Взлет олигарха

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Как Березовский нажил свой первоначальный капитал

Отрывок из книги "Крестный отец Кремля"

Оригинал этого материала
© Forbes, origindate::04.09.00, Перевод "Инопресса", Фото: "Компания"

Взлет олигарха

Пол Хлебников

Converted 10909.jpgПрезидент России Владимир Путин пытается освободиться от влияния Бориса Березовского. Но тем, кто уже сбрасывает Березовского со счетов, хорошо бы напомнить, как этот магнат нажил свой первоначальный капитал.

Борис Березовский занимает особое место в российской истории. Как мы в 1996 году подробно писали в одной из своих статей (ставшей причиной судебного иска, поданного Березовским на FORBES), этот некогда малоизвестный автомобильный дилер приватизировал значительную часть российской промышленности. В 1996 году он организовал тайное финансирование предвыборной кампании Ельцина, а три года спустя помог избрать Владимира Путина преемником Ельцина. Сегодня Путиным объявлена война олигархам. Выдержит ли Березовский это посягательство на его богатство и свободу? В приведенном ниже отрывке из книги "Крестный отец Кремля" (Харкурт, сентябрь 2000) редактор FORBES рассказывает, как магнат пережил предыдущие атаки на свою империю.

Спустя некоторое время после краха коммунистической системы и прихода к власти Бориса Ельцина американский предприниматель по имени Пейдж Томпсон приехал в Россию в поисках деловых контактов. В прошлом Томпсон заведовал финансовым отделом нефтяной компании "Atlantic Richfield", которая сейчас входит в состав "Бритиш петролеум". Имея склонность к авантюрам, он начал свою вторую карьеру, продавая запчасти в страны бывшего СССР. Он очень быстро добился успеха. В 1994 году он заключил контракт на сумму 4 млн. долларов на продажу автомобильных шин "Гудиер" "АвтоВАЗу" - автомобильному гиганту, на долю которого приходится половина российского рынка легковых автомобилей.

В ходе переговоров Томпсон обратился к "АвтоВАЗу" с просьбой предоставить "кредитное письмо" от одного из западных банков, который гарантировал бы его платежи. Ему ответили, что такие гарантии может предоставить французский банк "Credit Lyonnais". Впоследствии этот банк оказался на грани краха в связи с известным скандалом о мошенничестве, однако в тот момент он казался надежным и респектабельным. Для "Гудиера" подобных гарантий оказалось достаточно.

Затем дела пошли как-то странно. Томпсону сказали, что он должен взять "кредитное письмо" в учреждении под названием "Forus Services S.A.", которое находится в Лозанне (Швейцария). Он прибыл в офис "Форюса", где обнаружил двух слонявшихся без дела россиян.

"Они вели дела в абсолютно пустом, прекрасном офисе, в котором не было ничего, кроме мебели - пустые столы и пустые стулья, - вспоминает он. - В офисе было три или четыре комнаты, бутылка виски "Джек Дэниелс" и никого, за исключением этих двух парней и секретаря, который не говорил ни на одном знакомом мне языке."

Томпсону сообщили, что "кредитное письмо" еще не прибыло и посоветовали прийти через два дня. Когда он в конце концов его получил, в письме были указаны имена "Credit Lyonnais", "АвтоВАЗа" и компании Томпсона, но не было никакого упоминания о "Форюсе".

"Это произвело на меня большое впечатление,- говорит Томпсон.- Когда я возглавлял финансовый отдел в "Atlantic Richfield" и мы хотели занять у кого-то деньги, я брал телефонную трубку, звонил в "Chase" и говорил: "Мы хотим получить у вас в качестве кредита пару сотен миллионов долларов", и они отвечали: "Мы заинтересованы предоставить их вам, давайте встретимся и поговорим об этом". Мне не нужно было звонить Джо, Майку и Мое из, к примеру, "Wilshire Financial Co" или другой компании, чтобы обсуждать вопрос о получении кредита в "Chase"."

Томпсон пришел к выводу, что этот странный, безлюдный офис принадлежал компании, которую создал кто-то из руководителей "АвтоВАЗа", чтобы заниматься финансовыми сделками и получать от "АвтоВАЗа" соответствующий гонорар, который затем делился между владельцами. "Я так никогда и не узнал, что это были за люди",- говорит он.

На самом деле "Форюс" был создан 13 февраля 1992 года автомобильным дилером Борисом Березовским, финансовым директором "АвтоВАЗа" Николаем Глушковым и крупным швейцарским торговцем недвижимостью "Andre&Cie". Официально "Форюс" значился финансовой компанией, торгующей валютой, договаривающейся о предоставлении кредитов и решающей другие финансовые вопросы, возникающих у российских компаний за рубежом. Тем не менее, он оставался клубом для своих, и выяснить личности "своих" было очень трудно. Владельцем "Форюса" в Лозанне был "Форюс холдинг" (Люксембург), который, в свою очередь, принадлежал (по крайней мере частично) лозаннской подставной компании под названием "Anros S.A.". Другими словами, Березовского и его компаньонов прикрывали по меньшей мере две фиктивные компании.

«Форюс» - лишь одна из множества компаний, которыми (прямо или косвенно) владел Березовский - в России, на Кипре, в Швейцарии, Люксембурге, Ирландии и на Карибских островах. С их помощью он контролировал валютные поступления нескольких крупнейших промышленных предприятий страны. Эти финансовые компании зарабатывали миллионы долларов с помощью невероятно высоких гонораров, кредитов, выдаваемых под огромные проценты, или попросту прокручивая оборотные средства. Это была очень сложная финансовая сеть, идеально приспособленная для вывоза денег из России, упрощавшая движение капитала по всему миру, позволявшая минимизировать налоги и уклоняться от проверок. Сегодня некоторые из этих компаний (в том числе и «Форюс») находятся в центре многих уголовных расследований, проводящихся в России и Швейцарии, в связи с подозрениями в хищениях, мошенничестве, уклонении от уплаты налогов и отмывании денег.

В 1994 г. дойной коровой растущей империи Березовского была государственная автомобилестроительная компания «АвтоВАЗ». Компания Березовского «ЛогоВАЗ» стала крупнейшим дилером «АвтоВАЗа». Ежегодно она продавала 45 000 автомобилей, т.е. осуществляла почти 10% всех внутренних продаж предприятия.

На фоне разваливающейся российской экономики автомобильная промышленность сохраняла удивительное здоровье и производила единственный российский продукт, который россияне были готовы покупать. Спрос на автомобили «АвтоВАЗа» - седан, известный на Западе под названием «Лада», и вездеход «Нива» - постоянно превышал предложение. Благодаря дешевым сырью и рабочей силе (рабочий в среднем получал $250 в месяц, как правило, зарплата выплачивалась с опозданием в два месяца), «АвтоВАЗ» должен был приносить огромную прибыль. Но на самом деле он крайне нуждался в средствах и копил долги.

Проблема состояла в коррумпированной торговой сети. Появились сотни мелких компаний, торгующих «Ладами» и запчастями; они были независимы, но связаны с различными членами руководства «АвтоВАЗа».

Летом 1996 г. я спросил президента «АвтоВАЗа» Алексея Николаева о дилерской сети компании. Он сказал, что продает машины в убыток. «В среднем мы получаем $3500 за машину, - заявил он. - Реальная стоимость автомобиля гораздо выше - примерно на 30%. [$4600].

Большинство дилеров продавали «Лады» по $7000 и выше, т.е. оставляли себе 50% от продажной цены, в десять раз больше, чем американские продавцы. Это в тех случаях, когда дилеры платили за товар, что происходило не всегда. К 1995 г. «ЛогоВАЗ» Березовского и другие дилеры задолжали «АвтоВАЗу» $1,2 млрд, т.е. треть ежегодных доходов компании.

«Невозможно было просто прийти, стать дилером и начать продавать «Лады», - вспоминает Пейдж Томпсон, занимавшийся продажей шин и смазочных материалов нескольким дилерам «АвтоВАЗа». - Если другие люди, занимающиеся продажей «Лад» позволят тебе заняться этим, тебе придется платить за эту привилегию. Появятся ребята, которые скажут тебе, что у тебя появился партнер».

«Дилеры, пытавшиеся купить у «АвтоВАЗа» автомобили, минуя общепринятые каналы, редко чего-либо добивались, а если даже им это удавалось, то часто у автомобилей были разбиты ветровые стекла, выдраны электропровода, проколоты шины. Или же их убивали».

Томпсон вспоминает случай, произошедший с одним из его клиентов, крупным московским дистрибьютором «Лада Стронг». «Он хранил свои машины на двух стоянках и должен был платить одной преступной банде за стоянку А, а другой за стоянку Б, - рассказывает Томпсон. - По неосторожности один из его работников перевез 50 машин со стоянки а на стоянку Б, после чего он был похищен ребятами, собиравшими дань на стоянке А. Они держали его заложником в подвале, пока дилер на выплатил $50 000 за оскорбление».

Другим клиентом Томпсона была дилерская компания, располагавшаяся за воротами "АвтоВАЗа" в Тольятти, возглавляемая молодым российским бизнесменом.

«Он был крупным дилером по продаже автомобилей "Лада", запчастей и всякого рода мелочей. В его логове можно было увидеть компанию хорошо вооруженных парней бандитского вида, которые, развалившись, смотрели по телевизору мультфильмы Woody Woodpecker. Куда бы он ни направлялся, за ним всегда следовал автомобиль с четырьмя охранниками."

Ему Томпсон начал продавать подержанные американские автомобили. По словам Томпсона, этот человек ему хвастался, как ловко он всех обманывает и обкрадывает, и как кто-то из сотрудников "АвтоВАЗа" продал ему автомобили, предназначавшиеся кому-то другому.

"Вся система "АвтоВАЗа" коррумпирована",- говорит Томпсон. "Если дилер хочет, к примеру, получить запчасти, он должен подкупить менеджера, отвечающего за продажу запчастей". "Я был знаком с парнем, который брал за это деньги",- рассказывает Томпсон.

Я задал Алену Мейору - специальному уполномоченному "Andre&Cie"(партнер Березовского в Лозанне)- вопрос о безудержной коррупции на "АвтоВАЗе". "Думаю, что это характерно для многих российских компаний, а не только для "АвтоВАЗа",- подчеркнул он.- Это связано с менталитетом: коллективная собственность - значит ничья."

"Andre&Cie" одним из первых стал свидетелем такой коррупции. В 1993-94 годах эта компания попыталась договориться с итальянским внешнеторговым банком о предоставлении "АвтоВАЗу" кредита в размере 100 млн. долларов. Предполагалось, что деньги должны быть возвращены через 7 лет: они должны были быть выручены от продажи "Лад" на зарубежных рынках, таких как африканский. "Этого сделать не удалось,- говорит главы представительства "Andre" в Москве Кристиан Маре,- поскольку каждый менеджер "АвтоВАЗа" имел свою собственную дистрибьютерскую сеть."

Схема, использованная Березовским, называлась реэкспорт. Экспортные контракты "АвтоВАЗа" предусматривают продажу "Лад" даже по более низкой цене, чем внутри страны, и предоставляют дилерским компаниям более длительный срок (до года) для возврата денег автозаводу. Березовский на самом деле продавал свои автомобили в России - они оставались в стране, но, согласно документации, сначала экспортировались, а затем вновь импортировались в Россию. Их "экспортный" статус позволял Березовскому получать иностранную валюту. В то время как автозавод получал от своих дилеров деньги постоянно обесценивающимися рублями или, того хуже, долговыми расписками, Березовский получал за свои проданные автомобили доллары.

Я задал Алену Мейору вопрос, почему автозавод продавал свои автомобили Березовскому на столь невыгодных условиях. "Послушайте, дорогой, подобным образом в России продаются 90% автомобилей,- ответил он.- "Логоваз" ничем не отличается от других. Различные условия продажи автомобилей объясняются личными связями между людьми, которые состоят в приятельских отношениях с менеджерами "АвтоВАЗа"."

У Березовского - крупнейшего дилера "АвтоВАЗа", были самые лучшие "личные связи" из тех, которые можно только вообразить, поскольку председатель "АвтоВАЗа", начальник финансового отдела и глава сервисной службы владели значительным пакетом акций "Логоваза". Другими словами, "АвтоВАЗ" продавал себе в убыток автомобили дилерской компании Березовского "Логовазу" и поручал "Логовазу" управлять своими финансами, в то время как высшее руководство автозавода, как акционер "Логоваза", получало от этого личную выгоду.

В то время как дилеры "АвтоВАЗа", такие как Березовский, становились все богаче, автопроизводитель неуклонно скатывался к банкротству. Компания испытывала столь острую нехватку наличности, что не могла платить налоги, оплачивать поставки электроэнергии и выдавать рабочим зарплату. Пейдж Томпсон продолжал попытки деловых контактов с "АвтоВАЗом"; он заключил несколько выгодных сделок, однако другие оказались неудачными и в конце концов он решил остановиться.

«Я потерял нескольких партнеров, - рассказывает он. - Один из моих партнеров по «АвтоВАЗу» в Бишкеке был убит в собственном кабинете. Мой партнер в Тольятти совершенно точно был крупным преступником. Недавно я понял, что эта игра не стоит свеч».

Когда я спросил президента «АвтоВАЗа» Алексея Николаевича о том, что его дилерскую сеть контролируют гангстеры, он признал, что проблема действительно существует. На самом деле, вероятно, вокруг «АвтоВАЗа» преступности больше, чем вокруг какого-либо другого крупного российского промышленного предприятия.

В 1994 г. был убит Радик Якутян, глава департамента инвестиций прокуратуры Самарской области. В то время он проводил расследование по делу, имеющему отношение к организованной преступности на «АвтоВАЗе». В 1997 г. Министерство внутренних дел провело «Операцию «Циклон», несколько служб совместно организовали атаку на организованную преступность «АвтоВАЗа». Этот рейд, в ходе которого 3000 оперативных работников МВД, прокуратуры и налоговой полиции одновременно блокировали все выходы из помещений гигантского завода и изъяли все компьютерные файлы, стал крупнейшей операцией правоохранительных органов ельцинской эпохи. В результате рейда были получены свидетельства того, что связанные с «АвтоВАЗом» гангстеры совершили не менее 65 убийств руководителей предприятия, дилеров и конкурентов в деловой сфере. Были арестованы десятки людей, возбуждены уголовные дела.

В феврале 1999 г. в Самаре, в помещении, где хранились документы и проводилось расследование дел «АвтоВАЗа», случился огромный пожар. Были уничтожены все документы по делу «АвтоВАЗа»; в огне погибло по меньшей мере 50 следователей и других работников МВД. Московские руководители МВД быстро пришли к выводу, что это не было поджогом, но через несколько дней все-таки возбудили в отношении руководства «АвтоВАЗа» уголовное дело по подозрению в уклонении от уплаты налогов.

В обстановке этого беззакония Березовский строил свою империю. В 1993 г. профессору математики было 47 лет. Большую часть своей жизни он занимался разработкой программного обеспечения. Трудно было ожидать, что такой человек преуспеет в преступном мире. Однако он не смог бы выжить в этом бизнесе, если бы не умел защищаться от бандитов.

Поскольку российское правительство пребывало в смятении, самой лучшей из имеющихся «служб безопасности» для предпринимателя была мафия. По словам нескольких высокопоставленных сотрудников российских правоохранительных органов, Березовский создал свою дилерскую компанию «ЛогоВАЗ» при поддержке чеченского сообщества, одной из самых опасных российских преступных групп. Чеченцы служили Березовскому «крышей» в автобизнесе.

А тем временем его конкуренты на авторынке, опирающиеся на другие организованные преступные группировки, завидовали его успехам и его инсайдерским сделкам с руководством «АвтоВАЗа». Так Березовский, один из тех, кого впоследствии стали называть олигархами, оказался вовлечен в криминальные разборки между ведущими московскими гангстерскими группами.

Одно из первых нападений произошло 19 июля 1993 г. Банда, которую возглавлял Игорь Овчинников, совершила налет на торговую площадку «ЛогоВАЗа» в кинотеатре «Казахстан» на Ленинском проспекте. Гангстеры подъехали на трех автомобилях и открыли огонь - сначала по окнам, потом по находившимся внутри людям. Охрана «ЛогоВАЗа» начала отстреливаться. Через несколько минут три человека (в том числе Овчинников) были убиты, шестеро ранены.

Через несколько дней я спросил генерала Владимира Рушайло, главу РУОПа об этом инциденте. Он объяснил: «Причиной перестрелки стало то, что у «ЛогоВАЗа» уже была своя собственная служба безопасности, а другая банда приехала, потому что тоже хотела собирать с них деньги. Результат был очевиден».

Позже, когда я спросил об этом инциденте Березовского, он сказал, что помнит о перестрелке, но не знает, что стало ее причиной. Он сказал:

«Мы являемся свидетелями беспрецедентного по своим масштабам перераспределения собственности. Никто не удовлетворен: ни те, кому удалось за один день стать миллионерами - они жалуются, что им мало этих миллионов, - ни те, кто ничего не получил, и естественным образом не доволен».

А потом он добавил напыщенным тоном профессора: «Поэтому я не думаю, что размах преступности по своим масштабам превышает уровень этой трансформации».

Игорь Овчинников, совершивший налет на кинотеатр «Казахстан», был всего лишь мелкой сошкой в преступной войне. Он работал на своего криминального босса - человека по имени «Циклоп» - который в свою очередь подчинялся вышестоящей гангстерской организации.

Перестрелка в кинотеатре «Казахстан» стала лишь началом. В сентябре 1993 г. на московских автостоянках «ЛогоВАЗа» произошло по меньшей мере два взрыва. Были повреждены несколько автомобилей, но никто из людей не пострадал. Российские газеты цитировали расстроенных следователей, заявлявших, что «ЛогоВАЗ» отказывается помогать им в проведении расследования. Один из детективов заметил, что эти атаки являлись «продолжением войны преступных группировок за авторынок».

Мало что известно о том, что предпринял Березовский, чтобы не пасть от рук гангстеров. Российское правительство почти ничем не могло помочь предпринимателям и защитить их от разнузданного насилия. Оно было фатально коррумпировано.

В том же месяце, когда произошла атака на торговый зал «ЛогоВАЗа» в кинотеатре, президент Ельцин отправил в отставку Министра внутренних дел Виктора Баранникова (бывшего главу МВД). Баранников был одним из главных покровителей Бориса Бирштейна, загадочного коммерсанта, торговавшего сырьем, и его компании Seabeco, с офисами в Торонто и Цюрихе. Бирштейн не скупился на вознаграждения для своих покровителей в правительстве. В начале 1993 г. он пригласил жен Баранникова и его заместителя на трехдневный шоппинг в Швейцарии. Дамы приобрели меха, духи, шарфики и часы на общую сумму в $300 000 (за счет компании Seabeco) и повезли добычу в Россию в чемоданах. Авиакомпания потребовала с них $2000, поскольку они везли с собой 20 чемоданов багажа сверх того количества, которое можно провозить с собой бесплатно. Эти счета тоже были оплачены Seabeco. Когда скандал стал известен общественности, Баранников и его заместитель были уволены из МВД, однако никакого наказания не понесли.

Московская гангстерская война 1993-94 гг. обеспокоила делового партнера Березовского в Лозанне, компанию Andre & Cie. Когда эта компания решила стать стратегическим партнером Березовского, она не рассчитывала на то, что начнутся взрывы и убийства. Алэну Мэйору удалось успокоить своих коллег из Andre.

«Это же происходило в России, а не в Швейцарии, - объяснил он. - Мы установили факты… мои руководители в компании были поставлены в известность. И все. В то время в московском автомобильном бизнесе шла серьезная конкуренция, это точно. Люди прибегали к самым жестоким средствам. Это не вселяло оптимизма. На самом деле, это было очень неприятно».

Компания Andre & Cie. решила продолжать сотрудничество со своим московским партнером. Зимой 1993-94, когда в Москве шла криминальная война, Березовский большую часть времени проводил за границей. Он приехал в Лозанну, чтобы с помощью Andre & Cie. завершить создание своей оффшорной финансовой сети. Стоило ему вернуться в Москву, на него тут же было совершено покушение. У дверей его квартиры была заложена бомба. К счастью она не взорвалась.

Вечером 7 июня 1994 г. Березовский вышел из нового здания «ЛогоВАЗа» в центре Москвы и сел на заднее сиденье своего Мерседеса. Спереди, рядом с шофером, сидел его телохранитель. Когда машина тронулась, по всему району разнесся грохот взрыва. Кто-то припарковал в этом переулке Опель, набитый взрывчаткой, и когда мимо проезжала машина Березовского, взорвал машину при помощи дистанционного управления. Березовский стал свидетелем, как его водителю оторвало взрывом голову. Телохранитель был сильно ранен, он лишился глаза. Ранения получили несколько случайных прохожих. Березовский, хромая, вышел из машины, его одежда дымилась. Он получил сильные ожоги, ему пришлось несколько месяцев пролежать в швейцарской больнице.

Спустя несколько дней были взорваны бомбы в офисах принадлежащего Березовскому «Объединенного банка». Березовский обвинил во взрывах своих конкурентов по автомобильному бизнесу. Еще через девять месяцев, находясь под подозрением в связи с убийством наиболее успешного телевизионного продюсера, Березовский записал на пленку и направил Ельцину свою версию происшедшего, указав на своего главного конкурента по информационному бизнесу Владимира Гусинского.

Расследование по делу о взрыве в резиденции "Логоваза" - как и многих других заказных убийств - так никогда и не было доведено до конца. Комментируя другой взрыв на автостоянке "Логоваза", который произошел годом ранее, начальник РУОП Владимир Рушайло сказал мне: "Многие считают, что бизнесменов убивают просто потому, что они бизнесмены. Это не так. Расследования заказных убийств показывают, что жертвы, выражаясь дипломатическим языком, находились в непонятных отношения с теми людьми, которые были или заказчиками, или исполнителями этих убийств. Никто не убивает законопослушных граждан - тех, кто не нарушает закон, кто платит налоги."

В марте 1994 года инвестиционная компания Березовского под названием "АВВА" разместила деньги в структуре под названием "Мосторгбанк", купив два простых краткосрочных векселя на сумму 500 млн. рублей каждый. "Мосторгбанк" контролировался известным бандитом по имени Сергей Тимофеев (по прозвищу Сильвестр из-за сходства с Сильвестром Сталлоне). Сам Сильвестр был связан с мощной организацией, называющей себя Солнцевские братки. Его банк не произвел вовремя выплату по своим обязательствам, переведя деньги за рубеж.

Когда после взрыва на автостоянке "Логоваза" имя Березовского замелькало на первых страницах газет, и даже Ельцин был вынужден заявить о криминальном беспределе в России, "Мосторгбанк" в конце концов заплатил "Логовазу" (с процентами).

Гангстерская война продолжалась. Ранним вечером 13 сентября 1993 года на Тверской улице в Москве прозвучал мощный взрыв. Полиция обнаружила, что шестисотый "Мерседес" был уничтожен бомбой с дистанционным управлением, которая была прикреплена к днищу автомобиля. Из-под обломков машины извлекли обугленное тело. Это был Сильвестр.

Березовский, к тому времени вернувшийся в Москву из Швейцарии, непродолжительное время находился под подозрением. Однако у Сильвестра было много врагов, и дело так и не было раскрыто. С его смертью бандитские нападения на "Логоваз" прекратились.