Верхняя Палата "Форбса"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


В Совете Федерации заседают нефтяники, промышленники, финансисты, химики и даже рейдеры. Личный капитал сенаторов— более $12,5 млрд

1173710954-0.jpg Миллиардер не обязательно должен быть нефтяным магнатом или алмазным королем. Может быть и политработником. Одни из наших богатых политиков в прошлом успешные бизнесмены, другие — успешные бизнесмены в настоящем, третьи — вообще непонятно, когда и каким образом приобрели свои миллионы. Но факт остается фактом: чуть ли не ключевые позиции в списке главных богачей России занимают депутаты Государственной Думы и члены Совета Федерации.

[...] «Посчитать» российских сенаторов оказалось очень непростой задачей. Еще бы: не только виднейшие бизнесмены, но и политические деятели имеют свойство переписывать свои миллионы на супруг, детей, прочих родственников, да и просто всеми возможными способами утаивают информацию о личном состоянии. Чтобы не приврать и не обидеть никого из уважаемых членов Совета Федерации, «Новая» решила руководствоваться лишь официально известными сведениями.

Всех членов Совета Федерации мы условно разделили на три группы.

В первую вошли самые богатые сенаторы, обладающие свыше чем миллиардом долларов. Таковых оказалось немало: по крайней мере шесть представителей от регионов из 166 можно причислить к долларовым миллиардерам.

Лидирующую позицию в этой группе занял представитель от законодательного органа государственной власти Ямало-Ненецкого автономного округа Дмитрий Ананьев со своими 3 миллиардами и 600 миллионами долларов. Более чем на миллиард от него отстает представитель от правительства Республики Тыва Сергей Пугачев. В его копилке 2 млрд 100 млн долларов.

Сенаторы от Краснодарского края, Омской, Челябинской и Белгородской областей обладают немногим больше, чем по миллиарду долларов на душу. На счету представителя от администрации Краснодарского края Фархата Ахмедова и представителя от законодательного органа государственной власти Белгородской области Вадима Мошковича по миллиарду и 200 миллионов. Состояние представителя от законодательного органа государственной власти Челябинской области Андрея Комарова — 1 миллиард и 130 миллионов, а представителя от правительства Омской области Валерия Ойфа — миллиард ровно.

Итого по крайней мере 10 миллиардов 230 миллионов долларов принадлежит только шести членам Совета Федерации России.

Во вторую группу мы отнесли сенаторов «победнее»: их состояние не исчисляется цифрами с девятью нулями, но каждый из них обладает минимум 100 миллионами долларов.

По 400 миллионов долларов приходится на представителей от Законодательного собрания Пензенской области Андрея Вавилова, Чувашской Республики Леонида Лебедева, а также представителя от правительства Мурманской области Андрея Гурьева. Сенатор от Бурятии Виталий Малкин имеет минимум 300 миллионов. Личное состояние прочих членов Совета Федерации колеблется от 100 до 160 миллионов долларов: Валентин Завадников (Саратовская область) — 160 млн, Ралиф Сафин (Республика Алтай) — 150 млн, Виктор Хорошавцев (Удмуртская Республика) — 115 млн, Александр Тер-Аванесов (Костромская область) и Глеб Фетисов (Воронежская область) — по 100 млн долларов.

Наверняка в эту категорию можно отнести и других сенаторов, которые не спешат открыть информацию о своих реальных миллионах. Так что, по самым скромным подсчетам, общее состояние сенаторов второй группы составляет 2 миллиарда и 125 миллионов долларов США.

В последнюю группу мы отнесли «самых бедных» членов Совета Федерации: их личное состояние не превышает 100 миллионов долларов. Надо признаться, вычислить «бедняков» оказалось сложнее всего. Если имена тех, кто обладает сотнями, а то и тысячами миллионов долларов, в принципе очевидны, то подсчитать хотя бы приблизительные доходы остальных членов Совета Федерации — задача почти непосильная.

В любом случае очевидно, что третья группа очень неоднородна, ведь в нее попадают как сенаторы, имеющие около 100 миллионов, так и те, кто и миллион наскребает с трудом. Например, сенатор от Самарской области Андрей Ищук обладает приблизительно 72 миллионами долларов. Члену Совета Федерации от Курганской области Сергею Лисовскому принадлежит около 50 млн. Представитель от Государственного собрания Республики Саха Александр Матвеев имеет на счету минимум 7 млн долларов. Наверняка есть и вовсе «нищие», имеющие за душой всего-то несколько сотен тысяч долларов.

Чтобы не обидеть Совет Федерации и не завысить общую сумму заработанных всеми его членами денег, мы решили брать по минимуму, и всем «непосчитанным» сенаторам приписать по миллиону. На всех сенаторов, чьи доходы неизвестны, придется, таким образом, 148 млн долларов. Получается, «бедные» члены Совета Федерации владеют минимум 277 миллионами долларов.

Итак, по нашим грубым и очень снисходительным подсчетам, высшая палата парламента в общем котле имеет более чем 12 с половиной миллиардов долларов. Это в принципе достаточно, чтобы уверенно держаться в первой пятерке «Форбса». В этом отношении даже хорошо, что про большую часть ненародных избранников мы почти ничего не знаем. Иначе как быть с великим мифом об искоренении олигархов как политического класса?

При этом 12 миллиардов долларов — это условная капитализация только тех активов, которыми сенаторы располагали раньше, то, что они заработали до того, как прийти во власть. Непрофильные, можно сказать, активы. Между тем не секрет, что законодательная деятельность может приносить доход и сама по себе, а статус депутата повышает капитализацию бизнеса, снижая уровень рисков.

Пока сенаторов не сажали, парламентский иммунитет и вовсе давал некую гарантию сохранения права собственности хотя бы на четыре года — немалый по российским меркам срок. Теперь наличие мандата может и не избавить от получения иного срока, однако члены верхней палаты все же имеют конкурентное преимущество по сравнению с «простыми» бизнесменами, у которых вовсе нет никакой формальной защиты.

В нынешних реалиях Совфед в определенной степени превратился в филиал законоштамповочного цеха, что снижает уровень лоббистских возможностей сенаторов, но не ликвидирует их полностью. Например, написать запросик-другой на корыстной основе по-прежнему можно, как и «поднять вопрос» в нужном месте в нужное время. Да и плату за абсолютную лояльность политике партии и правительства можно взять — не деньгами, конечно, а некоторыми поблажками для бизнеса. Мелочей же в бизнесе, как известно, не бывает.

Наталья Сведовая

Оригинал материала

«Новая газета» от origindate::12.03.07