Висяк Листьева (2000)

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Четыре версии убийства Листьева

Оригинал этого материала
© "Версты", №49, 2000 г., Фото: "АиФ"

Висяк Листьева

Converted 12708.jpg

Гражданская жена Листьева Альбина Назимова cтала его единственной наследницей

Убийство Влада Листьева до сих пор не раскрыто. Следствие топчется на месте. Прокуратура молчит. Между тем, по одной из версий, смерть генерального директора ОРТ — результат борьбы за контроль над денежными потоками компании. Кто стал ее фактическим хозяином — секрет Полишинеля. Из Екатеринбурга — Рина ТОЛКУН

Владимир Иванович Коротаев, бывший следователь по особо важным делам Генпрокуратуры РФ, по долгу службы был в непосредственной близости от расследования убийства Влада Листьева. Он согласился поделиться с читателями «Верст» воспоминаниями об этом расследовании.

— Следователь по особо важным делам республиканской прокуратуры Борис Уваров, занимавшийся делом Листьева, был отстранен от него. Почему?

— Сам он не раз говорил, что следствие все время тормозили, особенно те, кто на людях лил слезы по Владу.

— А конкретнее?

— Пожалуйста! Вызывает следователь Уваров бывшего секретаря ЦК КПСС Александра Яковлева, в то время одного из руководителей «Останкино» (ныне ОРТ), работавшего вместе с Листьевым. У следователя к нему масса вопросов, ведь он сразу широковещательно объявил, что убийство политическое. Следователю нужна аргументация. Яковлев отвечает через секретаря: «Приехать не могу, вам нужно — вы и приезжайте!» Приехали. В приемной его прождали два часа — безрезультатно, потом он, правда, ответил на переданный вопросник.

Дальше — Березовский. Вопросов к нему невероятное количество. Раз его вызвали, два — не является. Следователи отправляются на «ЛогоВАЗ», которым Березовский руководит. Их не пускают на территорию люди с автоматами. Наконец, после долгих переговоров, смилостивились: Березовский дал показания. А через несколько часов нахально объявил по ТВ, где он один из хозяев, что это провокация. В чем провокация? В том, что его допросили в качестве свидетеля?

— Ну он, очевидно, полагал, что эти мелочи его не касаются.

— Когда приехали с обыском, Березовский вообще сопротивление оказал. Пытался давить на следователя через вышестоящее начальство. Объяснения соизволил дать только после обращения к адвокату. Между прочим, кто не знает, свидетелю адвокат не положен...

— А ордер на обыск был?

— Конечно. Но примеры этим не исчерпываются. Финансовый директор ОРТ Патаркацешвили тоже упорно не хотел являться в прокуратуру, несмотря на неоднократные вызовы. Его секретарь снисходительно давала понять, что шеф в Кремле, занят более важными делами. Пришлось доставить приводом. Наши бонзы в самом деле уверены, что находятся вне досягаемости закона. И у них есть все основания так думать. Отношение к следствию, даже такому важному — ведь сам Ельцин проявил интерес, — более чем формальное. В группе Уварова работало 25 следователей. На всех полагалась всего одна машина, и та была в их распоряжении только в будни не более 8 часов в день.

— А генеральный прокурор, он-то почему не поддержал расследование?

— Тут вообще мрак. Обязанности генерального тогда исполнял Ильюшенко. Он настаивал, чтобы Уваров арестовал некоего подполковника ФСБ, якобы причастного к убийству Листьева, хотя тот контрразведчик никакого отношения к убийству не имел. Уваров, кстати, потом разобрался, зачем понадобился Ильюшенко этот арест. Дело в том, что служба безопасности расследовала аферы компании «Балкан Трейдинг», которую возглавлял зять первого зама Ильюшенко — Узбеков. Замешаны там были и родственники самого и.о. генпрокурора. Он, видимо, полагал, что, арестовав руками Уварова своего оппонента, получит возможность поторговаться с контрразведчиками. Уваров его не поддержал. Более того, добился аудиенции в Кремле с одним из руководителей государства и выступил в печати. Вскоре Ильюшенко арестовали.

— А Уваров получил наконец возможность работать?

— Как бы не так. Уварова тут же отправили в принудительный отпуск, не спросив даже личного заявления, а вскоре вообще отстранили от дела. Кстати, в этот же момент отправили в отпуск и генерала милиции, руководившего оперативной стороной расследования.

— Тем не менее в печати постоянно мелькала информация, что убийство вот-вот будет раскрыто.

— Погоня за сенсацией. Одна московская газета опубликовала даже заметку, где сообщила, что за убийство Листьева задержан некий Филин. Уваров публично заявил, что такого подозреваемого в деле нет и в помине. Это вызвало начальственный гнев. Буквально на следующий день начальник следственного управления заявил Уварову, что недоволен его опровержением.

Кому и зачем нужна такая «деза»?

— В тот момент президент потребовал отставки прокурора Москвы Пономарева и шефа московской милиции Панкратова. Все, естественно, стали изображать бурную деятельность. Судя по всему, крайне сильно было желание отрапортовать Ельцину, что поиск убийц идет успешно. К слову, сразу же после убийства по окружным УВД прошла команда, «чтоб завтра к концу дня все уголовные авторитеты сидели в КПЗ». Это вместо того, чтобы правильно организовать оперативную работу в среде «беловоротничковых» подозреваемых. Высокое начальство у нас привыкло работать по волюнтаристской схеме. Но отбой окружным УВД вскоре все-таки дали.

— Журналисты поначалу приняли деятельное участие в судьбе коллеги. А теперь лишь изредка вспоминают о случившейся трагедии.

— Вообще-то я за то, чтобы общество контролировало и следствие и правосудие, но гласность и контроль не должны выходить за рамки разглашения следственной информации, сокрытие которой необходимо для разоблачения и задержания убийцы. Еще в августе 1995-го один чиновник из Генпрокуратуры бабахнул: «Мы вышли на убийц Влада!» Через два дня после его откровений был обнаружен труп одного из разрабатываемых фигурантов.

— И что, за все пять лет никакого прогресса в раскрытии этого преступления?

— Почти. Был один интересный фигурант. Он сам позвонил в отделение и сообщил, что имеет информацию по одному «громкому делу». На встречу поехал оперативник. Звонивший оказался врачом-хирургом одной из преступных группировок (!) и, по его словам, другом участника убийства Листьева. Тот пришел к врачу поздно вечером с простреленной ногой и сказал: «Меня подставили. Я убил Влада Листьева».

Они ехали убивать, но не знали кого. Существует опробованная схема подобных «операций»: один из преступников остается в подъезде, другой сторожит на улице. Когда заказанная жертва попадает в поле его зрения, он по рации передает сигнал, и киллер убивает первого встречного, ему даже не надо знать кого. Так было и на этот раз. После выстрелов убийца сел в машину и сказал водителю: «Ты знаешь, кого я грохнул? Листьева!» В шоковом состоянии оба поехали на запланированную встречу с другими бандитами.

— За эти годы менялись следователи прокуратуры, а воз и ныне там...

— Не знаю, чем руководствовался Скуратов, еще в апреле 1996-го заявивший, что по делу Листьева есть подозреваемые. Прошел год, никого не арестовали. Скуратов снова заверил президента, что дело Листьева доведет до конца. Еще год миновал. Скуратов в очередной раз отрапортовал, что в деле Листьева «прогресс очевиден». И все эти годы работники ФСБ и МВД в один голос повторяли, когда мне доводилось с ними встречаться, что ни на одной версии следствие так и не остановилось. Возмущались выступлениями Скуратова, сокрушались, что их, работающих по делу, даже не приглашают в прокуратуру.

Все версии убийства Владислава Листьева

ВЕРСИЯ 1: Жертва ревности

Листьева убил в порыве ревности муж одной из многочисленных поклонниц журналиста. Действительно, в силу профессии и особенностей характера г-н Листьев женщин очень даже не чурался. Версия в работе. Муж-ревнивец не установлен.

ВЕРСИЯ 2: Любовно-финансовый треугольник

Слухи о внезапно вспыхнувшей любви между гражданской супругой Листьева Альбиной Назимовой и одним из владельцев телекомпании «ВиД» Андреем Разбашом укрепились после того, как Назимова стала единственной наследницей не только недвижимого имущества, но и листьевского пакета акций «ВиДа». «Московский комсомолец» не преминул обратить внимание на неприятный оттенок этой истории: неожиданно попадает под машину и погибает мать Листьева, а бывшая жена, чей ребенок тоже является наследником, отказывается от его доли. Разбаш, таким образом, унаследовал не только листьевский «Час пик», но и его супругу вместе с деньгами. Оэртэшники подняли скандал в защиту чести и достоинства коллеги, но версия все равно ушла в работу.

ВЕРСИЯ 3: Экономическая

Рекламная жизнь телекомпании «Останкино» протекала под протекторатом рекламного холдинга, возглавляемого Сергеем Лисовским. Напрямую телевидение получало ничтожные суммы, а холдинг, через который шли все деньги, был постоянно должен компании. Став генеральным директором, Листьев взялся преобразовать технологию получения денег с рекламодателя, т.е. оттеснить Лисовского с «хлебного места», за что и поплатился. Версия на сегодня также не закрыта.

ВЕРСИЯ 4: Во всем виноват Березовский

В ОРТ велика доля компании «ЛогоВАЗ». Естественно, среди должностных лиц, контролирующих финансовые потоки, оказалось множество людей Березовского. Листьев намеревался изменить не только кадровый состав телекомпании, но и состав совета директоров, для чего и собирался принять предложения нескольких иностранных инвесторов. Изменение соотношения сил в совете директоров означало изменение русла денежной реки. Версия в работе.