Взятка изъятым аппендиксом

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Взятка изъятым аппендиксом

Сотрудников центрального аппарата СКР во главе с Олегом Пипченковым, расследовавших рейдерские захваты в Петербурге, отстранили для проверки

Оригинал этого материала
© "Коммерсант", origindate::17.05.2011, Антирейдерская бригада попала под проверку

Владислав Литовченко

Председатель следственного комитета (СК) РФ Александр Бастрыкин отстранил от исполнения должностных обязанностей руководителя бригады по расследованию рейдерских захватов в Санкт-Петербурге Олега Пипченкова и одного из входящих в нее следователей Николая Буева. Поводом для этого стала доследственная проверка, которую СКР организовал после появления в СМИ сообщений о нарушениях, допущенных следователями.

В производстве следственной бригады СКР Олега Пипченкова находятся практически все громкие дела о рейдерских захватах крупных петербургских предприятий. В частности, именно она довела до колонии лидера тамбовского преступного сообщества Владимира Барсукова (Кумарина), которому за захваты Куйбышевский райсуд Санкт-Петербурга на выездном заседании в Москве назначил 14 лет — потом Верховный суд скостил ему 2,5 года.

В последнее время бригада Олега Пипченкова разбиралась в рейдерских захватах Мебельного торгового дома и Фрунзенского плодоовощного комбината, в причастности к которым обвинялся бывший замначальника УБОПа Санкт-Петербурга Владимир Сыч, а также расследовала хищения акций одного из крупнейших оборонных предприятий города ОАО "Машиностроительный завод "Арсенал"".

["Московские новости", origindate::17.05.2011, "Негодная сделка": По версии следствия, председатель совета директоров МЗА и совладелец ООО «Арсенал-финанс» Михаил Сапего, гендиректор этой же фирмы Виталий Меньчик и гендиректор ООО «Юридическая фирма «Бизнес-партнер» Олег Риферт провели серию незаконных сделок по отчуждению имущества предприятия. В итоге находившиеся изначально на балансе МЗА 6 га земли, 7 тыс кв. м складских помещений, 3 км подъездных железнодорожных путей, весь транспорт и часть оборудования были переоформлены на ЗАО «Арсенал-недвижимость», владельцем которого является компания Arsenal Group Ltd (Мальта), принадлежащая Сапего.
Все трое подозреваемых сначала скрылись от следствия, но были задержаны осенью 2010 года. Риферт и Меньчик признали вину и, по данным следствия, дали показания против Сапего, заявив, что именно он подбил их на участие в афере. В итоге оба заключили досудебное соглашение, в силу чего материалы против них были выделены в отдельное производство, а когда расследование закончилось, попросили рассмотреть их дела в суде в особом порядке, без исследования доказательств, что дает обвиняемым право на снисхождение. В апреле этого года Калининский суд Петербурга приговорил Виталия Меньчика к четырем годам условно, а 10 мая в том же суде началось слушание дела Риферта. — Врезка К.ру]

О каких конкретных нарушениях, допущенных членами бригады, идет речь, представители СКР предпочитают не уточнять. Как сообщается на официальном сайте ведомства, "в рамках доследственной проверки будут тщательно изучены и проверены все факты возможных нарушений, указанных в СМИ, а также будет дана правовая оценка действиям следователей следственной бригады главного следственного управления ведомства. На период проверки отстранены от исполнения своих должностных обязанностей сотрудники следственного комитета Олег Пипченков и Николай Буев. По результатам проверки будет принято процессуальное решение".

По одной из версий, поводом для проверки стала публикация в "Новой газете", в которой сообщалось, что один из основных фигурантов дела о хищении акций ОАО "Машиностроительный завод "Арсенал"" Олег Риферт якобы оплатил счета следователя Николая Буева за лечение в частной клинике Санкт-Петербурга. Причем операция по удалению аппендицита у следователя была оплачена банковской картой обвиняемого уже после того, как господин Риферт заключил со следствием досудебное соглашение, в котором признавал себя виновным в мошенничестве и давал показания против председателя совета директоров завода Михаила Сапего.

Во время слушаний в Калининском райсуде Олег Риферт отказался от досудебного соглашения. При этом он заявил "Ъ", что его фактически вынудили заключить соглашение, угрожая в противном случае оставить в СИЗО. "Хуже тюрьмы только смерть",— заявил "Ъ" господин Риферт.

Следственная бригада работала в Петербурге достаточно автономно и местных коллег в известность о своих действиях не ставила. Вместе с тем методы работы "варягов" не раз становились поводом для локальных скандалов. Например, в декабре 2010 года сразу десять адвокатов Адвокатской палаты Санкт-Петербурга, которые представляли интересы обвиняемых и подсудимых по расследуемым московской бригадой рейдерским делам подготовили и подписали обращение к президенту РФ Дмитрию Медведеву. В этом письме юристы жаловались на многочисленные нарушения, допускаемые представителями следственной бригады, и просили господина Медведева провести проверку по их обращению. […]

[Фонтанка.Ру, origindate::06.12.2010, "15 адвокатов на один СКП": 6 декабря группа из пятнадцати адвокатов адвокатской палаты Санкт-Петербурга направила президенту Дмитрию Медведеву обращение, в котором просит разобраться с деятельностью выездной бригады СКП. На созванной пресс-конференции свое решение они назвали «криком души» и объяснили тем, что использовали все правовые методы борьбы с беззаконием. […]
Нарушения в ходе предварительного следствия, о которых адвокаты не раз сообщали в надзорные ведомства, можно сгруппировать в четыре категории:
1. Понуждение свидетелей к даче ложных показаний: Как уверяют защитники, следствие обещает задержанным условные сроки, чтобы получить показания либо на руководство правоохранительных органов Петербурга (с которым у СКП давний конфликт), либо на лидеров преступных групп. При этом в присутствии адвокатов следователи не раз заявляли, что суды города «заточены под нас». И примут любое нужное СКП решение.
2. Фальсификация доказательств: В частности, как рассказали адвокаты, из материалов дел нередко таинственным образов пропадают протоколы, либо в протоколах появляются куски, которых там ранее не было.
3. Злоупотребление должностными полномочиями, которые, по версии адвокатов, связаны с заключением с рядом фигурантов так называемой «сделки с правосудием»: «Из десяти дел в 6-7 делах свидетелями является одна и также группа — Шенгелия, Панов, Рожков, которые «либо проходили мимо, либо им с чего-то обвиняемые стали рассказывать, что решили совершить преступления».
4. Искусственное разделение одного дела на несколько, что мешает судам оценить достоверность собранных доказательств. — Врезка К.ру]

При этом источники 'Ъ" в СКР заявили, что все претензии к следователям будут рассмотрены во время проверки. "Если факты подтвердятся, то их скрывать или замалчивать никто не будет",— отметил источник "Ъ".


***

Обвиняемый в мошенничестве Риферт оплатил лечение следователя

Николай Буев вернул Риферту часть денег, заняв их у другого фигуранта, также проходившего по одному из уголовных дел, связанных с "Арсеналом"

Оригинал этого материала
© "Новая газета", origindate::16.05.2011, Был вынужден носить следователя на руках

Вероника Азарова

В Калининском федеральном суде Санкт-Петербурга при рассмотрении очередного «рейдерского» дела произошло неожиданное событие. Обвиняемый в мошенническом хищении акций завода «Арсенал» Олег Риферт попросил рассматривать его дело в общем порядке, разорвав свою сделку со Следственным комитетом России, который в Северной столице представляет выездная следственная бригада под руководством полковника Пипченкова.

Риферт заявляет, что пошел на сотрудничество со следствием не добровольно, а под мощным давлением сотрудников СК, которые угрожали ему заключением под стражу. Загнанный в угол, он был вынужден не только дать изобличающие показания на своего бизнес-партнера, но и финансово поддерживать своего следователя Николая Буева. Обо всем этом Олег Риферт рассказал «Новой газете».

"Хуже тюрьмы только смерть"

Судебные заседания не обещали больших сюрпризов. Процессы шли по накатанной колее — фигуранты уголовных дел, заключившие «сделку со следствием» и давшие показания на тех, кто от этой сделки отказался, получали условные сроки. Суд охотно использовал новый правовой механизм досудебного соглашения, не считая необходимым перепроверять в судебном следствии показания свидетелей обвинения, что позволяет выносить обвинительные приговоры без исследования доказательств по делу, исключительно в том объеме, который вменяет следствие. После вступления такого приговора в законную силу он становится так называемым преюдициальным актом, в котором суждения следователей воспринимаются и принимаются в других судебных заседаниях как доподлинно установленные.

В Петербурге в настоящее время идут несколько процессов по громким «рейдерским» делам, в которых широко практикуются «сделки с правосудием». Все обвинения, как правило, строятся на изобличающих показаниях фигурантов, заключивших подобные сделки. И генеральный директор ООО «Юридическая фирма «Бизнес-партнер» Олег Риферт пошел на сотрудничество со следствием, после того как провел в следственном изоляторе восемь дней. Этого срока оказалось достаточным, чтобы сделать свой выбор.

— Хуже тюрьмы только смерть, — считает он. — Играя на моем заключении, следствие вынудило меня заключить досудебное соглашение.

Риферту инкриминировали мошенническое хищение 16-процентного пакета акций завода «Арсенал». Обвинительное заключение было утверждено заместителем генпрокурора РФ Виктором Гринем. Это громкое дело расследуется с марта 2009 года, когда Следственный комитет России возбудил его по факту хищения пакета акций машиностроительного завода «Арсенал» — одного из крупнейших оборонных предприятий страны.

В рамках этого дела кроме Олега Риферта были задержаны генеральный директор ООО «Арсенал-Финанс» Виталий Меньчик и председатель совета директоров завода «Арсенал» Михаил Сапего. […]

И для Меньчика, и для Риферта сделка с правосудием была, по сути, платой за свободу и гарантированное в будущем мягкое наказание. И до определенного момента механизм «досудебного соглашения» работал без сбоев. Так, судебное рассмотрение дела Виталия Меньчика заняло всего два дня. В конце апреля Калининский федеральный суд признал его виновным в мошенничестве и приговорил к четырем годам условного лишения свободы. Казалось, что по тому же сценарию пройдет и рассмотрение дела Олега Риферта. Но случилось то, чего в Следственном комитете, видимо, ожидали меньше всего. Подсудимый неожиданно вышел из-под контроля, кардинально изменив свою позицию.

— Следствие оказывало на меня колоссальное давление, вынуждая заключить досудебное соглашение, — объясняет Олег Риферт. — Сейчас, когда дело передано в суд, я надеюсь, что все будет происходить по закону.

Разрыв досудебного соглашения поставил в тупик и Калининский суд, который был вынужден поднять вопрос о проведении предварительных слушаний, на которых будет решаться вопрос о возвращении уголовного дела в Генпрокуратуру РФ. Ведь теперь исчезло само основание, по которому дело Риферта было выделено из общего дела завода «Арсенал».

"Звонок другу"

Стиль отношений, сложившийся у следователей «антирейдерской бригады» (вот уже несколько лет работающей в Петербурге) с некоторыми фигурантами уголовных дел, сложно назвать «официально-процессуальным». «Новая» уже писала о том, как добываются показания у свидетелей и обвиняемых. Как по надуманным причинам производятся аресты и на показаниях сговорчивых граждан строится доказательная база. Но даже в этой обстановке история Риферта смотрится чистым сюрреализмом. Находившийся под следствием бизнесмен, чтобы избежать тюремного заключения, был вынужден не только заключить сделку с правосудием, но и решать личные проблемы своего следователя Николая Буева. Например, оплатил его лечение в одной из частных медицинских клиник Петербурга в марте прошлого года. О чем сам Риферт и поведал «Новой».

— Я в это время знакомился с материалами своего уголовного дела. На прочтение 30 томов мне было выделено всего три дня. Я сказал следователям Буеву и Мурвалову (Александр Мурвалов, следователь ГСУ СК РФ. — В. А.), что не успею ознакомиться с делом, но мне пригрозили, что если я к определенной дате не подпишу ознакомление с материалами, то меня вызовут в Москву, отвезут в Басманный суд и арестуют.

Я так перенервничал, что попал в больницу, крупный питерский медицинский центр. Буев меня там навещал, требуя как можно скорее подписать документы. А через несколько дней он позвонил мне и сказал, что ему самому очень плохо — не может ни разогнуться, ни встать, ни сесть… Первое, что я ему посоветовал: вызвать «скорую помощь». Но он сказал, что «скорая» увезет его в коридоры дешевых больниц, а он хочет достойной медицинской помощи. Меня эта просьба, без преувеличения, шокировала.

Далее Риферт советовал Буеву обратиться за помощью к своим коллегам — следователю Мурвалову или руководителю бригады Пипченкову.

— Но Буев, посмеявшись, несмотря на боли, сообщил лишь, что Мурвалов в курсе и сказал звонить мне. Ну что мне оставалось делать? Я позвонил своему знакомому доктору и попросил его связаться с Буевым, чтобы понять, какая помощь ему нужна. Доктор вскоре мне перезвонил и сказал, что у следователя на 99 процентов аппендицит, его нужно срочно госпитализировать. Я позвонил Буеву и сказал, что он может обратиться в медицинский центр «Согаз», расположенный в центре города. Но тот неожиданно заявил, что добраться до клиники самостоятельно не может. Спросил меня, не мог бы я за ним приехать и его туда отвезти? Я поехал за Буевым и буквально на руках донес его до своей машины.

Эту душераздирающую картину наблюдал водитель Олега Риферта, который и отвез следователя в медцентр. Обвиняемый сам буквально передал больного врачам с рук на руки.

— По словам врача, еще немного — и действительно все закончилось бы очень плохо, — говорит Олег Риферт, который фактически спас жизнь молодому следователю. Но слов благодарности от него так и не дождался. — Буев напоследок сказал мне две вещи. Первое: он надеется, что я тут разберусь со всеми ситуациями, связанными с оплатой. Второе: мне надо срочно подписать ознакомление с моим уголовным делом, иначе меня арестуют.

Как рассказывает Риферт, на немедленном подписании документов особенно настаивал Мурвалов. Вскоре подключился и оклемавшийся после операции Николай Буев, настоятельно требовавший поторопиться.

— Я ознакомился всего лишь с семью томами уголовного дела, а он меня заставлял подписать, что я ознакомился с тридцатью. Мурвалов сразу же позвонил в Басманный суд, узнал, кто из судей дежурит 10 марта. Заявил мне прямо, что, если не решим вопрос, меня арестуют.

Взятка изъятым аппендицитом

При выписке следователя из медцентра он опять позвонил своему «добровольному спонсору» и попросил забрать его из больницы. Риферт еще уточнил у Мурвалова: что, никто больше не может съездить в клинику забрать Буева? Ответ последовал обескураживающий в своей откровенности: «Нет. Раз уж вы за всё отвечаете, то езжайте и решайте там все вопросы».

Под «вопросами» имелась в виду не только транспортировка хворого Буева с больничной койки в гостиничную. Речь шла и об оплате. Риферт полностью рассчитался за лечение Буева (в распоряжении «Новой газеты» есть копии чеков из медцентра, оплаченные с кредитной карты Риферта).

— Сначала я заплатил 54 тысячи рублей, а после выписки Буева — еще 24 тысячи.

Позднее Риферт все-таки набрался смелости, попросил Буева отдать деньги, потраченные на лечение, но тот отдал только часть — 24 тысячи рублей. По словам Риферта, следователь якобы занял эти деньги у другого фигуранта, также проходившего по одному из уголовных дел, связанных с «Арсеналом». Тот охотно «поделился» со следователем.

Как назвать такие «займы»? Что касается следователя, то он вел себя, мягко говоря, легкомысленно, видимо, считая их нормой. Понимал ли подсудимый, что финансирование лечения должностного лица может расцениваться как взятка? Он объяснил нам свой поступок так:

— В тот момент об этом даже некогда было подумать. Ситуация была такова, что по-другому поступить я не мог. Мне позвонил следователь, который ведет мое дело. Без всяких намеков, а совершенно конкретно сказал, что я должен определить его в хорошую больницу и оплатить все эти манипуляции. Руководитель бригады Мурвалов также, будучи абсолютно в курсе, сказал, что я должен решить все эти вопросы.

Закон о сделке с правосудием для нашей страны внове. Пока, как видим, текущая практика совсем не похожа на замыслы законодателей. Все упирается в людей. Насколько нам известно, СКП решился на служебную проверку этого героического эпизода. Мы сообщим читателям о результатах.