Вертолет улетел, не дождавшись пилота

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


1073987487-0.jpg Вчера Западно-Сибирское окружное межрегиональное территориальное управление воздушного транспорта Минтранса РФ (ЗС ОМТУ ВТ) завершило расследование причин авиакатастрофы в горах Хакасии вертолета R-44, в которой погибли член совета директоров «Евразхолдинга» Анатолий Смолянинов с супругой. Несанкционированный полет, который проходил в сложных метеоусловиях на недопустимо малой высоте в горной местности, завершился столкновением несущего винта вертолета с верхушками деревьев.

Как сообщил руководитель комиссии по расследованию хакасской авиакатастрофы, замначальника отдела госнадзора за безопасностью полетов ЗС ОМТУ ВТ Леонид Грошев, разбившийся четырехместный вертолет Robinson R-44 американского производства был выпущен в декабре 2001 года и успел налетать всего 116-118 часов. Принадлежал он 39-летнему Александру Кривозубову, имеющему пилотское свидетельство Федерации любителей авиации. Летные курсы господин Кривозубов прошел в московской компании «Галс» и имел доступ к полетам при высоте облачности не более 300 м и видимости не менее 5 тыс. м. Сам Robinson нигде зарегистрирован не был, а пользовался им господин Кривозубов несанкционированно: полеты не согласовывались со службой движения гражданской авиации и оперативными органами единой системы воздушного движения. 12 июля этого года Александр Кривозубов вместе со своими друзьями – супругами Анатолием и Ольгой Смоляниновыми – вылетели из села Сарбала (50 км южнее Новокузнецка) на пикник. В пути компания совершила несколько посадок в живописных местах Кемеровской области и Хакасии. По словам Александра Кривозубова, в пути за штурвал пару раз садился сам Анатолий Смолянинов. Вечером господа Смоляниновы и Кривозубов остановились возле одной из горных речек, чтобы порыбачить и переночевать в охотничьем домике. После привала спутники должны были продолжить путешествие в район озера Караколь. Как сообщил господин Кривозубов, на одной из промежуточных посадок он, не выключив двигатель, вышел из кабины в туалет. Пассажиры Смоляниновы остались его ждать. Когда пилот отошел от R-44 на приличное расстояние, звук двигателя усилился. После этого вертолет поднялся вверх, сделал два круга и улетел в сторону горного перевала. Сам господин Кривозубов якобы остался на месте. Искать вертолет стали только на второй день, когда тревогу подняли приятели пилота. Первым удалось обнаружить Александра Кривозубова: перед тем как отправиться на пикник, тот описал им примерный маршрут. В 5 км от него в глухой тайге спасатели нашли искореженный вертолет. От удара о землю изготовленный из пластмассы и легких сплавов Robinson рассыпался на несколько обломков. Рядом находились тела Анатолия и Ольги Смоляниновых. Абаканская и Новокузнецкая транспортные прокуратуры возбудили уголовное дело. Параллельное расследование проводил отдел по государственному надзору за безопасностью ЗС ОМТУ ВТ Минтранса РФ. Как установила комиссия, попытавшись проскочить в окно между облаками, Robinson попал в густую облачность, зацепился лопастями несущего винта за верхушки деревьев и рухнул с высоты почти 25 м. По словам господина Грошева, сопутствующими факторами, повлиявшими на развитие событий, были «крайне низкий уровень теоретической и профессиональной подготовки пилота, полет на небезопасной высоте и нелетная погода». Впрочем, установить полную картину авиационного происшествия участникам комиссии так и не удалось: вертолет не был оборудован средствами объективного контроля, отсутствовала зарегистрированная диспетчерским магнитофоном связь с пилотом и не было очевидцев происшествия. Остался открытым вопрос и о том, кто пилотировал R-44. Сам господин Кривозубов утверждает, что его в кабине вертолета не было. В то же время судмедэксперты обнаружили у него телесные повреждения, которые он якобы получил во время поиска пропавшего вертолета. Впрочем, члены комиссии не исключают и версию самопроизвольного взлета: в технической документации Robinson указано, что с работающим двигателем и включенной трансмиссией вертолет сам может перейти на режим повышенной работы двигателя и взлететь.

КОНСТАНТИН ВОРОНОВ

Оригинал материала

«Коммерсант»