Вертолет сбился с керосина

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Основная версия катастрофы на Алтае — некачественное топливо

1231758123-0.jpg В 70 км от райцентра Кош-Агач в Республике Алтай были обнаружены обломки пропавшего 9 января вертолета компании «Газпромавиа». К обломкам пограничников привел пилот вертолета, спасатели не могли найти место катастрофы двое суток. По предварительным данным, во время полета у машины отказал двигатель. Из одиннадцати человек, находившихся на борту вертолета, выжить удалось только четверым. Среди погибших оказался полпред президента России в Госдуме Александр Косопкин, а также еще несколько VIP-персон, направлявшихся на охоту.

Ровно двое суток продолжались поиски Ми-171 (последняя модификация Ми-8) с восемью VIP-охотниками и тремя членами экипажа на борту. В операции участвовали 227 человек и 12 воздушных судов МЧС, Минобороны, лесоохраны. При этом самолеты и вертолеты со спасателями несколько раз пролетали над горой Черной, но обнаружить место трагедии так и не смогли. Сделать это удалось только вчера днем, когда на пограничный наряд погранпункта «Ташанта» (российско-монгольская граница) наткнулся отправившийся за помощью отделавшийся легкими травмами второй пилот Ми-171 Максим Колбин.

Вскоре на место катастрофы прибыли спасатели. Однако совершить посадку в узком ущелье Уландрык вертолет не смог. Спустившись на тросах, сотрудники МЧС подняли на борт оставшихся в живых вице-премьера республики Анатолия Банных, главного эксперта объединенного экспертного совета комитета Госдумы по экономической политике и предпринимательству Николая Капранова и его приятеля бизнесмена Бориса Белинского. Их доставили в больницу населенного пункта Акташ, что в 125 км от места катастрофы. Как рассказал «Ъ» министр здравоохранения Республики Алтай Игорь Яимов, у господина Банных врачи диагностировали ушибы мягких тканей головы и туловища, у господ Капранова и Белинского — многочисленные переломы конечностей. По словам министра, несмотря на то, что пострадавшие двое суток провели на морозе, обморожений они не получили. Последних двоих врачи переправили вертолетом в больницу Барнаула. Анатолия Банных и Максима Колбина в тот же день отпустили домой.

О первых подробностях трагедии «Ъ» рассказал господин Банных. По его словам, во время полета у вертолета внезапно отказал двигатель. «Мы упали на склон, а когда очнулись, оказалось, что из нас выжили четверо,— говорит вице-премьер.— Двое, в том числе и я, получили легкие травмы, а еще у двоих — Белинского и Капранова — было все переломано. Вместе со вторым пилотом начали всех вытаскивать. Все, что могли, сделали».

По словам господина Банных, они пытались активировать аварийный радиомаяк, но при падении была повреждена его внешняя антенна, и устройство не сработало. Другие средства связи у пострадавших также не работали. Господин Банных утверждает, что они видели пролетавшие над ущельем вертолеты спасателей, но, как ни пытались, привлечь их внимание не смогли. «Ущелье было слишком глубокое, поэтому сверху не увидели дым от костра, который мы развели»,— предполагает он.

В связи с наступившей темнотой эвакуацию погибших спасателям пришлось отложить. Тела полпреда президента России в Госдуме Александра Косопкина, заместителя начальника департамента управления президента РФ по внутренней политике Сергея Ливишина, председателя республиканского комитета по охране, использованию и воспроизводству объектов животного мира Виктора Каймина, командира Горно-Алтайского летного отряда Владимира Пидопригоры, руководителя алтайского ансамбля «Арманка», заслуженного артиста Республики Алтай Василия Вялкова, а также членов экипажа Алексея Баяндина и Александра Вертея будут подняты на борт вертолета сегодня.

Информация о гибели Александра Косопкина вызвала большой резонанс в Госдуме. Причем о господине Косопкине говорили не только как об известном политике. Например, по заявлению первого вице-спикера Госдумы Олега Морозова, для него это потеря, носящая абсолютно личный характер. «Мы общались с ним неформально, в том числе и на охоте. Он был заядлый и очень основательный охотник. Всегда тщательно готовился. Очень бережно и осторожно относился к оружию. И уж кого должна была миновать эта трагедия, так уж точно его. Он не был легкомысленным человеком ни в чем — ни в служебных делах, ни во внеслужебных»,— рассказал Олег Морозов.

Сегодня на место падения прибудет следственная группа Западно-Сибирского следственного управления на транспорте следственного комитета при прокуратуре РФ. По словам официального представителя ведомства Владимира Маркина, по факту крушения вертолета Ми-171 возбуждено уголовное дело по ст. 263 УК РФ («Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации воздушного транспорта»). Как отметил господин Маркин, в рамках расследования будут рассматриваться все версии, в том числе неблагоприятные погодные условия, неисправность техники, а также ошибка пилота. При этом стоит отметить, что все они на данный момент выглядят не слишком убедительно. Известно, что погодные условия в момент катастрофы были идеальные — морозно, солнечно, безветренно при абсолютной видимости. В «Газпромавиа» не верят и в неисправность техники. «Вероятность того, что катастрофа произошла из-за неисправности вертолета, стремится к нулю,— заявил «Ъ» руководитель инспекции по безопасности полетов этой авиакомпании Сергей Чернышев.— Этот вертолет был приобретен нами на заводе в прошлом году и успел налетать всего 260 часов». Не вызывает сомнений в «Газпромавиа» и компетенция командира экипажа Ми-171 Алексея Баяндина, который почти 30 лет отлетал на вертолетах в Сибири. Правда, в Горный Алтай он летал нечасто. Возможно, для подстраховки экипажа в полет и взяли самого опытного пилота из местных — Владимира Пидопригору, командовавшего авиаотрядом в Горно-Алтайске. Он не раз принимал участие в спасательных операциях в республике и хорошо знал местность. Впрочем, корректировал ли действия экипажа господин Пидопригора, в «Газпромавиа» не знают: «Это нам еще предстоит выяснить».

Пока же наиболее вероятной причиной катастрофы представляется версия о некачественном топливе, изложенная представителями Западно-Сибирской транспортной прокуратуры. Для проведения экспертизы уже отобраны образцы авиатоплива, которым заправлялся вертолет. По словам старшего помощника западносибирского транспортного прокурора Оксаны Горбуновой, «образцы топлива для проверки его качества взяты в местах трех последних заправок вертолета — на аэродромах в Томске, Бийске и Горно-Алтайске». На некачественное топливо указывает и тот факт, что заправленный этим же керосином один из самолетов спасателей, по некоторым данным, не смог подняться в воздух.

Напомним, что Ми-171, принадлежащий томскому филиалу компании «Газпромавиа», пропал 9 января при выполнении рейса Бийск—Чемал—Кош-Агач. В поселке Чемал на посадочной площадке турбазы «Турсиб» вертолет взял на борт команду из восьми охотников во главе с полпредом президента в Госдуме Александром Косопкиным. Примерно через два часа машина должна была прибыть в конечную точку. Однако на связь экипаж так и не вышел. Вскоре после этого начались поиски вертолета, которые осложнились тем, что не сработал радиомаяк АРМ 406П, который должен был активизироваться при ударе и посылать через спутник на пульт Центроспаса географические координаты, номер и принадлежность потерпевшего аварию воздушного судна. По словам представителей МЧС, район падения Ми-171 самолеты и вертолеты облетали «вдоль и поперек, однако сливающиеся со снегом обломки выкрашенного в бело-голубой цвет рухнувшего вертолета с высоты разглядеть оказалось очень трудно». При этом в местной «Авиалесохране», техника которой использовалась в поисковой операции, утверждают, что Ми-171 не отклонялся от своего маршрута. «В полетном листе был обозначен Кош-Агачский район. Там вертолет и нашли»,— отметили в «Авиалесохране». Таким образом, в ведомстве фактически поставили под сомнение версию о том, что по требованию кого-то из VIP-пассажиров пилоты могли уйти с курса, чтобы показать им местные достопримечательности.

Оригинал материала

«Коммерсант» от origindate::12.01.09