Виктор Бут перешел от защиты к обвинениям

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Вместо экстрадиции от суда потребовали обсудить законность самого его ареста

1223886059-0.jpg Уголовный суд Таиланда вчера должен был рассмотреть дело об экстрадиции в США российского гражданина Виктора Бута, который обвиняется американскими властями в торговле оружием. Решение по делу принято не было, так как защита подсудимого подала встречный иск о его незаконном задержании. Если это обвинение удастся доказать, то подсудимый избежит экстрадиции. Между тем с каждым новым заседанием дело, зарегистрированное в тайском суде как «Соединенные Штаты Америки против Виктора Бута», становится все более политическим. С подробностями из зала суда специальный корреспондент «Ъ» ОЛЬГА АЛЛЕНОВА.

Старые кроссовки как первая победа

Подсудимого Бута привезли в суд в автозаке вместе с двумя десятками других заключенных. Все они были одеты в рубашки и шорты цвета красного кирпича и закованы в кандалы. От остальных подсудимых российского гражданина отличало только то, что он был обут в старенькие кроссовки. «Это заслуга российского консула в Таиланде,— сказала мне жена подсудимого Алла Бут.— Он направил несколько писем в тюрьму, чтобы Виктора не водили на суд босиком». Сам консул Андрей Дворников, приехавший в суд, скромно пояснил, что заслуга это не столько его, сколько самого Виктора Бута: «Он заявил на прошлом заседании суда, что больше не будет являться в суд, если ему не выдадут обувь. Прошлое заседание продолжалось 12 часов, в зале работал кондиционер, пол бетонный, и подсудимый мог заболеть».

Российское консульство в полном составе принимает участие в заседаниях суда. Это частично подтверждает то, что российские власти всерьез обеспокоены судьбой Виктора Бута.

Один из друзей подсудимого Юрий убеждает меня, что еще 26 августа Совбез России принял постановление «не допустить экстрадиции Виктора Бута». «Возможно, оно для внутреннего пользования, но об этом знает и Виктор, и его адвокаты»,— утверждает Юрий.

Я спрашиваю Юрия, почему Совбез России так беспокоит судьба Виктора Бута. Юрий отвечает, что это дело «страшно прецедентное»: «Вы же понимаете, что если Виктора выдадут, то власти США смогут потребовать выдачи любого российского военнослужащего, поехавшего с семьей отдыхать в Турцию или Таиланд, если он, к примеру, участвовал в операции в Южной Осетии». Такого же мнения придерживается и московский адвокат Виктора Бута Виктор Буробин, заявивший мне: «Если Бута выдадут, то и Путин, и любой другой российский политик должны остерегаться ездить за рубеж, имея за спиной Южную Осетию. Так что, сегодня Бут — а завтра кто-то другой».

Возможно, именно для того чтобы повлиять на исход процесса, в Таиланд приехал молодой представитель Госдумы от ЛДПР Сергей Иванов. Он должен был дать показания и представить суду «российскую версию» ареста Виктора Бута. На вопрос, почему не приехали более известные депутаты, учитывая интерес Госдумы к этому делу, друг Виктора Юрий ответил: «Теперь в Таиланд ездить опасно, особенно депутатам».

Кроме сотрудников консульства, жены господина Бута и его друзей в зале суда находились представители американской стороны — два сотрудника Агентства по борьбе с наркотиками (АБН). Судя по обвинительному заключению, агенты АБН под видом членов колумбийской группировки FARC проводили переговоры с Виктором Бутом о покупке крупной партии ПЗРК и назначили ему место встречи для заключения сделки в Таиланде. Правда, ни самих секретных агентов, участвовавших в операции, но проходящих в деле под вымышленными именами, ни руководителя операции спецагента АБН Роберта Захариасиевича, подготовившего обвинительное заключение против господина Бута, в зале не было.

«Почему я должен доказывать свою невиновность?»

Когда к залу суда подвели подсудимого, он громко сказал журналистам, выстроившимся перед входом, что, арестовав его без ордера, американцы нарушили суверенитет королевства Таиланд. «На прошлом заседании представителя США попросили предоставить доказательства моей вины,— заявил подсудимый.— Но он сказал, что доказательства засекречены и находятся в Нью-Йорке, и мне их предъявят, когда меня туда отконвоируют. Это значит, что американцы ни во что не ставят тайский суд». В это время господина Бута подвели к дверям зала, куда вход с телекамерами запрещен. Однако он еще не все сказал и, упираясь, остановил сопровождавших его конвоиров. Пока шла эта, едва заметная борьба между подсудимым и конвоирами, господин Бут сказал, что тайцы должны понять, является ли их государство правовым или «это американская мышеловка, в которой любого человека можно арестовать только по письму из посольства». После чего предостерег своих сограждан от поездок в Таиланд, чтобы «избежать отпуска в наручниках».

— Вы не боитесь, что настроите такими заявлениями тайские власти против себя? — спросила я его уже в зале.

— Не боюсь, я имею на это право. Я уже шесть месяцев сижу в тайской тюрьме без доказательств моей вины.

— Вам известно, почему ваше дело тянется так долго?

— Потому что тайцы хотят и с Россией дружить, и с американцами не ссориться. Именно поэтому затягивают дело.

О том, что решение по экстрадиции на этом заседании принято не будет, стало ясно сразу после его начала. Судья сообщил, что встречный иск подсудимого на его незаконное задержание и заключение под стражу выделен в отдельное производство и не может быть рассмотрен вместе с делом об экстрадиции. По тайским законам подсудимый не может быть экстрадирован в другую страну, если в отношении него нарушена ст. 90 местного УПК, к которой и апеллирует господин Бут.

— Однако доказать незаконность действий правоохранительных органов в отношении господина Бута должен сам подсудимый,— заявил судья.— А так как свидетелей защита нам не представила, это дело будет перенесено на другой срок.

Это решение вызвало негодование у подсудимого. «Почему я должен доказывать свою невиновность? — возмущался господин Бут.— У вас что, нет презумпции невиновности? Это прокурор должен доказать законность моего задержания, а не я — его незаконность! Так написано вот в этой 90-й статье!» — и подсудимый, взяв из рук адвоката УПК Таиланда, открыл нужную страницу и показал параграф статьи, продемонстрировав еще и прекрасное знание местного законодательства.

После долгих переговоров подсудимому пришлось смириться с решением судьи, который посоветовал защите подготовить к следующему заседанию свидетелей. На что адвокат ответил: «Наш свидетель, который должен был выступить сегодня, неожиданно исчез. Сегодня мы узнали, что он выехал в США на учебу». «Американцы просто убрали его отсюда, чтобы он не развалил им дело,— объяснила мне потом Алла Бут.— Это полицейский, который был свидетелем задержания Виктора. В нем тайская полиция не принимала участия, они просто стояли и смотрели, как американцы схватили Виктора, не имея даже ордера на его арест. Ордер был выписан только через несколько часов после его задержания».

Чтобы не терять время в ожидании решения по делу о нарушении 90-й статьи, суд постановил проводить оба процесса параллельно, назначив заседания по иску Виктора Бута на 4 и 8 ноября, а принятие окончательного решения по его экстрадиции — на конец декабря.

«Разве ООН судебный орган, чтобы предъявлять обвинения?»

По большому счету в деле об экстрадиции оставалось заслушать только сторону защиты, так как на предыдущем заседании выступал представитель обвинения — спецагент Роберт Захариасиевич. Учитывая, что один из свидетелей, депутат Госдумы Иванов прибыл из Москвы специально на это заседание, суд решил его выслушать.

Пока господин Иванов сообщал суду свои персональные данные, сидевший рядом со мной друг Виктора Бута Юрий рассказал, что защита хочет доказать суду, что это дело — политическое.

— Я уверен, что все дело в том, что между Россией и Таиландом стали налаживаться отношения и американцы поняли, что их отсюда вытесняют,— уверенно сказал мой собеседник, посматривая на Виктора Бута, который его тоже слушал.— Полтора года назад королева Таиланда Сирикит встречалась с Владимиром Путиным, он тогда сказал об усилении военно-технического сотрудничества России с Таиландом. Речь шла о том, что Россия будет поставлять Таиланду подводные лодки. В этом году на своем дне рождения 12 августа королева Таиланда очень много говорила о важности укреплений отношений с Россией. Потом, если помните, Госдума как раз приняла постановление о защите Бута, а потом в Таиланд прилетел Буш, и с ним не встретились ни король, ни королева, ни кронпринц. Неудивительно, что американцы очень захотели испортить российско-тайские отношения, и арестом Бута они этого добились.

Об этом же говорил и депутат Иванов.

— Я считаю, что данный арест является политическим и провокацией,— заявил он.— Политическим, потому что тем самым создаются препятствия для развития отношений между Россией и Таиландом, а провокационным, потому что в России негативно воспримут тот факт, что дружественная нам страна выдала российского гражданина недружественной стране, в которой он ни разу не был, и без веских доказательств его вины.

Депутат напомнил о том, что 17 сентября российский парламент принял обращение к президенту и председателю правительства РФ с просьбой «принять меры по оказанию помощи Виктору Буту».

— Какой будет реакция российских властей в случае, если подсудимого экстрадируют в США? — спросил свидетеля адвокат господина Бута.

Россия негативно оценит этот шаг,— уверенно ответил депутат.— И я считаю, что это существенно осложнит наши отношения, оказание экономической и другой помощи Таиланду, поскольку это будет явно недружественный шаг.

Правда, депутат при этом не объяснил, какую экономическую помощь Таиланду оказывает Россия.

— Сейчас речь идет о высылке из вашей страны человека, который вашей стране ничего не сделал, а в той стране, которая его обвиняет, его вина не доказана,— добавил депутат.

Потом к допросу свидетеля приступил прокурор. Он спросил, знаком ли с Виктором Бутом Владимир Жириновский, и, получив ответ, что лично не знаком, задал другой вопрос:

— Вы сказали нам, что Бут приехал в Таиланд по вопросам авиаперевозок и строительства. Что это за перевозки?

— Я не знаю в деталях, знаю только, что он хотел заниматься здесь строительством и авиаперевозками. Когда я встретил его в Москве перед его отъездом в Таиланд, я сказал ему, что это перспективное место, потому что у России с Таиландом устанавливаются прочные отношения.

— Знаете ли вы, что господину Буту ООН предъявила обвинение в том, что он торгует оружием?

— Я не знал, но разве ООН судебный орган, чтобы предъявлять обвинения?

— Вы знаете, что FARC это террористическая организация?

— Насколько я знаю, это леворадикальная партия, которая не признана в мире как террористическая.

— Она признана террористической только в Штатах,— подсказал Юрий, но свидетель его не услышал.

— Если вы узнаете, что господин Бут связан с организацией FARC, что он совершил преступление и экстрадирован в Америку, вы будете по-прежнему защищать его? — спросил обвинитель.

— Российских граждан мы будем защищать всегда,— ответил депутат, немного подумав.— Но сначала представьте доказательства, что он виновен, а потом задавайте мне такие вопросы.

И депутат вспомнил Югославию в виде «примера из истории, когда принадлежность к одной партии была благом, а потом за это стали сажать в тюрьму». «Это я к тому, если FARC вдруг признают террористической организацией»,— добавил свидетель Иванов.

На всякий случай прокурор уточнил у депутата, свою ли личную позицию тот выражает в суде или позицию Госдумы. Свидетель не очень уверенно ответил, что личную. Впрочем, все понимали, что изложенный господином Ивановым взгляд на мир свойственен российским властям вообще, просто депутат не отважился подписать под собой всю Госдуму.

Оригинал материала

/ >»Коммерсант» от origindate::13.10.08