Взятка унижает человека тем больше, чем она меньше

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

origindate::14.05.2004

Чиновник МЭРТ "подарил" $5 млрд. западным бизнесменам

Взятка унижает человека тем больше, чем она меньше
("Русское радио")

Валерий Абрикосов

Глава департамента тарифного регулирования Минэкономразвития РФ Андрей Константинович Кушниренко

Любовь россиян к взяткам - это такая же национальная черта, как пристрастие к рыбалке или охоте. Без взяток не обходится ни одно мало-мальски важное мероприятие. Берут все: постовой ГАИ на дороге, паспортистка, налоговый инспектор и даже директор детского сада. Правда, большинство людей относит подобные случаи к разряду социальной помощи.

Другое дело - высокие государственные чиновники. Ситуация, сложившаяся сегодня во многих органах государственного управления давно перешла рамки допустимого. В угоду личным интересам принимаются решения, от которых зависит жизнь миллионов людей. Подобные поступки порой приводят большинство соотечественников к той черте, за которой жизнь невозможна.

Дифференциация населения в достаточно успешном 2003 году оказалась даже выше, чем в 2002 г. По данным Госкомстата, в 2003 г. на 10 % самых богатых людей приходилось 29,5 % всех доходов (в 2002 г.-29,3 %), а на долю 10 % наименее обеспеченных - 2,1 % (цифра не изменилась с 2002 г.).

Доходы 10 % самых богатых граждан страны были в 14,3 раза больше доходов 10 % наименее обеспеченных. По мнению вице-президента РСПП по социальной политике Евгения Гонтмахера, реальная ситуация еще печальнее, чем рисует официальная статистика. "По моей оценке, доходы богатых выше доходов бедных в 30 раз", - говорит Гонтмахер. "Пока у нас компрадорско-колониальный тип экономики, дифференциация не уменьшится, - прогнозирует Гонтмахер. - Изменения могут наступить только после того, как произойдет реальный рост и модернизация экономики". На его взгляд, это случится не раньше, чем через 10-15 лет.

Сегодня основные отрасли экономики страны находятся под гнетом чиновничьего произвола. Вопрос о коррупции во власти приобрел такие масштабы и такую остроту, что взбунтовался даже крупный бизнес. Так, лидер РСПП Аркадий Вольский в одном из прошлогодних интервью сообщил весьма любопытную деталь. Оказывается, коррупция в органах государственного управления находится на таком уровне, что уже установлены расценки на подпись высокопоставленных чинов. Самых больших денег стоит, оказывается, не сама подпись и не резолюция "Рассмотреть", а подпись с припиской "Решить положительно". По некоторым данным, подпись чиновника может стоить до 3 миллионов долларов!

Ключевым ведомством, ответственным за курс и экономическое развитие, является Министерство экономического развития и торговли - от его решений многое зависит. К примеру, именно МЭРТ должно предложить целый комплекс мер в аграрной политике, которая "подгонялась" бы под каждый регион и исходила из поддержки сельского хозяйства, роста доходов сельского населения. Но пока таких предложений нет... Село живет в условиях беспросветной бедности, поэтому не приходится удивляться, что за время между переписями населения с географической карты страны исчезло 17 тысяч деревень, т.е. почти 13 процентов всех административных образований.

Более того, действия некоторых чиновников фактически являются миной с часовым механизмом. Эта мина уже заложена под продовольственную безопасность страны в целом. Всем известно, что Россия уже давно стала страной зависимой от привозного продовольствия. Допустимый порог импорта продовольствия в страну превышен в два с лишним раза. Ежегодно на закупку продовольствия за рубежом Россия тратит около 260-280 миллиардов рублей. В прошлом году объем импорта сельскохозяйственной продукции в Россию увеличился по различным данным до 20%. В течение каждой минуты только по Минскому шоссе в Москву из-за границы завозится более 20 тонн продовольствия. И если эту нить как-то оборвать - то прилавки московских магазинов опустеют.

На поддержку отечественного сельхозпроизводителя тратится около 30 миллиардов рублей федерального бюджета. А долги российского села сегодня превышают 300 миллиардов рублей. Вместе с тем, некоторые чиновники рьяно отстаивают позицию по снижению государственной поддержки для селян. К примеру, глава департамента тарифного регулирования Минэкономразвития РФ Андрей Константинович Кушниренко мотивирует это тем, что Россия готовится вступать в ВТО, а там главное требование к нам - сократить государственную поддержку АПК.

Можно ли безоглядно идти на такое? Президент РФ Владимир Путин заявил на совещании по вопросам социально-экономического развития Уральского федерального округа, что решение о вступлении России в ВТО будет принято, только если это "пойдет на пользу экономике страны". По мнению Главы государства, "вступление в ВТО не должно ухудшить положение сельскохозяйственной отрасли России, которая крайне слабо защищена".

К сожалению, наши переговорщики занимают другую позицию. По словам Андрея Кушниренко, участвующего в переговорах о вступлении в ВТО, Россия готова снизить размер государственной поддержки сельского хозяйства до 10 млрд. рублей. А ведь в начале переговоров, в 1995 году, наша страна выносила на обсуждение цифру в 90 млрд. Но уже к 2003 году она сократилась до 16 млрд. рублей. А теперь и вовсе составляет лишь 10 млрд.

Однако даже эти цифры вызывают скептическое отношение у г-на Кушниренко: у него все одно и тоже: мы не получим одобрения стран - участниц ВТО. Практически Андрей Константинович требует от России еще больших уступок.

Однако, куда же больше? Куда еще дальше сдаваться, если и сейчас Россия по уровню господдержки АПК находится на 151-м месте в мире? Стоит ли при этом удивляться нищете селян. Сегодня сельское население страны составляет около 40 млн. человек. В то же время здесь насчитывается 25 млн. человек из 40 млн., проживающих в РФ за чертой бедности. То есть на селе живет в 3 раза больше бедных, чем в городе!

Интересам государства не отвечают многие решения, принимаемые в Минэкономразвития. Так, год назад коллегия Счетной палаты проводила проверку законности и обоснованности предоставления иностранным инвесторам льгот и преференций в 2000-2001 гг. По сведениям Счетной палаты, за эти два года иностранные инвесторы получили налоговых и таможенных льгот на $5,1 млрд. Цифра вызвала шок, так как прямые иностранные инвестиции за это же время составили $8,4 млрд. При всем том истекший год Минэкономразвития удивительно близко к сердцу принимало невзгоды нерезидентов в России.

Например, как и год, и два назад, Андрей Кушниренко активно препятствовал введению квот на мясо птицы, что, несомненно, было на руку американским аграриям. Мотив, выдвинутый г-ном Кушниренко, был по-детски прост: если мы будем возражать американцам, нам перекроют дорогу в ВТО. Стоит ли вступление в ВТО таких уступок? Эксперты отмечают, что процесс открытия рынка должен быть постепенным, контролируемым и осуществляться не в ущерб отечественным потребителям.

Тем более что именно с помощью ВТО наш заокеанский торговый "союзник" стремится ограничить конкурентоспособность целого ряда российских отраслей.

Еще более активно Кушниренко отстаивает определенные размеры квот на импорт сахара-сырца. Недавно правительственная комиссия рассмотрела механизм распределения квот на ввоз сырца, так вот на этом заседании Андрей Константинович заявил, что в том случае, если Россия станет членом ВТО, сохранить аукционный механизм распределения квот нам не удастся. Это заявление было с радостью воспринято во французской компании "Сюкден", которая является крупнейшим поставщик сырца в мире. В компании "Сюкден" говорят, что распределение квоты на сырец можно было бы сделать по "историческому принципу", а именно - определять квоту по масштабам произведенного в прошлом ввоза. Таким образом, нашим отечественным производителям сахара-сырца нечего ловить в ближайшем будущем - ведь "Сюкден" всегда будет больше ввозить, а значит - всегда будет получать самые большие квоты, поэтому для нее этот принцип может оказаться особенно выгодным. Однако, вряд ли он подойдет России.

Во-первых, сахар считается "стратегическим" товаром и собственное производство объявлено гарантом продовольственной безопасности. Кроме того, немаловажен и социальный аспект - в ряде регионов в свекловодческой отрасли заняты десятки тысяч людей. Отметим, что посевные площади под сахарной свеклой в 2003 году были увеличены на 12%. Благодаря этому, как полагают эксперты министерства сельского хозяйства США, производство свекловичного сахара в России в нынешнем сезоне может достигнуть 1,7 млн. тонн - максимального уровня за последние пять лет. Вероятно, наши заокеанские "доброжелатели" так сильно не хотят усиления России на сахарном рынке, что для того чтобы не допустить прорыва в этой отрасли ангажируют чиновников самого высокого ранга.

Становится понятным и другое - откуда у чиновников, поступающих подобно Кушниренко появляются шикарные загородные особняки. У того же Андрея Константиновича прекрасный дом, стоимостью под миллион долларов как раз на Минском шоссе. Как раз по которому и завозится в Россию 20 тонн продовольствия в минуту. И дети у г-на Кушниренко получают образование ни где-нибудь, а за границей. Вряд ли скромный российский чиновник, получающий (даже после недавнего повышения) зарплату в несколько десятков тысяч рублей смог бы позволить себе подобные траты без хорошего "подогрева" из-за рубежа.

Политика дискриминации собственной экономики, проводимая некоторыми чиновниками уже дала свой результат: общая задолженность сельских товаропроизводителей перед федеральным бюджетом и внебюджетными фондами давно превысила 350 млрд. рублей. Это больше, чем выручка села от продажи всей продукции, производимой за год. Причем более 170 млрд. рублей из этой астрономической цифры приходится на просроченные долги.

Только за прошлый, "рекордный" для аграрного сектора год задолженность увеличилась на 60 млрд. рублей, тогда как прибыль сельхозпредприятий составила лишь 11 млрд. рублей. То есть даже если заморозить долги крестьян, они 50 лет должны работать на их погашение!

Если продолжить, то мы с легкостью перечислим весь продуктовый ряд и найдем еще массу пикантных подробностей. Конечно, сладкая жизнь - это всегда дорого. Причем как в переносном, так и в самом прямом смысле: вся деятельность Андрея Константиновича вызывает массу вопросов. Почему в ситуациях, когда чиновник ключевого ведомства должен отстаивать интересы государства, у него всегда главенствуют интересы свободного рынка и ВТО? Почему то и дело под прикрытием идеи либеральности решаются вопросы, в которых, не скрываясь, маячат интересы транснациональных корпораций? Не слишком ли много совпадений?

Неужели та легкость, с которой Минэкономразвития закрывает глаза на казалось бы, очевидные вопросы, свидетельствует не только о мощных ресурсах западных корпораций, но и о том, что данное ведомство не готово предложить бизнесу и обществу внятную концепцию регулирования реального сектора экономики. Получается, что есть стихийно складывающаяся сумма решений конкретных чиновников, легко ангажируемых интересами импортеров и экспортеров. Концепции, к сожалению, нет. Как нет и четко сформулированной промышленной политики. Получается, что есть только ведомство торговли, где, как и в любом торговом заведение вопросы решаются "чисто конкретно", сообразно финансовым возможностям заинтересованных лиц.

Ровно год назад Мосгорсуд приговорил бывшего руководителя Департамента экономики агропромышленного комплекса МЭРТ Анатолия Лифанчикова и его заместителя Владимира Корнеева к 8,5 и 7 годам лишения свободы условно за получение взятки в крупном размере. Может Прокуратуре имеет смысл повнимательней рассмотреть деятельность очередного "значимого" сотрудника? Похоже, в МЭРТ весьма легкомысленно относятся к истории годичной давности...