждан, эксперты не берутся. — Стоимость возникает из цены и частоты применения. Цена образуется не у продавца, а у покупателя. Вот арбидол был дешевый, а потом его стали покупать за «дорого». Поэтому дешевый глицин может вылиться в очень дорогое лекарство для граждан в принципе , — заключил Власов». Анастасия Дуленкова, «Известия»"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации