Вещдок ушел налево

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Вещдок ушел налево Многие правоохранители уже давно делят бизнесменов на своих и чужих. Первых они «крышуют», вторых загоняют на нары

"О том, что споры хозяйствующих субъектов должны разбираться в арбитражном суде, знает каждый первокурсник юридического вуза. На арбитраж эти функции возложены действующим российским законодательством. Но это по закону, а на практике все часто складывается совсем не так, как прописано в статьях и параграфах правовых документов. Сплошь и рядом в реальной жизни все переворачивается с ног на голову: к коммерческим конфликтам подключаются правоохранительные инстанции совсем иного профиля, нежели те, кто должен заниматься этим в силу своей компетенции. В ход идут самые грубые и циничные способы отъема чужой собственности и денег. Тех же, кто взял за дурной тон отстаивать свои законные права и защищать деловую репутацию, всеми способами пытаются упрятать за решетку. Эта история началась восемь лет назад, в марте 1997 года, когда четверо предприимчивых и энергичных людей организовали компанию по реализации торгового и холодильного оборудования, назвав ее ООО «Горсия». Андрей Карев, Сергей Чвырь, Павел Ядыкин и Олег Крылов строили самые амбициозные планы по расширению бизнеса, тем более что дела шли успешно и впереди маячили вполне обнадеживающие перспективы. Ввиду очевидных волевых и лидерских качеств, главным в группе был Карев, бывший сотрудник 15-го управления КГБ, занимавшейся, как известно, технической охраной высших руководителей советского государства. Он-то и привел в «Горсию» Ивана Сорокина, мужа близкой подруги своей жены, который вскоре стал генеральным директором компании. Этому человеку предстоит сыграть одну из ключевых ролей в том трагифарсе, который вот уже несколько лет раскручивается на подмостках московской правоохранительной системы. Любой бизнес – это не только постоянный риск, но и перманентное столкновение интересов, борьба противоречий и поиск компромиссов. Когда дела идут хорошо, никто не дергается, но стоит возникнуть критической ситуации, даже в кругу единомышленников возникают трения, которые нарастают по мере того, как усиливаются негативные явления. Как и по другим структурам российского бизнеса, дефолт 1998 года сильно ударил по компании «Горсия», убытки составили 80 тысяч долларов. Удрученный этими печальными обстоятельствами, Крылов решил выйти из дела и попросил выплатить ему его долю, на что Карев ответил отказом, ссылаясь на тяжелое финансовое положение фирмы. Но тем не менее компромисс был найден: Крылову выделили 30 тысяч долларов на развитие собственного бизнеса. Эти деньги ушли на ремонт офиса, закупку оргтехники, подбор персонала, а также аренду торгового зала и складских помещений. Учредителями новой фирмы, получившей название «Купеческие традиции», стали Андрей Карев (90 процентов) и Олег Крылов (10 процентов), последний занял также пост генерального директора. Дело, как говорится, завертелось. Карев стал энергично поставлять из «Горсии» на склады «Купеческих традиций» товары по очень выгодной «купцам» цене, но денег Крылов не возвращал. Через полгода долг составил около 450 тысяч долларов, поэтому Кареву ничего другого не оставалось, как освободить партнера от должности генерального директора, а на его место назначить Павла Михайлова, который сумел за полгода погасить долг «Купеческих традиций». Между тем Крылов наращивал свое благосостояние: купил трехкомнатную квартиру, открыл, уже самостоятельно, цех по производству торговой мебели, оставаясь при этом соучредителем «Купеческих традиций». Словом, наш пострел везде поспел. За это время он сумел наладить доверительные отношения с гендиректором «Горсии» Сорокиным, все больше набиравшим силу в этой компании, которая к 2001 году уже имела ежемесячный доход более 17 млн. рублей и прибыль стабильно увеличивалась. Однако к этому времени Карев практически перестал заниматься делами «Горсии», направив свои усилия на разработку новых коммерческих проектов. На хозяйстве в «Горсии» остались по существу Чвырь и Сорокин. А Карев обратил свои взоры на Калининград, где покупает два полуразрушенных здания, вкладывает немалые средства в их ремонт и регистрирует в столице янтарного края фирму «Балтмост», единственным учредителем которой с марта 2002 года становится Чвырь, а генеральным директором с сентября – местный житель Губанов. Не останавливается на достигнутом и Сорокин. В марте 2002 года он создает свою компанию – ООО «Атлас-маркет» и регистрирует ее на своего друга, бывшего завхоза «Горсии» А. Леншина. Она также занимается реализацией торгового и холодильного оборудования, используя, как и фирма «Горсия», те же каналы приобретения товара. При этом Сорокин по-прежнему рулит в последней в качестве гендиректора, принимая самое активное участие в движении денежных средств. Сергей Чвырь не раз заводил разговор с Андреем Каревым о том, что такое совместительство до добра не доведет, и предлагал уволить Сорокина. Согласия Карева он так и не получил. Тот уверял, что собственный бизнес Сорокина не наносит ущерба «Горсии», а сам «совместитель» очень полезен компании в качестве генерального директора. Ну а дальше последовали события, которые круто изменили жизнь многих героев нашего рассказа. 4 сентября 2002 года Карев и Ядыкин поехали на деловую встречу (с кем и по какому поводу, неизвестно) и бесследно исчезают. Чуть позже сотрудники милиции нашли в целости и сохранности автомобили пропавших бизнесменов. По факту исчезновения людей возбуждается уголовное дело, где главным подозреваемым стал… Правильно, Сергей Чвырь как основной «выгодоприобретатель», поскольку он оставался единственным учредителем фирм «Горсия» и «Балтмост». И это, что называется, в лучших традициях отечественного уголовного сыска. Чего ради милиционерам забивать себе голову всякими версиями, с какого перепугу проводить им утомительные оперативные мероприятия, когда Чвырь-то, вот он, бери пока тепленький! На него, естественно, все и повесили. Увы, к сущему расстройству ретивых правоохранителей, целый год расследования дал «ноль» результатов. Карева и Ядыкина ни живыми, ни мертвыми не нашли, следствие приостанавливается. Сергея Чвыря постоянно вызывают на допросы и для проведения других следственных действий. Да и сам он не сидит сложа руки, предпринимая активные шаги по розыску своих деловых партнеров. Естественно, что в таких обстоятельствах для управления бизнесом времени практически не остается. Ну а так свято место пусто не бывает, все подгребает под себя Иван Сорокин, почувствовавший вкус к большим деньгам и единоначалию. Ежемесячная выручка достигает 35 млн. рублей, но тут Сергей Чвырь в конце 2002 года начинает замечать, что из компании вовсю выводятся деньги на основании каких-то договоров с неизвестными ему фирмами. На ключевых участках Сорокин ставит своих людей. Так в апреле 2003 года на фирме появляется в качестве нового заведующего складским хозяйством его близкий друг А. Дмитриев. Аппетит, как известно, приходит во время еды. Ровно через год после исчезновения Карева и Ядыкина, в конце августа 2003 года, Сорокин с глазу на глаз заявляет Чвырю, что тому, мол, в их бизнесе досталось слишком много, и предлагает разделить доли в компании 50 на 50. Но и это еще не все. В качестве довеска к «половинке» фирмы Чвырь должен отдать все хозяйственное управление в руки Сорокина и в последующем не вмешиваться в дела. Быстро придя в себя от столь очевидной наглости, Сергей Чвырь, естественно, отказался. Но с настойчивостью, достойной лучшего применения, нахрапистый партнер через пару недель предлагает Сергею Чвырю уже 70 процентов бизнеса при том же условии отойти от управления компанией. Но, увы, и на этот раз у него не срослось. Чвырь вновь ответил отказом. Дальше все развивалось по классической для российского бизнеса схеме. Уже на следующий день несговорчивый предприниматель не был допущен в свой рабочий кабинет сотрудниками ЧОПа «Альфа-Юнит», ранее нанятыми Сорокиным, поскольку он (Сорокин) заявлял, что опасается за свою жизнь. В ответ на это Чвырь своим решением увольняет Сорокина с поста генерального директора и блокирует банковские счета компании. Но его по-прежнему не допускают в офис и к документации. 26 сентября 2003 года по заявлению С. Чвыря сотрудники ОБОП опечатали склады и запретили торговлю. Однако уже 29 сентября пломбы со складов были сорваны и начался вывоз товара. Чвырь вновь обратился с заявлением в милицию с требованием остановить вывоз принадлежащего ему имущества. Прибывший милицейский наряд остановил последнюю фуру, но, простояв несколько часов возле склада, она тоже ушла. На последовавшее затем заявление Чвыря о возбуждении уголовного дела в отношении Сорокина последовал отказ (позднее сам отказной материал затерялся в прокуратуре Южного округа г. Москвы, осталась только одна-единственная бумажка – постановление об отказе). Со склада незаконно было вывезено товара на более чем полмиллиона долларов по закупочной цене. Видя такой беспредел, в октябре того же 2003 года Сергей Чвырь вынужден был перерегистрировать фирму, сохранив прежнее название (в дальнейшем во избежание путаницы будем называть ее «Горсия-2») и закупив на новую фирму товар для продолжения коммерческой деятельности. Однако в ноябре 2003 года от имени Дмитриева, бывшего заведующего складским хозяйством, подается заявление в правоохранительные органы о возбуждении уголовного дела в отношении Сергея Чвыря, в котором утверждается, что он якобы удерживает товар, принадлежащей ООО «СервисКомпраст», где Дмитриев является заместителем генерального директора. (О существовании этой фирмы С. Чвырь узнал лишь из заявления Дмитриева.) В начале декабре начинаются проверки «Горсии-2» УБЭПом, но 25 числа того же месяца выносится отказ в возбуждении уголовного дела. Тем не менее 22 января 2004 года в результате прокурорской проверки уголовное дело все-таки возбуждается по тому же заявлению, а с 5 по 15 марта 2004 года по постановлению следователя Юшиной со складов «Горсии-2» вывозится еще 13 фур товара на общую закупочную стоимость 24 миллиона рублей. Принадлежащий «Горсии-2», он объявлен вещественными доказательствами. Чуть позже строгая блюстительница закона Юшина своим решением передаст эти «вещдоки» «потерпевшей» стороне – «СервисКомпрасту», который их, не моргнув глазом, реализует. И это до решения суда! Весь расчет-то был на то, что Чвырь «сядет» и тогда ничего возвращать не надо. Следует сказать, что при вывозе товара сотрудники УБЭПа сделали задел на будущее: они оставили неликвид на ответственное хранение в «Горсии-2», при этом не составив даже описи товара (поскольку нечего было описывать). Но, оказывается, и против лома есть приемы. Дело Сергея Чвыря, переданное следовательницей в суд, судья Г. Тюркина вернула на доследование. После вынесения прокуратурой нового обвинительного заключения дело было вновь оказалось в суде. Прокуратура выдвигала обвинение по четырем статьям Уголовного кодекса РФ: ст. 159, ч. 4 – мошенничество, ст. 201, ч. 2 - злоупотребление полномочиями, ст. 174 ч. 4 – легализация (отмывание) денежных средств и ст. 165 ч. 2 – причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием. В ходе судебного разбирательства государственный обвинитель – прокурор С. Лаврухина, понимая всю абсурдность этих обвинений, сняла три статьи из четырех, оставив в силе только обвинение по 165-ой статье. Сотрудники милиции и прокуратуры, видя, что дело разваливается в суде, использовали подготовленную ими зацепку. В феврале 2005 года прокурор А. Бутузов (в конце марта он уволился из прокуратуры) из – по факту продажи того товара, который был якобы оставлен на ответственное хранение. При этом на вопрос, что нужно вернуть, был дан ответ – «то, что оставили». Но поскольку описи оставленного товара не существует, непонятно, что нужно предъявлять следствию. Обвиняемым по этому делу является генеральный директор «Горсии-2» А. Мальков. В вину ему вменяются те же эпизоды, что и Чвырю, что незаконно. Но тем не менее дело передано в суд, счета фирмы арестованы, хозяйственная деятельность полностью парализована. 28 мая 2005 года прокурор Чертановской межрайонной прокуратуры г. Москвы Р. Клопцов из уже выделенного уголовного дела возбуждает еще одно, обвиняемым по которому является уже Чвырь по факту нанесения ущерба Малькову, являющемуся, как известно, генеральным директором компании «Горсия-2», учредитель которой некто иной, как Сергей Чвырь. «Недостаток воображения предрасполагает к преступлению», – считала выдающийся мастер детективного жанра Агата Кристи. В случае со служителями Фемиды из Чертановской прокуратуры все выглядит с точностью до наоборот: их избыточная склонность к фантазированию, как мы видим, приводит к весьма двусмысленным решениям. Оглашение приговора по первому уголовному делу было назначено на 11 часов 6 июня. В тот день бизнесмен был на даче и оттуда поехал к своему адвокату, а затем вместе с ним отправился в суд. Сотрудники милиции все утро прождали его у дома, где он живет, а когда поняли, что он не появится, поехали к зданию суда. К этому времени судья Галина Тюркина уже заканчивала оглашение приговора – за отсутствием состава преступления Сергей Чвыря оправдать. Казалось бы, справедливость восторжествовала. Но при выходе из зала суда предприниматель был задержан сотрудниками УБЭП УВД Южного административного округа столицы с постановлением о приводе, вынесенном следователем ОВД Чертаново-Центральное В. Мичкаевым. Как явствовало из предъявленного милиционерами документа, следователь вызывал к себе Сергея Чвыря в связи с возбуждением уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного статьями 312 и 201 ч. 2 УК РФ (первая статья – растрата, отчуждение, сокрытие или незаконная передача имущества, вторая – извлечение выгод для себя путем нанесения вреда другим лицам). Следует подчеркнуть, что в соответствии с существующей нормой закона привод подозреваемого допускается в случае неявки по вызову без уважительных причин. Ничего подобного в ситуации с Сергеем Чвырем не было. В своем обращении к руководителю Департамента собственной безопасности МВД России генерал-лейтенанту К. Ромодановскому он подробно рассказал о тех нарушениях закона, которые творятся в следственном отделении УВД ЮАО г. Москвы. До объявления постановления о приводе следователь ни повесткой, ни по телефону, ни другим иным способом его к себе не вызывал. О возбуждении нового уголовного дела Сергей Чвырь узнал лишь из постановления о приводе, которое является заведомо незаконным, и вынесено следователем Мичкаевым с единственной целью – доказать, что бизнесмен скрывается от следствия. Мичкаев сразу же отправил Сергея Чвыря в камеру, предварительно не допросив, что является процессуальным нарушением, и продержал там двое суток. Совершенно очевидно, что целью этой акции было не допустить появления Сергея Чвыря в суде. Появись он у следователя в 10 утра согласно предъявленному сотрудниками милиции постановлению о приводе, он уже не смог бы попасть на судебные слушания, что существенно осложнило бы его положение. Было бы назначено новое судебное заседание, а за это время можно бы было еще выделить или возбудить несколько новых уголовных дел. Параллельно с московскими событиями происходили события и в Калининграде. Совершенно случайно С.Чвырь узнал, что вся недвижимость «Балтмоста» без его ведома продана генеральным директором Губановым, причем сбывалась она по частям, так как существовало ограничение на размер суммы сделок и требовалось согласие учредителя, то есть Чвыря. Покупателями оказались компании, связанные с Сорокиным и Губановым, а деньги, как оказалось, были переданы наличными Сорокину, поскольку, по его словам, деньги на покупку этой недвижимости Карев якобы занимал у Сорокина, и долг не был погашен. Прояснить данную ситуацию может только сам заемщик, но он, как известно, бесследно исчез. Между тем официальные запросы депутатов Государственной думы РФ И. Ждакаева и А. Куликова в различные правоохранительные органы с просьбой разобраться в ситуации и дать ей правовую оценк, заканчиваются формальными отписками, а личные обращения в прокурорские и милицейские инстанции самого Сергея Чвыря только усиливают нажим на него. В результате главный «выгодоприобретатель» имеет в своем «активе» четыре (включая дело о пропаже людей, где он главный подозреваемый) уголовных дела. По одному из них он полностью оправдан, но прокуратура подала кассацию. Заседание Мосгорсуда назначено на 20 июля – до этого времени приговор в силу не вступает. Счета компании арестованы, товар на сумму по отпускной цене более 1,5 млн. долларов вывезен и продан, так же как и недвижимость в Калининграде. Компании Сорокина процветают, имея миллионные ежемесячные обороты, «Купеческие традиции» полностью контролируются Крыловым. И Сорокин, и Крылов, как сыр в масле, катаются, уверенные в том, что Сергея Чвыря обязательно отправят за решетку. Осведомленные люди говорят, что за всей этой неприглядной историей стоят известные в правоохранительных структурах фигуры – бывший начальник угрозыска Денисюк и прокурор Южного округа Штукатуров. А сотрудники УБЭПа хвастливо откровенничают о том, что они в ЮАО «причесали всех коммерсов, один Чвырь кочевряжется, но скоро и его закроют». Весьма примечательны и утверждения некоторых работников прокуратуры округа, считающих, что на этом деле обогатились многие из тех, кто по долгу службы обязан бороться с преступностью. Сорокин, Крылов и Кo сейчас больше всего боятся, что Мосгорсуд оставит в силе оправдательный приговор нижестоящей судебной инстанции по делу Сергея Чвыря. Ведь тогда придется возвращать товар, «объявленный» как вещественные доказательства, но вывезенный со складов и проданный. И нет гарантии в том, что самим следственным органам в этом случае не придется отвечать перед законом. Но до конца этой истории еще очень далеко, и наверняка у правоохранителей найдется в запасе немало надежных и проверенных способов выйти сухими из воды. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации