Весь из сахара и меда

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© solomin, origindate::16.07.2008, Фото: "Коммерсант"

Весь из сахара и меда - таким сенатора Гурьева рисуют карманные СМИ

Анатолий Кокуркин

Converted 27205.jpg

Андрей Гурьев

Прелюбопытную информацию опубликовали СМИ. По итогам мая и июня член Совета Федерации от Мурманской области Андрей Гурьев в рейтинге лоббистов-профессионалов занял 17 место в группе «Сильная эффективность» и разделил 88-90 места с председателем Внешэкономбанка Владимиром Дмитриевым и первым вице-спикером Государственной Думы Олегом Морозовым, в сквозном рейтинге политиков, в котором включен в группу «Среднее влияние». Не менее любопытна ссылка на то, что эксперты (Агентство экономических новостей и Агентство политических и экономических коммуникаций) рассматривают только так называемое «цивилизованное лоббирование», не подразумевающее подкуп чиновников или депутатов. Априори не исключается «нецивилизованное лоббирование», и если бы рейтинг составлялся с его учетом, мурманский сенатор занял бы в нем более почетное место. Однако для составления такого рейтинга опрашивать бы пришлось не ведущих, как в данном случае, а берущих экономистов и политиков, а также чиновников самых разных рангов и профилей.

Чтобы различить цивилизованное и нецивилизованное понятие лоббизма, нужно, прежде всего, определиться с юридическими дефинициями. «Лоббизм» - это взаимодействие лица или группы лиц с органами государственной власти с целью оказания влияния на принятие необходимых решений и для постоянного отстаивания своих интересов. Лоббистские технологии включают разнообразные виды деятельности с использованием большого набора инструментов влияния на процесс выработки государственных решений: участие в избирательных кампаниях, вхождение в профильные комитеты законодательного органа, внесение в законопроекты определенных предложений и отстаивание их при обсуждении, широкое взаимодействие с прессой и прочее. Все перечисленные технологии можно отнести к инструментарию цивилизованного лоббиста.

Среди нецивилизованных технологий чаще других используются внедрение в законодательные органы и профильные комитеты «агентов влияния», подкуп, спонсирование партий и объединений (скрытый подкуп), организация обедов, приемов, рыбалок, всевозможных фуршетов, включая банные, судебные иски, затягивание судебных решений путем апелляций, мнимая благотворительность, создание «ручных» СМИ, сбор компромата, размещение его в СМИ …

Короче, лоббизм – это своего рода игра между властью и бизнесом, правило которой устанавливаются ее участниками. Цивилизованные они или нет зависит от каждого из них. Профессиональный лоббист это тот, для кого лоббизм – бизнес. Бизнес, как известно, требует вложения денег. Когда лоббист сам является бизнесменом (владельцем крупной компании «ФосАгро»), деньги для него не проблема. Благодаря им он задействует весь инструментарий и технологии лоббизма, то есть продвижения своих интересов через органы власти.

Чем больше у игрока проблем, тем менее цивилизованными становятся правила игры. В последнее время над «ФосАгро» в целом, и над Гурьевым, в частности, сгущаются тучи. Связано это с его туманным прошлым - с теми преступлениями, которые были совершены преступной группой Ходорковского-Лебедева при его активном участии. Если до последнего времени Гурьеву путем тотального коррумпирования чиновников всех уровней удавалось поддерживать ситуацию на засушенном уровне, то при новых уровнях доходности бизнеса «ФосАгро» становится слишком серьезным игроком, в том числе и на политической арене. Новое положение требует открытости, прозрачности, чего у данной вертикально интегрированной структуры, вышедшей из недр «Менатепа», изначально быть не может. Одна за другой крупные российские компании выходят на международную финансовую биржу. Выход на IPO возможен только для тех компаний, которые не скрывают своей отчетности, своих бенефициаров, не решают вопросы налоговой задолженности в судах, чьи акционеры не проходят по делам организованных преступных групп и не прячутся за пределами юрисдикции страны. «ФосАгро» - не из их числа. При наличии в активе такого богатого минеральными ресурсами предприятия, как ОАО «Апатит» ее капитализация должна бы быть не меньше, чем «Уралкалия» и «Сильвинита» вместе взятых. Досадно Гурьеву терпеть такое фиаско перед конкурентами: обе эти компании, а также «Еврохим», «Акрон», «Уралхим» и другие выходят на IPO. Невозможность такого шага для «ФосАгро» больно бьет по самолюбию сановника. Ведь только на открытом западном рынке можно ощутить себя полноценным собственником. Увы, с таким «хвостом» и подмоченной репутацией туда дорога заказана.

Не от того ли бесится Гурьев, что никогда не дотянутся ему до уровня других российских бизнесменов, не скрывающих своей собственности и не прикрывающихся депутатскими мандатами и прочими атрибутами власти, обеспечивающими неприкосновенность. Без нее он как муха перед направленной на него мухобойкой. В России немало представителей крупного бизнеса, которые открыто строят взаимоотношения с партнерами, дают интервью, участвуют в форумах, как главы холдингов, а не как представители неких неформальных объединений, старающихся прилюдно дистанцироваться от бизнеса. Им не надо скрывать того, что они владеют контрольным пакетом акций, не надо закулисно управлять своими активами. Гурьев же постоянно вынужден прятать голову в песок. Он, дескать, никакого отношения к бизнесу не имеет, он сенатор и только, а для близиру, чтобы представительствовать на разных отраслевых тусовках и экономических форумах, – вице-президент Российского Союза химиков. «Химик» не по образованию, а по жизни. Химичит во всем, чего рука его коснется. И скандалит, если что не по нему. У него от природы повышенная конфликтность и агрессивность, плюс появившаяся по мере восхождения на властный олимп мания величия. Все представители смежного бизнеса как-то стараются договориться между собой, найти общий язык. При возникновении проблем они стараются разрешить их, чтобы не доводить до абсурда. Конкурентная борьба в их секторах товарного рынка способствует оздоровлению их взаимоотношений. Другое дело в фосфатном секторе отрасли по производству минеральных удобрений. Гурьев ни с кем не хочет считаться, со всеми конфликтует. То с «Акроном», то с «Уралкалием» воюет, теперь вот с «Уралхимом» начал войну. И все потому, что монополист, что в условиях отсутствия конкуренции может навязывать другим участникам рынка свои условия. Нездоровые взаимоотношения, постоянные дрязги бьют по всей отрасли по производству минеральных удобрений, негативно сказываются на развитии агрохимического комплекса и решении продовольственной проблемы.

Аналитики прогнозируют, что в ближайшее время ситуация для Гурьева может развиваться по двум сценариям – плохому и очень плохому. Плохой сценарий предполагает, что Гурьеву позволят продать свой бизнес с дисконтом к рыночной цене более достойному собственнику и при этом оставят на свободе. Очень плохой – его лишат сенаторской неприкосновенности и отправят составить компанию Ходорковскому. «ФосАгро» при этом повторит судьбу «ЮКОСа». Гурьев это понимает лучше других, вот и приходится ему крутиться, лоббируя свои, шкурные интересы. Что ж, вполне профессионально получается. 17-е место в рейтинге 100 российских политиков – не кот начхал.

Если верить карманным СМИ, Гурьев вообще весь из сахара и меда. Как сообщается на мурманском бизнес-портале (b-port.com), «позиции единороса Андрея Гурьева в нашем регионе несомненно выше, и не последнюю роль в этом играет его безусловное влияние на социально-политическую и экономическую обстановку в городах Кировске и Апатиты, а также на предстоящие в октябре выборы мэра Апатит, где по прогнозам экспертов, основная борьба развернется между представителями партий «Единая Россия», КПРФ и ЛДПР» Кто бы сомневался, что его интересы сосредоточены не в Мурманской области в целом, делегировавшей его в Совет Федерации, а чисто конкретно на данной территории, где находится его основная кормушка – одно из крупнейших в мире фосфатно-сырьевых предприятий ОАО «Апатит». Не упустить своего верховенства, не потерять управляемости территории, не допустить во власть представителей конкурентов – такая стоит задача. А за ценой профессиональный лоббист не постоит.