Верховный суд признал законным привлечение сенатора Вавилова к уголовной ответственности

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Верховный суд признал законным привлечение сенатора Вавилова к уголовной ответственности

[page_20182.htm#1 Прекращенные дела с участием А.Вавилова. Список]

Оригинал этого материала
© "Коммерсант", origindate::14.02.2007, Фото: PhotoXpress, Верховный суд подтвердил диагноз Андрея Вавилова, указав на признаки хищения им $231 млн

Екатерина Заподинская

Converted 23415.jpg

Следователи считают, что Андрей Вавилов в 1997 году возглавил организованную преступную группу, похитившую $231 млн, которые были выделены из госбюджета МАПО МиГ в качестве аванса под готовившийся контракт на поставку Индии истребителей МиГ-29

Верховный суд РФ отклонил вчера кассационную жалобу члена Совета федерации от Пензенской области Андрея Вавилова на решение о наличии в его действиях на посту первого замминистра финансов в 1997 году признаков хищения из госбюджета $231 млн и злоупотребления служебным положением.

[МК, origindate::14.02.2007: "Из вердикта Верховного суда: “По указаниям Вавилова перечисленные из Минфина 112 835 000 долл. США были переведены по подложным документам на счет №№, принадлежащий фирме Cintra Management LTD, и счет №№, принадлежащий фирме Cedar Management LTD (обе фирмы зарегистрированы в офшорной зоне на Багамских островах в 1996 г. на подставных лиц), и впоследствии похищены”.- врезка К.Ру]

Вчера же Генпрокуратура начала готовить представление в Совет федерации о даче согласия на привлечение господина Вавилова в качестве обвиняемого в указанных преступлениях. Сам он прислал из США заявление о том, что деньги он не похищал – они были потрачены предприятием ВПК МАПО.

Андрей Вавилов на вчерашнее заседание кассационной коллегии суда не явился: по словам адвоката Александра Муранова, его клиент проходит курс лечения в США, хотя и приезжал недавно в Москву на пленарное заседание Совета федерации. Адвокат попросил суд отменить вынесенное 14 января заключение о наличии в действиях господина Вавилова на должности первого замминистра финансов признаков преступлений, предусмотренных статьями 159, ч. 4 и 285, ч. 3 УК РФ (соответственно, "Мошенничество организованной группой в особо крупном размере" и "Злоупотребление должностными полномочиями, повлекшее тяжкие последствия"), и направить дело на новое рассмотрение. "Если вы отмените заключение,– обещал защитник,– то при повторном рассмотрении представления Генпрокуратуры будет участвовать лично Андрей Петрович Вавилов. А на сегодняшнее заседание он не приехал, так как рассматривается чисто процессуальный вопрос".

По мнению защитника Муранова, решение первой судебной инстанции следовало отменить, так как она отказалась удовлетворить его ходатайство об отложении дела на две-три недели, "чтобы Андрей Петрович Вавилов мог прервать курс реабилитации и приехать в Москву", а также в связи с тем, что адвокат не успел подготовиться к процессу: из-за новогодних праздников ему на изучение представленных Генпрокуратурой 400 листов документов было отведено всего два рабочих дня. Однако кассационная коллегия признала, что оснований для отмены прежнего решения нет, и отказала защитнику господина Вавилова в удовлетворении кассационной жалобы.

Генпрокуратура собирается на днях обратиться в Совет федерации с представлением о даче согласия на предъявление Андрею Вавилову официальных обвинений. Следователи считают, что господин Вавилов в 1997 году возглавил организованную преступную группу, похитившую $231 млн, которые были выделены из госбюджета МАПО МиГ (ныне Российская самолетостроительная корпорация МиГ) в качестве аванса под готовившийся контракт на поставку Индии истребителей МиГ-29. В преступную группу, по версии следствия, входили также первый зампредправления Уникомбанка Андрей Глориозов, председатель правления Московского инновационного банка Илья Сташевский, председатель правления банка "Кредитный союз" Александр Баранов, финансовый директор МАПО МиГ Максим Ткачев и коммерческий директор этого предприятия, ставший впоследствии главой ВПК МАПО, Александр Безруков. Из $231 млн, выделенных на изготовление МиГов, на $150 млн были куплены облигации внутреннего валютного займа, которые проделали путь из Уникомбанка в Московский инновационный банк, а затем в банк "Кредитный союз", который их реализовал. Большую часть выручки, около $110 млн, "Кредитный союз" перевел за рубеж на счет подставной компании "Бент", после чего деньги были похищены. Три месяца спустя МАПО МиГ получило от Минфина очередные облигации на $81 млн, которые заложило "Кредитному союзу" под некий вексельный кредитный договор. Он не был выполнен МАПО, и облигации стали собственностью сначала "Кредитного союза", а затем Московского инновационного банка.

В 1998 году замгенпрокурора Михаил Катышев распорядился арестовать по этому делу Максима Ткачева, Александра Безрукова, Александра Баранова и Илью Сташевского, тогда же в розыск был объявлен Андрей Глориозов. Развал дела начался после того, как в мае 1999 года был отстранен от следствия замгенпрокурора Катышев и на его место был поставлен Василий Колмогоров. При нем летом 1999 года старший следователь по особо важным делам Владимир Елсуков прекратил это дело в отношении Андрея Вавилова за отсутствием в его действиях состава преступления. Затем из-под уголовной ответственности был выведен глава "Кредитного союза" Александр Баранов, у которого обнаружилось "органическое поражение головного мозга". В 2001 году из-под стражи были выпущены Максим Ткачев и Александр Безруков. Тогдашний руководитель следствия по этому делу Александр Паранов рассказал Ъ, что в 2001 году подготовил проект постановления о возобновлении уголовного преследования господина Вавилова, однако начальник управления по расследованию особо важных дел Владимир Лысейко сказал ему: "Устинов (генпрокурор – Ъ) не велел трогать Вавилова". Осенью 2001 года, когда следствие уже курировал первый замгенпрокурора Юрий Бирюков, следователь Паранов прекратил дело против господ Безрукова и Ткачева за отсутствием в их действиях состава преступления, решив, что "направлять это дело в суд без обвиняемого Вавилова нет смысла". Пять лет это дело лежало под сукном, пока весной 2006 года Юрий Бирюков не распорядился возобновить уголовное преследование по приостановленному ранее делу против разыскиваемых банкиров Глориозова и Сташевского (выйдя из-под стражи, он скрылся). В октябре 2006 года, уже после отставки господина Бирюкова, замгенпрокурора Виктор Гринь отменил постановление о прекращении дела против Максима Ткачева и Александра Безрукова, а в 16 ноября господин Гринь отменил постановление и о прекращении дела против Андрея Вавилова. Расследование дел было возобновлено.

Андрей Вавилов заявил вчера, что собирается обжаловать вынесенные Верховным судом решения в президиуме этого суда. Он пообещал, что в Совет федерации при рассмотрении представления Генпрокуратуры о даче согласия на предъявление ему обвинений будут представлены документы, доказывающие, что "обвинения основаны исключительно на ничем не подкрепленных предположениях и абсолютно не соответствуют действительности". Господин Вавилов признает, что государство понесло ущерб в связи с тем, что он распорядился перечислить из бюджета денежные средства для ВПК МАПО, которые затем "были утрачены". Однако, по словам сенатора, обвинение игнорирует тот факт, что "деньги действительно потрачены на нужды ВПК МАПО, а не похищены, что было подтверждено проверками Счетной палаты, Контрольно-ревизионного управления Минфина РФ и Контрольно-ревизионного управления президента России". Господин Вавилов подчеркнул также, что решение о выделении денег ВПК МАПО из бюджета было принято им "во исполнение указаний руководства страны в преддверии визита премьер-министра Индии в Россию". По словам Андрея Вавилова, срок давности по этому делу истекает в апреле 2007 года.

***

Оригинал этого материала
© "Московский комсомолец", origindate::14.02.2007

Из сената — на нары

Александр Хинштейн

[...]

Прекращенные дела с участием А.Вавилова

1. Дело НФС. В 1994—1995 гг. Вавилов под мизерные проценты выделил банку “Национальный кредит”, находящемуся в предбанкротном состоянии, $132 млн. и передал в управление облигации внутреннего валютного займа номиналом $125 млн. В апреле 1995 г. он облагодетельствовал банк кредитом еще на $45 млн. В дальнейшем кредит с согласия Вавилова был переуступлен банком Национальному фонду спорта и исчез: его зачли якобы как компенсацию от отмены таможенных льгот.

2. Дело НРБ. В 1995 г. Вавилов необоснованно перечислил свыше $600 млн. Национальному резервному банку. Отчеты об использовании средств банком не представлялись. Благодаря Вавилову в 1995 г. “Газпром” был освобожден от налогов почти на 1,5 триллиона неденоминированных рублей, деньги стали собственностью “Газпрома” и НРБ.

3. Выборы-96. Для “стимуляции” банкиров, спонсировавших выборы Ельцина, Минфин реализовал чисто криминальную схему. Государство передавало банкам свои ценные бумаги за 30% от номинала, а затем покупало их обратно, но уже за полную стоимость. Ущерб, причиненный бюджету, не поддается никакому учету.

4. Дело об индийском кредите . Под несуществующий контракт на поставку Индии самолетов “МиГ” Вавилов перечислил ВПК “МАПО” (изготовителю) $231 миллион. Деньги, однако, до производителя не дошли, были похищены и выведены коммерческими банками в офшоры.

5. Дело фонда СНГ. В 1996—1997 годах Вавилов заключил 14 противоречащих закону соглашений о переводе долговых обязательств ряда нефтедобывающих предприятий некоему Международному фонду содействия СНГ. Ущерб государству составил примерно $30 млн.

6. Дело об арабских долгах. В 1997 г. Вавилов отписал банку “МФК” долги Ирака и Ливии более чем на $8 млрд. Еще одним подарком стал выпуск государственного нерыночного займа в размере 573,1 млрд. рублей, который на безальтернативной основе был продан “МФК”. В мае 1997-го, сразу после отставки, Вавилов стал президентом “МФК”.

7. Дело о квартире. В 1993 г. по подложным документам Вавилов получил 4-комнатную квартиру в Москве. Было возбуждено уголовное дело, но Генпрокуратура прекратила его “за отсутствием состава преступления”.

8. “Дело Олейника”. В 1996—1997 гг. была организована схема “газовых” взаимозачетов между Россией и Украиной, в которой приняли участие семь структур, включая Минобороны, Минфин и Госналогслужбу. Предполагалось, что военные получат стройматериалы на $450 млн. (в счет долга государства перед Минобороны), однако $327 млн. — ни деньгами, ни досками — так и не дошли до получателя. Следствие установило, что организатором и разработчиком этой схемы был Вавилов, ему предъявили обвинение, однако руководство Генпрокуратуры запретило трогать Вавилова; дело против него было прекращено, а единственным виновным признан начальник финуправления Минобороны генерал Олейник.

9. Деревянное дело. Благодаря усердию Вавилова и председателя РФФИ Соколова банк “Менатеп” заполучил крупнейшее в России предприятие — экспортер целлюлозы — Усть-Илимский лесопромышленный комплекс. На чековом аукционе и инвестиционном конкурсе структуры “Менатепа” взяли под контроль 74% акций ЛПК, но для абсолютной власти им не хватало одного процента. Тогда Вавилов и Соколов передали “Менатепу” 1,13% акций холдинга в обмен на акции самого банка, что являлось грубейшим нарушением закона. В дальнейшем предприятие было обанкрочено.

10. Нефтяное дело. При приватизации Вавиловым госкомпании “Северная нефть” по заниженной стоимости были выведены активы ее соучредителя — госкомпании “Зарубежнефть”. При номинальной цене в $5 млн. доля “Зарубежнефти” (10%) была выкуплена за $400 тыс. Впоследствии Вавилов продал “Северную нефть” за $400 млн.