Взлет и падение «Уралкалия»

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Взлет и падение «Уралкалия» «Новый директор «Уралкалия» имеет такое же отношение к удобрениям, как я к балету, а ты - к азоту»,- заявил корреспонденту Newsweek представитель одной из компаний, работающих на рынке удобрений

" Гул удобрения. Конфликт с государством закончился для Дмитрия Рыболовлева продажей бизнеса, зато на выгодных условиях «Этой весной законопослушный сенатор от отчитался о своих доходах: в 2009 году Сулейман Керимов заработал 7,42 млн рублей. А летом сенатор вместе с младшими партнерами приобрел контрольный пакет в компании, чья стоимость до кризиса оценивалась в $30 млрд. «Просто повезло—оказался в нужное время в нужном месте»,—без всякой иронии говорит знакомый с условиями сделки бизнесмен. Сулейман Керимов вместе с коллегами по списку Forbes Филаретом Гальчевым и Александром Несисом купили 53,2% акций «Уралкалия» втрое дешевле его пиковой стоимости летом 2008 года. Уже известно, что сделку финансирует государственный ВТБ, она согласована на самом верху, а новые владельцы получили карт-бланш на дальнейшие покупки. У них более чем амбициозный план—за три года создать на базе компании крупнейшего в мире производителя калийных удобрений. Прежний владелец Дмитрий Рыболовлев отдал компанию с премией - «Уралкалий» оценили выше текущей рыночной стоимости. Путь к сделке был долгим. Рыболовлев искал покупателя шесть лет. Он вел переговоры и с BHP Billiton—крупнейшей горнодобывающей компанией мира—и с ее конкурентом Rio Tinto. Однако к 2005 году стало ясно, что Кремль не поощряет продажу стратегических активов иностранцам. Российских покупателей такого масштаба не наблюдалось. Зато примерно в это же время Кремль одобрил сделку между «Северсталью» и Arcelor, суть которой состояла в относительно равноправном слиянии через обмен активами. Сделка в итоге не состоялась, но стало ясно: обмен активами—допустимая схема. СМОТРИНЫ Но сначала нужно было получить рыночную оценку этих активов. В 2007 году «Уралкалий» со второй попытки провел IPO. Однако вскоре спрос и цены на удобрения начали стремительно расти в цене. Капитализация «Уралкалия» превысила $30 млрд, а по этой цене желающих купить уже не было, вспоминает знакомый с Рыболовлевым бизнесмен. Выручил кризис. Спрос на удобрения резко упал, и компания подешевела втрое. Зато появились покупатели. Кризис подтолкнул разговоры о слиянии металлургических и горнодобывающих компаний и создании суперхолдинга, способного на равных конкурировать с крупнейшими мировыми игроками. Свой вариант предложил и крупный акционер «Норникеля» Владимир Потанин: он предусматривал объединение норильского комбината не только с «Русалом» Олега Дерипаски (второй крупный акционер «Норникеля»), но и с «Уралкалием». Сейчас в окружении Потанина говорят, что это предложение делалось, только чтобы выиграть время—Потанин не очень хотел участвовать в навязанных государством альянсах. Однако знакомый с ситуацией вокруг «Норникеля» источник вспоминает, что переговоры шли, и принципиальная договоренность была достигнута, а Потанин и Рыболовлев просто не сошлись в цене. Владелец «Уралкалия» хотел продать свой бизнес, но без кризисного дисконта. Олигархи были недовольны: присоединение «Уралкалия», богатого наличностью и не имеющего долгов, позволяло и Потанину, и Дерипаске в той или иной степени решить проблемы с их собственными кредиторами. Осенью 2008 года «Уралкалий» попал под жесткий прессинг. А в 2009 году сделка Потанина, Дерипаски и Рыболовлева развалилась. ПОД УДАРОМ Прошлым летом одна из финансово-промышленных групп серьезно изучала возможность атаки на «Уралкалий» и захвата контрольного пакета, утверждает гендиректор Центра по изучению проблем взаимодействия бизнеса и власти Павел Толстых. Он рассказывает, что был знаком с планом этой операции. Схема предусматривала возбуждение уголовных дел на руководителей компании, вброс компромата, размещение публикаций в СМИ. Цель—вынудить Дмитрия Рыболовлева продать контрольный пакет . Момент, казалось, более чем подходящий. У любой крупной компании случались трения с властями, «Уралкалий» не исключение, но долгое время проблем удавалось избегать, даже когда в 2006 году случилась серьезная авария на первом руднике «Уралкалия», дававшем 27% добычи. Рудник затопили, и после этого участок земли в тысячи квадратных метров с полотном железной дороги просто ушел под землю. К счастью, не пострадал сам город Березники, построенный над рудниками. Это—природная катастрофа, гласило первоначальное заключение Ростехнадзора. А раз так, то никто никому не должен. Но осенью 2008 года в ситуацию вмешался вице-премьер Игорь Сечин, потребовавший провести повторное расследование. Заговорили о том, что случившееся переквалифицируют в техногенную аварию и виновным будет признан «Уралкалий». В таком случае, компании пришлось бы компенсировать расходы, связанные с ликвидацией последствий аварии, и заплатить гигантский штраф. Речь шла о почти $3 млрд выплат. В разгар противостояния и появилась крупная финансовая группа с интересом к «Уралкалию». Однако, проконсультировавшись в правительстве, потенциальные рейдеры отказались от своих планов. А вскоре было объявлено, что власть и бизнес пришли к компромиссу: «Уралкалий» добровольно выплачивает в бюджет 7,8 млрд рублей, и вопрос об аварии закрывается. Пока шли последние платежи в бюджет, в декабре 2009 года стало известно, что на место старого соратника Рыболовлева Владислава Баумгертнера приходит Денис Морозов, экс-глава «Норильского никеля». НОВЫЙ ПЛАН «Новый директор “Уралкалия” имеет такое же отношение к удобрениям, как я к балету, а ты- к азоту»,- заявил корреспонденту Newsweek представитель одной из компаний, работающих на рынке удобрений. Но похоже, что нанимали его не для торговли удобрениями. Морозов - «корпоративщик», умеющий проводить сделки по слиянию и поглощениям. По данным Newsweek, он найдет общий язык с новыми владельцами компании. В феврале Морозов вышел на работу в «Уралкалий», а в марте возобновились переговоры о продаже компании. Государство торопило события. Рыболовлеву явно дали понять, что компания при нем расти не сможет, говорит знакомый с ситуацией источник. Первым претендентом стал знакомый с Морозовым по «Норильскому никелю» Михаил Прохоров. Он привлек к переговорам Сулеймана Керимова, члена «Единой России» и близкого к власти миллиардера. Рыболовлев возобновил и консультации с Владимиром Потаниным, прерванные полтора года назад. Прохоров вскоре вышел из числа претендентов на «Уралкалий»—говорят, посчитал, что и так слишком много вложил в российскую горнодобывающую отрасль: пакеты акций в «Русале» и «Полюс Золоте» формируют до 2/3 его состояния. Но Керимов сумел обойти предложение Потанина и найти новых партнеров, которыми стали Филарет Гальчев и Александр Несис. Для группы ИСТ, основного актива Несиса, покупка «Уралкалия»—«не просто портфельная инвестиция», сказал вице-президент группы Николай Добринов. «Мы считаем, что имеющийся у ИСТа опыт и возможности в области добычи сырья и производства калийных удобрений позволит дать дополнительный импульс развитию компании»,—добавил он. Проще говоря, ИСТ купил долю в «Уралкалии» в расчете на будущие контракты. ИСТу принадлежит пакет акций израильской Baran Group, крупной инжиниринговой компании, имеющей опыт работы в калийной отрасли, а также отраслевой проектный институт. Деньги на покупку у Несиса есть—«Полиметалл», добывающий серебро и золото, и в кризис приносит солидные дивиденды. С Гальчевым все сложнее—ни опыта в калийной отрасли, ни денег у него нет. По некоторым оценкам, его долг перед Сбербанком составляет 49 млрд рублей, а основной бизнес—«Евроцемент»—как и все производители стройматериалов, не в лучшей форме. Впрочем, сразу два источника на рынке утверждают, что сделку финансировал ВТБ, одолжив всем троим по $1 млрд. Несис и Керимов к кредитам добавили наличные и часть своих активов, а Гальчеву, предполагают аналитики, пришлось заложить 1,85% акций Сбербанка, которыми он владел до кризиса. Сделка согласована на самом верху, утверждает близкий к одному из покупателей источник, а значит, претензии из-за аварии прекратятся. Более того, «Уралкалий», говорит источник, будет расти за счет сделок по поглощению своих конкурентов: благодаря новым акционерам перед компанией открываются перспективы, о которых Рыболовлев мог только мечтать. ПОГЛОЩЕНИЕ СВЫШЕ Вместе со своим пакетом в «Уралкалии» Дмитрий Рыболовлев продал Сулейману Керимову и 20% из 25% принадлежавших ему акций «Сильвинита»—конкурента «Уралкалия». Близкий к новым владельцам «Уралкалия» источник говорит, что «Сильвинит» станет объектом для поглощения в ближайший год . Аналитики приветствуют такой сценарий. Во-первых, объединенная компания сможет контролировать более 40% мирового рынка. Во-вторых, компании разрабатывают одно и то же месторождение: только на логистике можно экономить гигантские деньги. «Это тот случай, когда 2+2 =6»,—резюмирует источник. В самом «Сильвините» в слияние не верят. «Я слышу об этом с 2000 года. Надеюсь, что и сейчас новые собственники будут действовать осторожно и не наломают дров»,—говорит сотрудник компании. У двух калийных компаний драматическая история отношений. В 1990-х сбытом удобрений занималась Международная калийная компания, через которую торговали и «Уралкалий», и «Сильвинит», и еще один крупный игрок—«Беларуськалий». Рыболовлев решил, что посредник забирает себе слишком большую долю прибыли. По версии журнала Forbes, вскоре после того как «Уралкалий» попытался отказаться от услуг посредника, Рыболовлев—так уж совпало—загремел за решетку по обвинению в организации заказного убийства . Дело в итоге развалилось, а Рыболовлев реализовал свои планы. «Уралкалий» и «Беларуськалий» отказались от услуг МKK и создали совместное предприятие по экспорту—Белорусскую калийную компанию. Теперь у новых собственников «Уралкалия» сильные позиции. В отличие от Рыболовлева, у них карт-бланш на слияния. Создание крупнейшего в мире производителя калийных удобрений—только первый этап стратегического плана. Если все будет хорошо, процесс объединения займет 2,5–3 года, говорит близкий к новым владельцам источник. По его словам, глава «Уралкалия» Денис Морозов подписал контракт на пять лет. «Он специалист как раз по слияниям и поглощениям, и нужен нам как минимум до конца контракта»,—отмечает он. Закончив слияние с «Сильвинитом», «Уралкалий» сможет вернуться к проекту объединения с «Норникелем» и «Русалом». Этот холдинг, сопоставимый по размерам с крупнейшими игроками мира, может появиться уже через три-четыре года, говорит собеседник.» "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации