Виноваты "околовластные манипуляторы"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Интервью Евгения Адамова "МН": "уголовное дело против меня было сфабриковано в мае Генпрокуратурой лишь для того, чтобы воспрепятствовать моей экстрадиции в США"

1147416383-0.jpg 31 декабря прошлого года в СИЗО «Матросская Тишина» находится глава Минатома в 1998-2001 годах Евгений Адамов, которого Генпрокуратура РФ обвиняет в мошенничестве в крупном размере, злоупотреблении властью и превышении должностных полномочий. Как известно, уголовное дело против г-на Адамова было возбуждено Генпрокуратурой в мае 2005 года, когда экс-министр уже находился под стражей в Швейцарии по запросу властей США, которые инкриминировали ему хищение 9 миллионов долларов, выделенных на обеспечение безопасности российских АЭС. Суд швейцарского кантона Цуг принял решение выдать Евгения Адамова не США, а России. Адамов прибыл в Москву под самый Новый год чартерным рейсом за свой счет и был вновь арестован. 5 апреля Басманный суд продлил содержание Евгения Адамова под стражей как минимум до 8 июня.

«Московским новостям» удалось получить от Евгения Адамова ответы на некоторые вопросы, касающиеся его дела.

- Как вы относитесь к решению Басманного суда продлить ваше содержание под стражей?

- Суд предполагает сравнение как утверждений, так и доказательств, представленных обвинением и защитой. Голословное утверждение обвинения, что я могу скрыться, смехотворно. Цена ему такая же, как и утверждениям в середине мая 2005 года, что я уже скрылся. Хотя весь мир знал, что со 2 мая по требованию США я находился в тюрьме Берна, Генпрокуратура 13 мая обратилась в Басманный суд с требованием объявить меня в розыск. Судья Вера Пильганова тоже сделала вид, что газет не читает, TV не смотрит. И одновременно Генпрокуратура вела переписку с Минюстом Швейцарии по поводу моей экстрадиции из этой страны. В мае 2005 года это еще можно было объяснить стремлением воспрепятствовать намерениям США добиться моей выдачи.

Хорошо известно, что в Россию я вернулся не благодаря, а вопреки усилиям тех, кто надеялся, что я скроюсь за рубежом. И заплатил я за это не только стоимостью чартера, о котором так любят сейчас вспоминать, а 8 месяцами свободы.

Довод, что я могу воздействовать на свидетелей, предполагает, что я их по крайней мере знаю. Мне эти свидетели неизвестны. Зато хорошо известно, что преступлений, о которых идет речь в обвинении, не было, а следовательно, не может быть свидетелей того, что не было. Известно, правда, что иногда прибегают к услугам лжесвидетелей. Этих людей переубеждать бессмысленно. Их либо купили, либо запугали. Бояться они должны не меня, а ответственности за лжесвидетельство.

Фантастичен по безумию довод следователя, что я могу уничтожить собранные по делу доказательства. Это как же? Захватом Генеральной прокуратуры?

Адвокаты, в отличие от обвинения, каждую позицию аргументировали, а в случаях, предусмотренных законом, и документально подтверждали.

Судья Андрей Расновский просто переписал в постановление утверждения прокуратуры. Подкрепить их ссылками на доказательства он не мог — их у следствия не было. Доводы адвокатов судья не оспаривал, он их как бы не заметил, хотя и переписал частично в преамбуле постановления.

Таким образом, по форме суд был. По существу — не было.

- 13 апреля ваши адвокаты подали жалобу на продление срока вашего содержания под стражей в Мосгорсуд. Надеетесь ли вы, что жалоба возымеет эффект?

- Мои адвокаты уверены, что так пренебрегать требованиями закона, как это сделал Басманный суд, Мосгорсуд не будет. Я же не столь оптимистичен.

Решения подобных дел не могут не учитывать позицию руководства страны. Президента сначала убедили, что встречный запрос Генпрокуратуры о моей экстрадиции является единственным способом противостоять провокации США. Затем его обманули (не Генеральная прокуратура), утверждая, что нашли целую группу организованных преступников. Известно, что президент занял как бы позицию невмешательства в данное дело. А фактически развязал руки околовластным манипуляторам, вовсю использовавшим в своих целях прокуратуру и, как видим, самый независимый в мире Басманный суд.

- Ваш арест в Берне в мае прошлого года очень широко освещался в СМИ. После вашего возвращения в Россию 31 декабря информации о вашем деле стало гораздо меньше. С чем вы это связываете?

- В мае 2005 года СМИ наполнили не только информация, но и дезинформация. Часть ее определялась привычной безответственностью многих СМИ и характерной для некоторых авторов привычкой зарабатывать (необязательно деньги) на сенсациях. Как на коммунальных кухнях — от души посолить борщ соседу. Я вынужден был опубликовать в начале июня статьи в «Известиях». Тон серьезных СМИ резко изменился. Появилась аналитика, некоторые авторы ходили совсем рядом с правдой. Но знают ее, слава богу, пока немногие.

Информационный вакуум после моего возвращения в Россию частично связан с моей позицией. Не навредить стране. Эту позицию я и мои адвокаты занимали 3 месяца, включая и заседание суда 5 апреля.

Долго обсуждалось, стоит ли упоминать, что уголовное дело против меня было сфабриковано в мае Генпрокуратурой лишь для того, чтобы воспрепятствовать моей экстрадиции в США. Но, во-первых, для швейцарских властей это было очевидно. Достаточно прочитать решение Минюста Швейцарии от 2 октября — там об этом прямо идет речь. Во-вторых, как говорится, не мы начали, не Россия. Администрация США первой проявила вероломство, когда, узнав о моем приезде в Швейцарию, потребовала моего ареста и экстрадиции.

Понятно, что в качестве ответных действий могли казаться оправданными и встречный запрос Генпрокуратуры, и скоропалительно открытое дело. Только выполнено все было крайне топорно. Да и швейцарцам неофициально посылали недвусмысленные сигналы, чтобы они не принимали предоставленные российской стороной документы всерьез.

А вот эти сюжеты уже связаны не с интересами государства, а с вполне понятными интересами отдельных и хорошо известных лиц.

- Что это за лица?

- Я их назвал «околовластными манипуляторами». Назвать их по именам — означает раскрыть одновременно и суть их нынешней деятельности. Это уже грозит России не просто международным скандалом, но и значительным ущербом.

До суда я буду избегать действий, которые причинили бы России ущерб больший, чем уже нанесли ей те, кто об этом не заботится. Понятно, что их близость к президенту поможет обманывать не только его, скрывая истинную информацию, но и морочить головы за рубежом.

Возможно, власть сумеет преодолеть влияние манипуляторов и вернуть процесс в русло, где, сотрудничая, мы могли бы защитить интересы страны.

Валерий Дмитриев

Оригинал материала

«Московские новости» от origindate::12.05.06