Вечно живые члены ЦК

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Вечно живые члены ЦК Выдвиженцы КПСС и сегодня управляют страной

"События 1991 года многими воспринимались, помимо прочего, как кадровая революция. Ожидалось, что высший эшелон партноменклатуры безвозвратно канет в прошлое, а место на вершине власти займут люди принципиально новой формации. Но произошло нечто другое. Наше мини-исследование судеб членов ЦК КПСС образца 1990 года, где в тот момент была сосредоточена значительная часть элиты страны - партийной, хозяйственной, научной и отчасти творческой, - принесло довольно любопытные результаты.

Последний состав Центрального Комитета (412 человек) был избран в июле 1990 года на XXVIII съезде партии. Помимо высшего советского и партийного руководства, здесь собрались лидеры региональной элиты - первые секретари республиканских, краевых и областных комитетов, члены кабинета министров, академики, писатели, театральные деятели, а также несколько "рядовых" представителей двух господствующих классов и одной прослойки. Если для многих деятелей, входивших в партийный ареопаг, бархатная революция 1991 года означала конец или закат карьеры, то у других - рангом пониже - карьерный взлет только начинался. 
Наибольшую устойчивость за минувшее десятилетие продемонстрировали главы регионов. У первых секретарей обкомов образца 90-х, входивших в ЦК, позиции оказались на удивление прочными. До последнего времени они продолжали рулить десятью российскими республиками и областями. С советских времен не выпускают бразды правления из своих рук Шаймиев в Татарстане, Строев в Орле, Коков в Кабардино-Балкарии, Потапов в Бурятии (а также Джаримов в Адыгее, в ЦК не входивший). До 1999-2000 годов оставались на своих постах Муха в Новосибирске, Шабанов в Воронеже, Горячев в Ульяновске и Сударенков в Калуге. Последний и сейчас представляет Калужскую область в Совете Федерации. Северной Осетией также руководят исключительно члены того ЦК: до 1998 года Галазов, после - Дзасохов. На белом коне вернулся в родную Тульскую область Стародубцев, который до перестройки возглавлял одно из областных хозяйств. Переломным моментом в его биографии стал именно 1990 год: Василий Александрович как лидер Крестьянского союза вошел в ЦК, и после этого его карьера шла по нарастающей. И все же лучше всех укоренились в региональных элитах руководители республиканских парторганизаций. Первый секретарь рескома образца-90 Муху Алиев остался у руля в - он лишь пересел в кресло председателя Народного собрания. Снова пытался руководить Чечней, правда, неудачно, Доку Завгаев - его имя тоже было в числе тех 412 комиссаров. 
Старым цековским кадрам по-прежнему принадлежат места спикеров обеих палат российского парламента. Особенно велико их представительство в Государственной думе. Мы насчитали 18 депутатов, которые входили в ЦК КПСС до и после 1990 года. В нынешней Думе они далеко не на последних ролях: 7 политиков из этой когорты возглавляют комитеты, в том числе такие ключевые, как комитет по промышленности (Маслюков), по государственному строительству (Лукьянов), по труду и социальной политике (Сайкин). Если кто-то и забыл о былых партийных заслугах депутатов-коммунистов, то коллеги по партии по-прежнему ориентируются на старую иерархию, сложившуюся в 1990 году. Во всяком случае коммунистам, не имеющим в послужном списке записи "член ЦК", ключи от профильных комитетов пока не светят. 
Интересно, что некоторые люди и из этой плеяды, почти все время находящейся в оппозиции к Кремлю, все-таки сумели сделать за 10 лет неплохую карьеру. Так, Иван Мельников, до 1991 года занимавший сравнительно скромную должность секретаря парткома МГУ, к середине 90-х стал влиятельным парламентарием, возглавил одну из комиссий Парламентской ассамблеи Совета Европы, а нынче руководит думским комитетом по образованию и науке. 
Весьма удачно сложилась политическая биография Николая Губенко, представлявшего в ЦК мастеров культуры. В начале 90-х он готовился передать Театр на Таганке в руки вернувшегося Любимова и мог стать обычным актером. Но он примкнул к партии проигравших и выбрал, как впоследствии оказалось, весьма мудрую стратегию: сегодня Губенко не только руководит театром, но и возглавляет думский комитет по культуре. 
Несмотря на радикальные экономические реформы, не ушли на пенсию и члены правительства Рыжкова. Сам Николай Иванович сегодня скромный депутат. Зато его бывшие подчиненные, в разное время побывавшие в ЦК КПСС, за эти 10 лет достигли весьма внушительных успехов. Министр нефтяной и газовой промышленности Союза Виктор Черномырдин оказался самым стабильным российским премьером. Советские зампреды Лобов и Маслюков стали вице-премьерами в правительствах Черномырдина и Примакова. Министр юстиции СССР Вениамин Яковлев в новые времена возглавил Высший арбитражный суд. Министры Лаверов и Ягодин вошли в руководство РАН. Еще один зампред Совмина СССР Леонид Абалкин возглавляет Институт экономики Академии наук. Председатель Гостелерадио СССР Леонид Кравченко редактирует "Парламентскую газету". 
Даже в самых рыночных сферах экономики ключевые посты занимают деятели с цековской закалкой. Виктор Геращенко, как и 10 лет назад, руководит Центральным банком. Аркадий Вольский, как и тогда, пытается консолидировать российских промышленников. Владимир Щербаков, министр труда в правительстве Рыжкова, стал пионером приватизации, возглавив фонд "Интерприватизация". 
Российское крыло ЦК в 1990 году составляло примерно 350 человек. По нашим подсчетам, как минимум 50 из них до сих пор остаются на политической сцене страны. По-прежнему в строю и бывшие члены ЦК и Политбюро, возглавлявшие союзные республики. Шеварднадзе в Грузии, Алиев в Азербайджане, Акаев в Киргизии, Назарбаев в Казахстане, Каримов в Узбекистане и Ниязов в Туркмении уверенно ведут свои народы в теперь уже светлое капиталистическое будущее. 
В чем же секрет этой удивительной устойчивости, непотопляемости партийного актива тех лет? Одним из объяснений может быть особенность советской школы кадровой селекции, которая была, по сути, школой политического выживания. На плаву оставались не просто предприимчивые и энергичные люди, а те, кто имел незаурядное номенклатурное чутье, обладал талантом выживать в условиях жесточайшей аппаратной конкуренции. Они и сегодня демонстрируют удивительную гибкость, способность наладить сотрудничество с любым режимом, органично встроиться в него. 
Многое объясняется и инертностью мышления избирателей. Факт пребывания в верхушке КПСС до сих пор воспринимается как знак качества, свидетельство принадлежности к некой касте политиков высшего пилотажа. 
По-прежнему действует и пронизывает властные структуры старая система протекционизма, при которой давно отлаженные связи, укорененность в местной элите значат гораздо больше, чем личные качества политика. Но можно сделать и еще один вывод: структура власти изменилась не столь революционно, чтобы в ней не находилось места советским партбоссам (а от идеи люстрации Россия отказалась). По крайней мере в тех регионах и отраслях, где настоящих реформ до сих пор не случилось, опыт и навыки старой советской элиты остаются вполне актуальными и востребованными. Пока не произойдет реальной судебной реформы, во главе судейского корпуса закономерен министр юстиции времен Рыжкова. Пока не реформирована банковская система, во главе Центробанка вполне уместен главный советский банкир. Кадровая стабильность во многих жизненных сферах может являться индикатором застоя. 
В 1990 году ЦК КПСС уже не был единственным центром средоточения и образования российской элиты. Появились и альтернативные центры - экономические фонды и институты, кооперативы, демократические клубы и движения. Значительная часть сегодняшнего правительства и президентской администрации сформирована новым поколением политиков и экономистов. Другое вливание "свежей крови" при Путине обеспечили выходцы из силовых структур. В регионах успешнее секретарей обкомов оказались бывшие главы облсоветов и облисполкомов, а кое-где - комсомольские активисты конца 80-х. 
Но и тех, кто входил в число четырехсот комиссаров, списывать со счетов рано. В большую политику многие из них пришли в конце 80-х, так что сегодня находятся еще во вполне трудоспособном возрасте. И иногда они возвращаются. Так, бывший заведующий идеологическим отделом Ленинградского обкома Алексей Воронцов в 1996 году вновь был призван на службу, занял пост вице-губернатора области и несколько лет проработал в правительстве Густова. А из самых неожиданных взлетов можно вспомнить победу на президентских выборах Карачаево-Черкесии Владимира Семенова. Казалось бы, после скандального ухода с поста главкома сухопутных войск его солнце навсегда закатилось. Но член ЦК-90, Владимир Магомедович, оказался на редкость крепким орешком. Возвращение в нижегородский Кремль Геннадия Ходырева еще раз подтвердило, что позиции бывших членов партийного ареопага по-прежнему сильны. Одним словом, кадровый потенциал ЦК КПСС до сих пор не исчерпан. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации